Общество

С мамой в армию

Минобороны переусердствовало с приданием Вооруженным силам нового облика

  
18

Нынешний призыв на военную службу впервые проходит по новым правилам, введенным Министерством обороны. В частности, решено, что отныне солдат будут оправлять служить, по возможности, вблизи от родительского дома. Папам с мамами разрешено контролировать работу призывных комиссий. Они могут даже участвовать в обсуждении, в какие именно войска отправлять их сына. В числе прочих послаблений — изменение распорядка дня в воинских частях, введение послеобеденного отдыха и обязательных увольнений в субботу и воскресенье, разрешение пользоваться мобильными телефонами.

Кроме того, родители могут за счет Минобороны даже проехаться в воинском эшелоне до места службы своего чада. Правда, лишь при наличии свободных мест в вагоне и только в один конец. Обратно придется добираться за свой счет.

Отправка призывников в части только началась. Но благие с виду нововведения уже вызвали протесты правозащитников. В частности, председатель Комитета солдатских матерей Екатеринбурга Марина Лебедева заявила, что категорически против сопровождения новобранцев родителями. Она заявила: «Представьте себе, едет вагон на Дальний Восток. За чем следит мать? За тем, чтобы ее мальчик Ваня был одет, обут и доехал до места назначения здоровым. А что касается других мальчиков? Я сомневаюсь, что они пойдут к неопытной в таких вещах чужой женщине жаловаться, что им не хватило хлеба или размер сапог — не тот. В частности, в особом контроле нуждается питание призывников. Я возмущена, что оно регулируется очень маленькими нормами.

Если речь идет о дальней дороге, нужно, чтобы в вагоне в полном объеме была и горячая пища, и мясо. А на деле мы имеем ситуации аналогичные недавней: наши новобранцы ехали на Дальний Восток с одной банкой паштета на двоих и хлебом, практически голодные".

По мнению Марины Лебедевой, наличие «мамочек» в эшелоне положение не исправит. Сопровождать новобранцев к месту службы, по ее словам, должны представители общественных организаций, юридически подкованные и умеющие общаться с военными. Такие, например, как члены комитетов солдатских матерей.

Редакции не удалось получить комментарий на эту тему самой Лебедевой, она в отъезде. Поэтому мы обратились к ее соратнице — сопредседателю комитета солдатских матерей Свердловской области Надежде Кордюмовой, живущей в Нижнем Тагиле.

«СП»: — Надежда Ивановна, вы тоже считаете, что разрешение матерям сопровождать своих сыновей до места службы, большой пользы не принесет?

— В том виде, в котором организовано сейчас, это абсолютно бесполезно. Ну, сядет чья-то родительница в поезд, ну, впервые в жизни доедет до воинской части. Она увидит там лишь то, что военные захотят ей показать. И вернется домой успокоенная. Откуда ей знать, что надо было обязательно заглянуть в санчасть? Да спросить, сколько солдат оттуда, допустим, за год отправили в госпиталь с больными почками? Это сказало бы ей о многом. Потому что в казармах научились так бить новобранцев именно по почкам, что синяков не остается. А инвалидом вполне можно стать.

Или откуда человеку, первый раз оказавшемуся в нашей казарме, знать, что надо обязательно проверить, как закреплены спинки на солдатских кроватях? Если снимаются без усилий — не исключено, что этими железяками регулярно лупят кого-то. И таких нюансов масса. Я 19 лет занимаюсь подобными вопросами в Комитете солдатских матерей, много езжу. Знаю, что и как спрашивать с военных. Поэтому, конечно, будет больше толка, если с эшелоном с призывниками отправится представитель нашей организации. Он и в правовом отношении подкован, и знает, чего ожидать в такой поездке.

«СП»: — Вы лично готовы были бы сегодня ехать?

— Я — нет. Потому что билет от Нижнего Тагила даже до Екатеринбурга стоит около 500 рублей. А ехать придется, допустим, на Дальний Восток или в Читу. У меня на это нет денег. Мы же общественная организация, ни копейки ни от кого не получаем. Писали письмо губернатору с просьбой оказать хоть какую-то финансовую помощь. Бесполезно. Знаю, что в Москве известная правозащитница Валентина Мельникова разослала письма на ту же тему известным российским бизнесменам. Эффект — тот же. У нас про все это любят поговорить только 23 февраля.

b>«СП»: — Как думаете, почему власть столь равнодушна к вашим проблемам?

— Потому что их лично проблемы службы в армии не касаются. Их детям она не грозит. И не только потому, что учатся и работают где-нибудь в Лондоне. Вы посмотрите на другое… Это же просто бедствие какое-то. У всех наших руководителей последних десятилетий исключительно дочери. У Брежнева, Горбачева, Ельцина, Путина, Медведева. В личном плане их проблема военной службы не касается не только в силу высокого государственного положения. Они и в молодости, когда только становились отцами, не должны были беспокоиться на эту тему.

Мы тут как-то принимали американцев. Спросили их: «У вас здорово налажена борьба с наркоманией. Как удалось?». Они честно ответили: «Все началось только тогда, когда эта беда коснулась семей некоторых губернаторов и членов сената. И деньги нашлись, и другие возможности».

«СП»: — Давайте вернемся ближе к теме. Вы верите, что попытки министра обороны Сердюкова создать «армию с человеческим лицом» принесут результат? Обязательный солдатский послеобеденный сон, служба вблизи от дома, два непременных выходных еженедельно, разрешение ходить в город в гражданской одежде — все это реально, как думаете?

— Конечно, одни благие пожелания, ничего этого в нашей армии не будет. Возьмите службу рядом с домом. Я привыкла доверять не словам, а документам. В них сказано — в России сегодня существует экстерриториальный принцип службы. Никто этого не отменял и не отменит. Потому что тогда придется дагестанцев оставлять тянуть лямку в Дагестане. Да они на другой день разбегутся с оружием!

«СП»: — Почему именно дагестанцы и непременно разбегутся?

— Потому что совершенно иначе воспитаны. В Дагестане вообще совершенно иное отношение к детям, чем в остальной России. Им в семьях все можно — кувыркаться на подушках, ходить на голове. При этом самое трепетное отношение к старшим. Но старшие-то ничего детям не запрещают! В итоге они такие… Свободолюбивые чересчур. В роте впятером соберутся и поставят ее на уши. А наши — забитые. Или как дагестанские матери относятся к проблемам своих сыновей в армии? Есть деньги, нет — на другой конец страны поедут в одних калошах.

«СП»: — Вы конкретный случай имеете в виду?

— Именно конкретный. На Урале есть закрытый город Лесной. Охраняют его внутренние войска. В части семерых дагестанцев отдали под суд за неуставные отношения, попросту говоря, — за мордобой. Так семеро матерей тут же примчались с Северного Кавказа. Мне моя коллега Марина Лебедева из Екатеринбурга, которая их встречала на вокзале, звонит: «Слушай, они же отправились в дорогу почти без денег. Голодные, одна почти босиком. Я была вынуждена с ней своей обувью делиться». А наши? Вся в шубе, в кольцах приходит к нам: у меня нет денег поехать к сыну-солдату, помогите. Чем мы поможем?

«СП»: — Хорошо, а послеобеденный сон?

— Тоже ничего не получится. Офицеры не дадут поспать солдату. Что-нибудь придумают. Например, заниматься физподготовкой лишний час.

«СП»: — А два выходных каждому солдату?

— Зачем они ему в том же Лесном? Куда идти-то? Вот если бы, как в Германии, до родительского дома можно было часа за два добраться на электричке — тогда другое дело. Но у нас не Германия. Впрочем, мы это с вами уже обсудили.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня