Общество

Экс-майор Дымовский: «Бандиты на Кубани находятся под «контролем милиции»

Ткачёв заявил, что «банды Цапка» существуют «в каждом муниципалитете»

  
151

Бандитские группировки, подобные «кущевской», существуют в каждом районе Краснодарского края, признал губернатор региона Александр Ткачёв. Он заверил, что на Кубани будет наведен порядок.

«Это преступление (убийство 12 человек в Кущевской) могло произойти в любой части края. К сожалению, в той или иной степени такие банды есть в крае в каждом муниципалитете. Где-то больше, где-то меньше, но есть», — цитирует «РИА Новости» выступление губернатора перед законодательным собранием края.

«А бандочки создавались на наших глазах», — сказал Ткачёв, по словам которого, этому потакали, в том числе, и правоохранительные органы. «Ниточки поддержки ведут и на краевой уровень. Налицо предательство интересов края», — пожаловался Ткачёв. Губернатор пообещал, что власти края «наведут порядок в доме».

Однако позже пресс-служба краевой администрации заявила «Коммерсанту», что «цитаты из выступления были вырваны из контекста и искажали смысл сказанного». Речь главы региона в «правильной» редакции разместили на официальном сайте Краснодарского края со значительными изменениями.

Сегодня следствие продолжило работу по делу об убийстве 12 человек в станице Кущевской. Правоохранительные органы начали обыски в ООО «Артекс-Агро», которым руководит Надежда Цапок — мать Сергея Цапка, подозреваемого в организации убийства 12 человек в станице Кущевская Краснодарского края. Как сообщает официальный сайт администрации края, ООО «Артекс-Агро», работниками которого, кстати, числились предполагаемые убийцы, получала господдержку в рамках национального проекта «Развитие АПК». В общей сложности агрофирма «Артекс-Агро» за пять лет получила поддержку государства на сумму 136,7 млн рублей. Издание «Лайф-Ньюс» располагает документами, где фигурирует большая цифра господдержки — 160 млн рублей.

На данный момент по делу задержано 12 подозреваемых. Однако правоохранительные органы не спешат называть структуру, созданную Сергеем Цапком, «организованной преступной группировкой» (обвинение в создание ОПГ — это дополнительный срок). Бывший начальник ОВД по Кущевскому району Виктор Бурносов сам факт существования ОПГ в Кущевской отрицает. «Согласно уголовному законодательству, ОПГ — это устойчивая группа, которая имеет определенные цели, задачи, лидера, — сказал „Коммерсанту“ полковник Бурносов.— Задержанные за убийство 12 человек входили в группу, но не организованную».

В СКП пока так же не определились, считать ли сообщество, созданное Сергеем Цапком, ОПГ. «Это будет установлено в ходе следствия, когда будут получены процессуально закрепленные доказательства», — сообщили в ведомстве.

До этого губернатор Краснодарского края требовал отправить в отставку начальника краевого управления уголовного розыска Евгения Дробязго и начальника оперативно-розыскной части краевого ГУВД Ивана Костанова. Однако, указанные офицеры остались при своих должностях.

Один милиционер всё же был задержан — начальник местного подразделения центра по противодействию экстремизму ГУВД Краснодарского края Александр Ходыч. Однако, привлекли его не за события в Кущевской — он подозревается в превышении должностных полномочий, выразившемся в присвоении автомобиля, который хозяин вынужден был передать сотруднику милиции под угрозой уголовного преследования.

Кроме того, руководитель пресс-службы ГУВД по Краснодарскому краю Игорь Желябин заявил, что оргпреступность в регионе «находится под контролем». «Ситуация с организованной преступностью в крае под контролем, — сказал он.— У нас даже не живут воры в законе и не проводятся криминальные сходки!», — похвастался он.

Бывший сотрудник УВД Новороссийска, а теперь лидер движения «Белая лента» Алексей Дымовский согласен с губернатором — преступные группировки, похожие на «банду Цапка», существуют по всему региону. Он согласен и с коллегой из пресс-службы ГУВД — ОПГ действительно «находятся под контролем» милиции. Только этот «контроль» заключается в совместной работе с бандитами.

«СП»: — Заявление губернатора Ткачёва, как ни странно, совпало с вашей позицией — что банды, подобные существующей в Кущевской, есть по всему краю.

— В 2008 году следователь в городе Новороссийске в разговоре с «клиентом», у которого он вымогал 400 тысяч, сказал, что милиция превратилась сейчас в бизнес. Что нас нанимают, а мы убираем конкурентов. Что сейчас не надо человека убивать — в отношении него фабрикуется уголовное дело, и мы закрываем его в СИЗО, а имущество переписываем на своих людей.

По этой аудиозаписи в 2009 году Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации делает отказное (постановления об отказе в возбуждении уголовного дела — «СП»). Тот следователь сейчас стал заместителем начальника следствия города Новороссийска. А зять у него — начальник штаба УВД. Это только по городу Новороссийску.

«СП»: — В ГУВД края, кстати, заявили, что организованной преступности в регионе нет, «не проводятся сходки, не живут воры в законе».

— Воры в законе есть, я не буду называть имён и кличек, но они живут здесь. Когда я сидел в СИЗО, я писал в ГУФСИН, что содержащемуся здесь же вору в законе заносят наркотики. А мне тогда рыбу не пропустили — то есть вор получал в тюрьме метадон, а мне было нельзя передать рыбу. Я этого вора хорошо знаю по оперативной работе — он без наркотиков не может жить, на героине и метадоне он сидит уже 10 лет. Написал заявление, вон у меня лежит «отказное» — «заявленные вами факты не подтвердились».

«СП»: — А если брать Кубань в целом — есть ещё подобные бандитские анклавы, как это сложилось в Кущевской?

— Например, Красноармейский район, там тоже жители стонут.

«СП»: — Эти банды существуют с 90-х?

— Те банды, которые сформировались в 90-х, они никуда не делись. Никого же не посадили. Вряд ли они прекратили заниматься преступной деятельностью.

«СП»: — Насколько я понимаю, многие вышли в легальный бизнес.

— Так и есть. А легальный бизнес, который был создан на чёрном нале, его как-то надо охранять. Охраняют в том числе и с помощью милиции. Раз милиция лезет в эти дела, занимается противоправными действиями, за этим стала присматривать прокуратура. Смотрит — милиция деньги гребёт. Их можно отжать — милиционер же не пойдёт жаловаться. Потом это переросло в дружбу. Как можно завести дело, довести до суда, или наоборот отмазать? На этом этапе законтачили с судьями.

С судьями подружились, они начали брать взятки. Кто за ними смотрит — ФСБ. С ФСБ тоже поделились, и вот система сложилась полностью.

«СП»: — Но такая цепочка не предполагает столь жестоких убийств, как в Кущевской, если с врагом можно разобраться руками государства. Зачем убивать-то?

— Скорее всего ситуация вышла из-под контроля. Мне кажется, там люди, которые приехали убивать, они не думали, что в доме будет 12 человек. Там по идее должно было быть 4 человека — а такое убийство осталось бы незамеченным.

«СП»: — В общей криминальной статистике?

— Ну да. Допустим, убили бы этих людей по одному — 12 «висяков» бы просто числились за милицией, и всё.

Я в Кущёвке был 22 ноября вечером. Вышел на автовокзале, ко мне подошёл сотрудник ППС, старший лейтенант, начальник патруля. Потребовал документы, я ему предъявил. Он берёт мой паспорт, поворачивается и уходит к своей будке. Я ему — «уважаемый, вы куда?». Тот — «идите за мной, я вашу сумку хочу досмотреть». Я спрашиваю — «а на каком основании?». Ответ меня просто убил — «На основании протокола досмотра».

Я стою, на него смотрю, думаю — может мне померещилось, что он лейтенант — нет, звёзды на погонах. Говорю — досмотр может производиться только в рамках административного правонарушения или уголовного дела по постановлению следователя. Мой ответ его просто вогнал в ступор. Он, наверное, таких слов никогда и не слышал. То есть у местной милиции просто нет элементарного понимания, как они должны работать, в чём заключается их работа.

«СП»: — Ряд экспертов, в частности, Владимир Овчинский утверждает, что если бы УБОПы (Управления по борьбе с организованной преступностью — «СП») не переформатировали в центры противодействия экстремизму, то ситуации, как в Кущевской, не сложилось бы. Так ли это?

— Если бы не разогнали систему РУБОП (ликвидирована «за коррупцию» после снятия министра внутренних дел Владимира Рушайло), которая воевала с организованными бандами в 90-х, если бы тогда руководство МВД поддержало РУБОПы, а не за заглушило их. Тогда, если вы помните, массово оперов убивали — то там зарежут, то там застрелят. Тогда шла война между большими начальниками и между бандюками. Именно тогда начали уничтожать хребет милиции — опытных бойцов, опытных следователей, оперативников.

«СП»: — А УБОП, который пришёл на место РУБОПов, и позже тоже был расформирован — он хоть как-то справлялся со своими задачами?

— Я недавно разговаривал со знакомыми убоповцами, которых перевели в центр «Э». Спрашиваю — раньше вы были в УБОПе, деньги зарабатывали, с воров в законе имели (воры в законе оплачивают каждый милицейский праздник — День милиции, день УгРо). Как же вы теперь будете себе на жизнь зарабатывать, экстремисты же не каждый день встречаются?". На что мне этот товарищ отвечает — «Сейчас ещё проще стало. Делаешь две агентурные записки, что такое-то предприятие финансирует экстремистскую организацию Усамы бен Ладена. На основании этих записок — секретных — секретно же вызывается проверка этого предприятия. А чего-либо накопать можно в любой фирме».


Впрочем, делающий громкие заявления губернатор Александр Ткачёв, как и задержанный, предполагаемый главарь банды Сергей Цапок — тоже является «эффективным менеджером». Как сообщает ряд СМИ, губернатор владеет гигантским количеством земли в Выселковском районе края, что делает его одним из самых больших землевладельцев в Европе. Именно Ткачёв контролирует крупнейший холдинг ЗАО «Фирма «Агрокомплекс», ранее он был председателем совета директоров этой компании. Основные активы холдинга расположены в Выселковском районе.

Не хуже идут дела и в других сферах «семейного бизнеса» губернатора. Так, по данным СМИ, племянница Александра Ткачёва, 22-летняя студентка Кубанского государственного университета (на июль 2010 года) Анастасия Ткачёва является совладелицей двух трубных заводов — ООО «Южный трубный завод» (ЮТЗ) и ООО «Завод по изоляции труб» (ЗИТ), а так же крупного девелопера — ООО «Мастерстрой» (30% принадлежит Анастасии Ткачёвой) и компании, вложившей 3 млрд руб. в птицекомплекс «Югптицепром». Все эти бизнес-проекты находятся на территории Краснодарского края.

Старшая дочь Александра Ткачёва Татьяна вышла в 2006 году замуж за Романа Баталова, сына красноярских бизнесменов, владельцев крупного торгового дома. Зять губернатора — самый молодой депутат Законодательного собрания Краснодарского края. Избранный по спискам партии «Единая Россия» в 2007 году, в 23 года Баталов занял кресло первого заместителя председателя комитета по вопросам имущественных и земельных отношений, а также стал заместителем генерального директора ОАО «Краснодаргоргаз».

Кстати, по слухам, свадьба дочери обошлась Ткачёву в 1,5 млн долларов. Хотя с учетом того, губернатор владеет 43-метровой океанской мегаяхтой Renegade с флагом Каймановых островов, расходы на свадьбу дочери уже не вызывают удивления.

Так же губернатору принадлежат вертолет, квартира стоимостью в 2,5 млн руб. и особняк в центре Краснодара, который переделали для Ткачёва из здания детсада. Ну, и в завершении, глава региона владеет шикарной виллой («дачей», как он ее называет) в Малоканской бухте краснодарского побережья Черного моря.

Поэтому, когда губернатор заявляет о том, что «такие банды есть в крае в каждом муниципалитете» и «бандочки создавались на наших глазах», возможно, он говорит и о своих владениях.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня