18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

В тени «Тополей» Россия вырастила «Ярсы»

Но даже новый ракетный комплекс, который решено ставить на боевой дежурство, не остановит обвала наших стратегических ядерных сил

  
3581

Россия прекращает производство и постановку на боевое дежурство мобильных ракетных комплексов межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М». Вместо них наши Ракетные войска стратегического назначения станут получать другой мобильный комплекс — РС-24 «Ярс», государственные испытания которого завершены в нынешнем году. Вместе с «Тополями-М» шахтного базирования, «Ярсы» составят основу ударной группировки российских ядерных сил, по крайней мере, до 2020 года. Об этом заявил командующий РВСН генерал-лейтенант Сергей Каракаев.

Что представляет собой комплекс «Ярс»? Информации об этом пока маловато, что вполне объяснимо, поскольку речь идет о стратегическом оружии. Известно, что первый дивизион новых ракет в начале нынешнего года поставлен на опытно-боевое дежурство в Тейковском ракетном соединении. Разработчиком комплекса является Московский институт теплотехники. Тот самый, который разрабатывал и «Тополь». Однако между этими ракетами важное отличие — в отличие от моноблочного «Тополя», «Ярс» будет доставлять к цели от 3 до 4 боевых блоков мощностью от 150 до 300 килотонн. Дальность его стрельбы эксперты оценивают в 11 тысяч километров.

Понятно, что «Ярсы» призваны заменить старые тяжелые стратегические жидкостные ракеты РС-18 (по классификации НАТО SS-19 mod.1 Stilttto) и РС-20А «Воевода» (по классификации НАТО SS-18 Satan), способные гарантированно преодолевать любые существующие системы противоракетной обороны. Это уникальное ракетное оружие, не имеющее аналогов в мире. Но созданные еще в советские годы, в ближайшее время РС-18 и РС-20А в массовом порядке пойдут на слом. В полной мере замены не получится: старые комплексы куда мощнее «Ярсов».

Впрочем, у «Ярсов» есть и неоспоримое преимущество перед своими предшественниками — они установлены на колесных шасси, а потому — мобильны. По утверждению прежнего командующего РВСН генерала Швайченко, скрытность их передвижения «удается поддерживать на требуемом уровне, несмотря на увеличившиеся возможности видовой и радиолокационной разведки иностранных государств». В том, что это не пустая похвальба, убеждает тот факт, что на всех переговорах по ограничению и сокращению стратегических наступательных вооружений американцы неизменно настаивают на географических ограничениях при развертывании таких комплексов. Например, в соответствии с договором СНВ-1, срок действия которого истек в прошлом году, районы базирования грунтовых мобильных ракетных комплексов не должны превышать пяти квадратных километров в пределах района развертывания. Как заявил исполнительный директор Ассоциации по контролю за вооружениями Дэрил Кимбал, на подобных ограничениях Вашингтон будет настаивать и впредь.

Еще очевидно, что быстро нарастить группировку новых ракет, к сожалению, у нас не выйдет. Воткинский завод, который выпускает все модификации «Тополей» и которому неизбежно придется выпускать и «Ярсы», в общей сложности больше семи стратегических межконтинентальных ракет в год выпускать не в состоянии. Так ведь в это число должны войти еще и «Тополя-М» шахтного базирования, от которых никто отказываться не собирается. Да еще и ракеты морского базирования «Булава», если ее испытания все же успешно завершатся и она тоже окажется принятой на вооружение. Специалисты полагают, что, таким образом, при самом благоприятном развитии событий, через шесть лет, когда завершится массовое списание «Воевод», могут быть приняты на вооружение не более 42 комплексов РС-24 «Ярс». Тогда общее количество носителей в наших РВСН сократится на четверть, а количество боезарядов — в два раза.

Стоит заметить, что мы — единственная в мире страна, обладающая грунтовыми подвижными комплексами межконтинентальных баллистических ракет. Есть сведения, что их разработку ведет Китай, но до завершения дела еще далеко. Американцы же ничего подобного производить и не собираются. Они вообще не придают большого значения своей наземной компоненте стратегических наступательных сил, которая составляет всего около 20 процентов общего ядерного арсенала. Главные их носители — в авиации и на флоте. Что обусловлено географическим положением страны.

Что даст России появление в составе ее стратегических ядерных сил ракетных комплексов «Ярс»? Своим мнением на этот счет с корреспондентом «Свободной прессы» поделился заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

«СП»: — Зачем один тоже сравнительно нестарый мобильный комплекс срочно менять на другой? Что даст перевооружение российских РВСН с «Тополя-М на «Ярс»?

— Вообще-то «Ярс» конструктивно это и есть «Тополь-М». Только модернизированный. А обусловлено все дело тем, что пока в России идет просто обвальное сокращение нашего ядерного арсенала. За последние 10 лет — практически в три раза. Списываются стареющие многозарядные ракеты, им на смену ставятся моноблочные. Причем, даже при этом, списываем больше, чем ставим на боевое дежурство.

«СП»: — Как это выглядит в абсолютных цифрах?

— Удручающе. На начало 2000 года мы имели в РВСН 3540 ядерных боеголовок. В июле нынешнего года осталось 1247. При этом никаких ограничительных договоров на этот счет мы не подписывали, все идет само собой. По количеству ракет — постоянное сокращение. А по боевым блокам, повторяю, — просто обвал.

«СП»: — «Ярсы» могут остановить этот процесс?

— Абсолютно точно — не остановят. Просто немного притормозят. Если бы даже мы просто заменяли каждую старую ракету на новый «Ярс» — и тогда бы вместо 8−10 боевых блоков оставалось бы в строю максимум 3−4. Так ведь ракета на ракету — не получается уже многие годы. И это ведь еще не все. Так называемый суммарный забрасываемый вес в РВСН уменьшается еще быстрее. Скажем, на подлежащих утилизации ракетах РС-20А он по 8,8 тонны на каждой. На РС-18 — по 4,4 тонны. А на «Ярсах» — всего по 1,2 тонны.

«СП»: — Такая разительная разница потому, что старые ракеты — жидкостные, а новая ракета твердотопливная?

— Да. У твердотопливной единственное преимущество — она легче преодолевает систему ПРО. Но забрасываемым весом приходится жертвовать.

«СП»: — Но неприемлемый для американцев ущерб мы пока способны им наносить?

— Пока — да. Лет через десять, когда число носителей у нас опустится ниже тысячи, это может быть поставлено под сомнение.

«СП»: — Объявленные генерал-лейтенантом Каракаевым меры способны повлиять на ратификацию договора СНВ-3 Соединенными Штатами?

— Не думаю. Как не думаю, что они его ратифицируют. В любом случае, хоть с «Ярсами», хоть без них. Американцев вообще не интересует сегодня количество российских ракет и боеголовок. Они давно просчитали, что мы и без всяких соглашений в этой области будет падать все ниже. Провал ратификации СНВ-3 в парламенте США будет просто очередным избиением президента Обамы. Они считают его слабым президентом и бьют со всех сторон. Поэтому, повторяю, провал СНВ-3 в Вашингтоне предопределен.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня