18+
суббота, 3 декабря
Общество

Россия-Германия: Ракетный марафон

Для многих наших ученых эта гонка закончилась трагически

  
286

Принято считать, что соперничество в области ракетостроения и освоения космоса начали две могучие державы — США и СССР. На самом деле, это не совсем так. Первыми путь на околоземные орбиты прокладывали ученые из России и Германии. И это был величайший марафон научно-технического прогресса.

Германия. Первые шаги

У немцев все оказалось проще и практичнее.

Основоположником и главным теоретиком немецкого ракетостроения был Оберт (1894−1989). Труды его последователей Гоманна и Валье заложили теоретическую базу для перехода к экспериментальной фазе, и практическому воплощению в стендовые, контрольные и испытательные образцы.

Затем эстафету принял один из самых молодых титанов этого удивительного марафона — Вернер фон Браун (1912- 1977) и крупнейший немецкий инженер и ученый — Вальтер Дорнсбергс, который всегда был в тени славы фон Брауна. Но фактически, это он осуществил всю самую кропотливую и тяжкую работу по запуску ФАУ-1 и ФАУ-2.

Немецкие специалисты ракетостроения и создания оружия на реактивной тяге широко пользовались наработками всех ведущих немецких КБ авиастроения. Эффективную помощь группе фон Брауна оказал выдающийся немецкий авиаконструктор Хуго Юнкерс, чьи аэродинамические лаборатории и научно-техническая база считалась одной из лучших в Европе.

От Кибальчича до Циолковского

Русские вышли на этот путь в конце девятнадцатого века, когда немецкие пионеры космонавтики еще не появились на свет. С точки зрения истории и фактологии, первым был революционер-народник Кибальчич, казненный в 1881 году. В своем научном труде, написанном в камере смертников, незадолго до казни, он обосновал идею создания летательного аппарата уникальной конструкции, работающего на реактивной тяге. Это было первое в мировой науке описание ракетоплана для прорыва в космическое пространство. Но труд Кибальчича пролежал в архиве жандармского управления вплоть до прихода большевиков во власть.

В 1883 году и позднее, в 1903 году, учитель математики из Калуги Циолковский опубликовал два своих монументальных труда по теории космонавтики и ракетостроения. Это и послужило точкой отсчета, как для будущих немецких пионеров ракетостроения, так и для российских творцов. У русских эту эстафету приняли несколько ученых и инженеров. Одним из крупных последователей по своему научному мировоззрению и трактовке теоретической базы Циолковского следует считать Кондратюка. Однако он не создал своей школы.

Цандер, Королев и другие

Главным пионером российско-советской космонавтики, создателем школы советского ракетостроения и применения реактивной тяги в оборонных целях, несомненно является Фридрих Артурович Цандер (1887−1933). Российский немец из Прибалтики он был в полном смысле человеком-академией. Блестящий инженер, одаренный экспериментатор (создал первый в мире образец реактивного двигателя из обычной паяльной лампы), Цандер создал школу последователей.

Русские начали свой марафон в двадцатые годы, когда СССР и Германия находились в тяжелом экономическом состоянии. Финансировать какие-то сомнительные проекты, связанные не с конкретным самолетостроением, необходимым любой державе, а с ракетостроением, от которого ну ни на рубль не просматривалась польза для народного хозяйства, советское правительство не собиралось. Первым детищем Цандера был кружок энтузиастов, работающих на общественных началах. Затем состоялось историческое знакомство инженера и преподавателя МАИ (Московский авиационный институт) Цандера и инженера-летчика Сергея Королева, работающего в аэродинамической лаборатории авиастроения. Группа энтузиастов, деятельность которых вызывала иронические улыбки специалистов практического самолетостроения, основала ГИРД (Группа по изучению реактивного движения). Это кажется почти чудом, что при отсутствии целенаправленного государственного финансирования и пользования базой оборонных предприятий, им удалось создать несколько образцов жидкостных ракет типа ГИРД-09 и ГИРД — Х и совершить несколько десятков пусков.

Параллельно с группой Цандера — Королева в советской России, начиная с 1921 года, очень успешно работала группа выдающегося русского инженера Тихомирова - специалиста по созданию первых в мире эрэсов (реактивный снаряд), которого можно смело считать отцом всех видов реактивных снарядов для сухопутных «Катюш», для авиации и военно-морского флота. Эта группа, работавшая и экспериментировавшая с бездымными порохами продолжительного действия, основу которой составили инженеры — артиллеристы, имела название ГЗЛ (газодинамическая лаборатория) и подчинялась военно-техническому управлению Генштаба РККА.

В 1928 году в ГЗЛ получил направление выпускник военно-технической академии им. Дзержинского инженер-артиллерист Георгий Эрихович Лангемак. Он занимался вопросами баллистики пороховых зарядов. Очень скоро этот высокоодаренный ученый становится ведущим инженером-разработчиком. Эта ему принадлежит начинка смеси для будущих «Катюш» и для советских самолетов. В частности, для легендарного штурмовика серии Ил-2 и Ил-10.

В 1932 году заместитель наркома обороны СССР будущий маршал Тухачевский, курировавший в то время вооружение и техническое оснащение Красной Армии, заинтересовавшись деятельностью ГИРД, и будучи прекрасно осведомленным о работе ГЗЛ под руководством Петропавловского, (он заменил на посту начальника лаборатории умершего Тихомирова) принимает поистине судьбоносное решение для будущего советской космонавтики и создания реактивных артиллерийско-минометных систем.

Он на государственном уровне объединяет в единое целое энтузиастов ГИРД и военных специалистов ГЗЛ. Так, впервые в мире возник РНИИ (реактивный научно-исследовательский институт), вошедший в систему секретных военно-оборонных учреждений и предприятий, и прикрепляет этот институт к госфинансированию.

Немецкий прорыв

Активные исследования в этой области велись и в Германии.

1932 год. Двадцатилетний немецкий юноша Вернер фон Браун и его лучший друг и верный помощник Вальтер Дорнбергес, заручившись поддержкой основоположника немецкой космонавтики Оберта, и помощью, оказанной его группе энтузиастов авиационными концернами Германии, приступают к разработке своей ракеты, названной шутливо «Макс и Мориц». Испытания проходят успешно и руководители военно-технического управления рейхсвера перестают отпускать колкие шутки в адрес этого юного умника.

В 1933 году, когда Германия становится третьим рейхом, Гитлер ставит своей первоочередной задачей создание самой мощной и современной армии в Европе. Теперь уже официальное КБ 22-летнего Вернера фон Брауна приступает к созданию ракеты А-2 с фантастическими по тем временам параметрами и набором высоты в 2200 метров. Главная цель этих успешных и впечатляющих опытов КБ — не исследование космического пространства в мирных целях, а создание баллистических ракет, начиненных взрывчаткой. Гитлера эта идея приводит в восторг. А рейхсфюрер СС Гиммлер берет под свое крыло самого молодого конструктора боевых летательных аппаратов и включает его в члены своего избранного кружка.

«Мастера по пиротехнике»

1934 год. Россия. После смерти Цандера и Тихомирова к руководству в РНИИ СССР приходит военный инженер, выпускник авиационной академии им. Жуковского — Клейменов. Он становится начальником института. Ему было в ту пору 36 лет. Главным инженером и заместителем начальника становится легендарный Лангемак, который приступает к серии испытаний твердого топлива для ракет, что более безопасно и экономично, чем жидкое топливо. Начальником отдела проектирования и испытания крылатых ракет становится Королев. Ему тогда было 27 лет. Марафон между юными титанами Германии и России достиг своего апогея.

Тухачевский в восторге от деятельности своего любимого детища. Сталин, люто ненавидевший Тухачевского, сталинский лизоблюд нарком Ворошилов, и высшее партийное руководство страны высмеивают в своем кругу Тухачевского, считая деятельность ракетного института, сродни тем пиротехникам, кто устраивают яркие фейерверки по праздникам.

Космическая гонка

1937 год. Германия. Вернеру фон Брауну — 25 лет. Он со своей командой приступает на острове Узедом, в Пеенемюнде, к испытаниям новых двух ракет под кодовым названием А- 3 и А- 4. Позднее их назовут ФАУ-1 и ФАУ-2. По техническим возможностям и параметрам они значительно превосходят опытные образцы советских жидкостных ракет. Сказывается острое отсутствие дефицитных в СССР технологий, которыми всегда была богата Германия.

Испытания ракет фон Брауна, имеющих по тем временам потрясающие параметры — 14 метров и вес 12, 7 тонны, проходят драматично. Небо над Узедомом зачастую освещается сгоравшими на старте или потерявшими курс ракетами. Но испытания идут днем и ночью. Кажется, что в фон Брауна вселился бес. Он не щадит ни себя, ни людей. В итоге в 1943 году эти ракеты-снаряды практически готовы к серийному производству.

1937 год. Россия. Ученые из РНИИ — Клейменов, Лангемак, Королев, Тихонравов, Артемьев, Петропавловский, Победоносцев, Боголюбов, Вентцель, Кулагин и другие успешно проводят испытания на артиллерийских полигонах опытных образцов, ставших впоследствии «Катюшей» и эрэсов для авиации военно-морского флота. Они приступают к разработке совершенно новой по своим параметрам ракеты на жидком топливе, но судьба распоряжается иначе.

Расправа

В июне 1937 года в Москве состоялся закрытый судебный процесс над маршалом Тухаческим и еще семью высокопоставленными военными, слывшими некогда героями Гражданской войны. Их обвинили в заговоре против Сталина, партии и советского народа. Сразу же после явно сфальсифицированного суда военной коллегии обвиняемых расстреливают в подвалах Лубянки. И ставленник Сталина, секретарь ВКПб Ежов, пришедший на смену наркому НКВД Ягода, по личному указанию «вождя народов» приступает к массовому избиению военных кадров.

В стране начинается кровавая вакханалия с массовыми арестами военных, мучительными допросами. Люди под пытками признаются в жутких планах уничтожения Сталина, правительства и советской власти. Все, кому покровительствовал и кому помогал Тухачевский, попадают в застенки НКВД.

Не избежал этого вселенского разгрома и РНИИ. Ученым припомнили и кураторство Тухаческого, и приезд в Москву в 1928 году на международную выставку проектов межконтинентальных летательных аппаратов специалистов из Германии, Франции, США.

Клейменова, Лангемака и еще несколько человек, ведущих специалистов, арестовали и после пыток и оговора себя в шпионаже в пользу нескольких европейских разведок расстреляли. Королев отправился скитаться по тюрьмам, зонам и шарашкам, где работали на государство рабы-ученые с клеймом — «враг народа». Только в 1944 году Сталину стало ясно, что он руками своих опричников-чекистов угробил свои же лучшие научные кадры. Королева передали из системы ГУЛАГа, где ему грозила верная смерть, под личное покровительство Берии. Вплоть до смерти Сталина и уничтожения Берия гений советского народа находился под неусыпным и бдительным оком чекистов.

Разные судьбы

В 1954 году Клейменов, Лангемак и все те сотрудники института, которые были расстреляны или отбывали свой неправедный срок в лагерях, были реабилитированы. В последней советской военно-исторической энциклопедии: «ВОВ 1941—1945 гг.» упомянуты и Клейменов, и Лангемак, и Королев. Но причины столь скорой смерти двух выдающихся творцов советского оружия не указаны. Не указано также, что будущий Главный конструктор советских межконтинентальных баллистических ракет Королев с 1937 года по 1944 год провел в ГУЛАГе. А трижды Герой Социалистического труда, генерал-полковник, генеральный конструктор и руководитель КБ Туполев создавал свои самолеты в каторжной шарашке НКВД. И судимость ему сняли только в начале шестидесятых годов, что, впрочем, не мешало избирать его депутатом Верховного Совета СССР.

Совсем иначе сложилась судьба немецких ученых.

КБ оберштурмбанфюрера Вернера фон Брауна (он входил в кружок друзей рейсхфюрера Гиммлера и любил щеголять в эсесовской форме) фактически не пострадало от репрессий карательных органов СССР и спецслужб союзников. Англичане добивались выдачи Вернера фон Брауна в Лондон, дабы поквитаться с ним за бомбёжки английской столицы, но УСС (управление стратегических служб США — Донован, Аллен Даллес) с большими почестями перевезли почти всех тех разработчиков проекта ФАУ, на кого указал В. Браун. И только несколько человек из коллектива КБ, которые в момент прибытия американцев на Пенемюнде, (ракетодром ФАУ) случайно находились в советской оккупационной зоне, попали к людям Берии, руководившим сбором всего ценного для вывоза в СССР, в том числе и военных секретов Гитлера.

С ракетодрома с помощью поляков — заключённых концентрационного лагеря, обслуживающих космодром и рывших штольни в скальной породе, удалось похитить новенькую ФАУ — 2. Установку перевезли в СССР и передали группе Королёва, которого Сталин назначил руководителем проекта по созданию советского ракетного оружия. Захваченные на территории советской оккупационной зоны сотрудники КБ Вернера фон Брауна благополучно трудились в коллективе Королёва. Кстати, часть физиков-атомщиков Гитлера, работавших над созданием атомной бомбы, тоже попали в СССР и влились в группу Курчатова. Позднее многие из них, вернулись в ГДР и стали работать в институте ядерной физики.

Слева направо: В.П.Бармин, В.П.Глушко, С.П.Королев, Н.А.Пилюгин, М.С.Рязанский, А.Ф. Богомолов. Байконур. 1957 г.


Что касается, Вернера фон Брауна, то ему были созданы отличные условия, не сравнимые со сталинскими шарашками. Бывшему оберштурмбанфюреру было позволено привезти в США свою кузину, вступить с ней в брак. Он стал личным другом президентов США: Трумэна, Эйзенхауэра, Кеннеди, Джонсона. О том, что когда-то Вернер фон Браун был идеологическим нацистом и гордился членством в СС и своими расистскими взглядами он благоразумно молчал. В США проживало много евреев, ненавидевших фашистов. Могли бы подстрелить. Умер Вернер фон Браун от раковой болезни в военном госпитале США.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня