Общество

Московское метро начала «копать» Генпрокуратура

И уже накопала на отставку Дмитрия Гаева

  
12

Генеральная прокуратура РФ официально заявила о том, что провела проверку ГУП «Московский метрополитен». По результатам этой проверки выявлены многочисленные нарушения федерального законодательства, говорится в документе, размещенном на сайте Генпрокуратуры. Мэру столицы Сергею Собянину рекомендовано рассмотреть «вопрос об устранении выявленных нарушений, защите государственных интересов, а также об увольнении Дмитрия Гаева с должности руководителя ГУП „Московский метрополитен“ и взыскании убытков, причиненных предприятию».

Напомним, что Дмитрий Гаев, выпускник столичного института инженеров транспорта (МИИТ), возглявляет столичную подземку с 1995 года. За это время он сумел сохранить стабильность работы метро и начать строительство новых станций, замороженное в начале 1990-х. Правда, темпы строительства заметно отстают от желаемых, а в среде сотрудников подземки Гаев завоевал репутацию жесткого руководителя, почти диктатора.

Известна и любовь руководителя метрополитена к советскому периоду истории подземки. Именно по его настоянию при реставрации многих станций сталинского времени в их убранство возвращались изображения «отца народов», убранные оттуда в конце 1950-х годов. Самым громким случаем такого возвращения Сталина стала «Курская-кольцевая», где в промежуточном зале вестибюля на плафоне разместились строки из тогдашнего гимна СССР: «Нас вырастил Сталин на верность народу». В 2010 году, перед празднованием Дня Победы, в метро разместили и рекламные плакаты с фотографиями, где явственно можно было рассмотреть портреты Сталина.

Впрочем, Генпрокуратура имеет претензии совсем не к идеологическому облику Дмитрия Гаева и руководства метрополитена. Самые серьезные из обнаруженных нарушений касаются неправильного оформления и распоряжения имуществом метрополитена. «Так, предприятие до сих пор в установленном законом порядке не оформило право хозяйственного ведения на 71 станцию и 198 перегонов между станциями метрополитена, — пишут эксперты Генпрокуратуры. — 34 земельных участка, предоставленных департаментом земельных ресурсов г. Москвы в аренду предприятию, на кадастровый учет не поставлены, договоры аренды не зарегистрированы».

Впрочем, данные претензии имеют больше бюрократический характер — от метрополитена требовалось оформить многочисленные документы на собственные сооружения, которые в срок оформлены не были. Есть претензии и более серьезные: к процедуре проведения торгов на право арендовать у метрополитена торговые и иные площади. Прокурорские работники полагают, что эти конкурсы осуществлялись без соблюдения равноправной конкуренции.

Наконец, третья группа нарушений — это претензии по обеспечению «безопасности движения поездов и обслуживании пассажиров, создающие угрозу жизни и здоровью граждан». За последние 2 года рост травматизма составил более 12%, заявили в Генпрокуратуре. Если в 2008 г. было травмировано 1742 пассажира, в 2009 г. — 1951, то за 11 месяцев 2010 г. цифра выросла до 2075. Не снижается количество падений людей на пути. В 2008 г. допущено 149 подобных случаев, в 2009 г. — 150, в 2010 г. — 162. «Имели место факты эксплуатации подвижного состава, находящегося в неудовлетворительном техническом состоянии, сбоя графика движения, ошибочных действий поездных диспетчеров, нарушений технологии ремонта состава».

Что касается охраны труда, то и здесь у подземки не всё благополучно. Нарушается режим работы, сна и отдыха, что при столь ответственной работе недопустимо. Нашли и многочисленные иные нарушения — чаще всего бюрократического характера, но в том числе и существенные, влияющие на безопасность работы.

Кроме того, как установила проверка, Дмитрий Гаев «при исполнении своих обязанностей действовал недобросовестно, ущемляя интересы унитарного предприятия, в том числе в целях личного обогащения». Генпрокуратура пришла к выводу, что начальник метрополитена создал систему, при которой различного рода технические разработки, поставленные и внедренные за счет средств ГУП, оформлялись как его личное изобретение, либо коммерческой структуры, выполнявшей работы по контракту с метрополитеном, в ущерб интересам возглавляемого предприятия. В общей сложности Гаев зарегистрировал на себя 78 патентов. Как патентообладатель, за 10 лет эксплуатации своих изобретений Гаев из казны московского метрополитена получил в виде вознаграждения 112 млн рублей.

Получить оперативный комментарий от Дмитрия Гаева «СП» не удалось. О том, что на самом деле происходит в метрополитене, «Свободная Пресса» расспросила Светлану Разину, главу независимого профсоюза работников московского метрополитена:

«СП»: — Насколько обоснованы претензии Генпрокуратуры к руководству метрополитена?

— Скажу честно: с руководством метрополитена и лично с Дмитрием Гаевым у нас с самого начала были сложные отношения. Мы друг другу высказываем много негатива, и не только письменно, но и прямо в глаза.

«СП»: — То есть всё именно так плохо, как пишут прокуроры?

— Система, конечно, сильно разложена. Я говорю о руководящих работниках метро. Дело в подборе руководящего состава: принципы подбора не соответствуют норме. Гаев вытягивает наверх людей по родству, по знакомству.

В то же время, идет большой накат на простых работников метро. В том плане, что в случае каких-либо нештатных ситуаций от работников — обычно это машинисты — требуют уволиться, их просто выдавливают. Даже если ответственность фактически лежит на управленцах, крайними делают машинистов, как это недавно было на Арбатско-ПОкровской линии. Там после случаев проезда на красный свет их заставили писать заявления «по собственному». То же происходит, когда машинисту приказывают выходить в рейс на неисправном составе. И если случается что-то, или просто неисправность становится очевидной, на увольнение гонят не того, кто отдал приказ, и не ремонтника, а машиниста.

«СП»: — То есть как это — на неисправном составе? Отчего так получается, разве в метро нет запасных составов на случай неисправностей?

— О, это как раз просто происходит. Расскажу эпизод еще из тех времен, когда я работала машинистом, в 90-е годы. Как-то раз произошло так: я загнала по неисправности состав в депо — там в одном вагоне отказало управление. Выехала на другом составе — он снова сломался, получила второй. Так вот, когда я приехала в третий раз — мне сказали: для тебя больше нет составов. Вот так, поскольку неисправных поездов очень много, ребят заставляют работать на неисправной технике. А потом и делают крайними.

Недавний случай: в депо «Печатники» у машиниста Михаила Кононова на составе произошла потеря управления. И вот руководство требовало, чтобы Кононов уволился. Я его сопровождаю юридически, мы пытаемся отстоять человека. А вина оказалась заводская: это уже подтвердили специалисты с завода-производителя. Дело было не в машинисте, а в плате управления.

Плохо сейчас и то, что ремонтный персонал стал хромать. А машинистов просто «прессуют»: загонишь в депо — хуже будет. Руководители при всем при том умыли руки.

«СП»: — Но ведь, по официальной информации, у метрополитена солидная прибыль!

— Да, прибыль есть. Но куда деньги уплывают — эта информация нам недоступна, тут как раз нужна Счетная палата, Генпрокуратура. Кстати, ниже федерального уровня нам так и не удавалось найти правду. Ведь московская прокуратура, которая выше уровнем, чем наша, метрополитеновская — это совершенно прикормленная организация. Наши претензии она просто «спускает» на уровень метрополитена, а там дают нам отписки.

Что же касается самого Дмитрия Гаева, то мы с ним знакомы много лет, с середины 90-х, часто скандалим. И он прекрасно знает, что я не остановлюсь, поэтому иногда выслушивает, не игнорирует. А вот другие начальники в метрополитене относятся ко мне как к скандалистке. Запугивают, говорят: вам будет плохо. Приходишь к администрации — там сидит целая свора руководителей, и все в один голос говорят машинисту: ты плохой. Многие не выдерживают. Отсюда и безнаказанность.

«СП»: — То есть вы были одними из инициаторов проверки Генпрокуратурой?

— На сей раз — не знаю, но мы обращались туда, предоставляли информацию и по нашим ребятам, и по сотрудникам некоторых других предприятий.

«СП»: — Как вы относитесь к перспективе объединения метро и электротранспорта? Поможет ли это оздоровить ситуацию?

— Однозначно: нет. Вспомним, что до 1992 года мы относились к структуре МПС, а в советские времена метрополитен некоторое время был единой организацией с «Мосгортрансом». От метрополитена МПС решило избавиться по причине его убыточности в тогдашнее время. 50% льготников и так далее…

Сейчас процесс сокращения издержек, сворачивания социальной сферы в метро продолжается. Постоянно урезается сумма на проезд работников в других видах общественного транспорта: если во времена СССР электричками без ограничений могли пользоваться и сотрудники метро, и их несовершеннолетние дети, то сейчас про детей нет разговора, а из взрослых билеты на электричку спонсируют только тем, кто живет далеко за городом.

Поэтому, кстати, сейчас охотнее других в метро работают те, кто живет очень далеко от Москвы и пользуется дальней электричкой. А жителям Москвы и ближнего Подмосковья, таким как я, билеты не оплачивают, и это неудобно. Отменяются и льготы на проезд в наземном транспорте.

Что касается объединения, то это, мне кажется, неразумно: городской транспорт значительно отличается от метрополитена. Метро — куда более сложная конструкция, куда большее испытание для психики работников.

К тому же в «Мосгортрансе» сейчас тоже идут проверки — и, я вам скажу, там еще хуже положение. В основном, сложности у них из-за того, что они взяли на работу множество людей из стран СНГ…

«СП»: — Кстати: есть ли мигранты в метро?

— Были как-то попытки набрать на работу людей из стран СНГ. Но пока что в штате подземки — только граждане РФ. Но другое дело, что многие профессии выводятся из штата. Например, уборщицы: теперь уборкой метро занимается 7 клининговых компаний, там как раз работает множество мигрантов. Платят им намного меньше, чем прежним уборщикам, работают они сутками — но, скажем, в тоннелях сутками работать невозможно!

Еще недавно хотели заменить таким же образом дежурных в «стаканах» возле эскалаторов. Но пока что нам удалось отбиться.

Фото: metroblog.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня