Общество

Демографический спад в России не остановить

Этому помешает поколение лихих 90-х

  
574

Через 20 лет Россия может ощутить острую нехватку человеческих ресурсов. Такой, малоутешительный для нашей страны, вывод делает в своей книге «Демографический кризис в России в мирное время» профессор Американского института предпринимательства Николас Эберштадт. В своем исследовании, опубликованном летом этого года, ученый говорит о небывалых демографических проблемах в российском обществе, которые, как он считает, в итоге могут привести к распаду страны.

По данным исследователя, со времен распада СССР число убийств, суицидов, несчастных случаев со смертельным исходом в России сравнимо со статистикой в странах, только еще приходящих в себя от военных конфликтов. В качестве примеров он приводит Анголу, Бурунди и Сьерра-Леоне.

«Это не просто обширный демографический кризис, это далеко идущий всепроникающий кризис человеческих ресурсов», — цитирует Эберштадта ВВС.

Проблема слишком резкого сокращения численности трудоспособного населения, по его мнению, в ближайшие 20 лет приведет к тому, что не только изменится позиция России на международной арене, но и ее границы и политическое устройство.

Россияне, подчеркивает автор, умирают с огромной по сравнению с Европой скоростью. «Среднероссийский обобщенный уровень смертности сегодня более чем в два раза превышает аналогичный показатель уровня смертности в Западной Европе», — пишет Эберштадт. Кроме того, он утверждает, что «средняя смертность по России … примерно на 50% выше, чем в новых странах — членах Евросоюза, то есть, по сути, бывших странах советского блока».

Ученый признает, что власти России прилагают определенные усилия именно для борьбы с демографическим кризисом и сохранения, даже улучшения качества человеческого капитала, но, по его мнению, эти усилия недостаточны. Причина, считает исследователь, в том, что российские лидеры пока не осознали настоящих масштабов надвигающейся катастрофы.

— Действительно ли демографическая ситуация в России настолько катастрофична? Этот вопрос корреспондент «СП» адресовала заместителю директора Института социальных систем, члену Комиссии Общественной палаты по социальной и демографической политике Дмитрию Бадовскому:

—  Катастрофичной я ее не назвал бы, но, к сожалению, общая тенденция падения численности населения не остановлена. В лучшем случае, можно говорить, лишь о том, что она несколько приостановилась в последние годы: в частности, в прошлом году, когда естественная убыль незначительно снизилась. Но поскольку мы говорим о долгосрочных вещах, особенно в сравнении с предыдущей переписью, — падение численности населения продолжается. Да, нельзя не признать, что в последние годы ситуация чуть-чуть начала улучшаться за счет роста рождаемости. Действительно, определенный рост рождаемости был, и его эффект пока сохраняется, но только потому, что в детородном возрасте сейчас — последнее советское многочисленное поколение.

— «СП» — А что потом?

— Увы, эта тенденция скоро сменится. Рост рождаемости не будет столь очевидным, и удерживать даже нынешние показатели будет сложной задачей.

 — «СП» — С чем это связано?

— Прежде всего, с тем, что в 90-е годы у нас был сильнейший демографический провал, и это, безусловно, будет сказываться. И здесь даже не будет играть существенной роли тот факт, что продолжительность жизни у нас за последние годы немного подросла.

— «СП» — Дмитрий Владимирович, а как вы считаете, инициативы президента Дмитрия Медведева по стимулированию рождаемости, которые он озвучил в своем послании Федеральному собранию (глава государства предложил поощрять многодетные семьи земельными наделами и дополнительными выплатами), позволят и они улучшить ситуацию с демографией?

— Думаю, это то, что способно, как минимум, ее не ухудшить. Улучшить? Нет. Вряд ли. Повторюсь: есть объективные вещи, связанные с тем, что у нас сейчас эхом будет отзываться демографический провал начала 90-х, потому что именно это малочисленное поколение сейчас вступает в возраст, когда создают семью и заводят детей. Да, сейчас демографическая политика государства усиливается. Но переломить ситуацию принципиально пока не представляется возможным.

— «СП» — Помимо материальных стимулов рождаемости, какие еще нужны?

—  Конечно, не только материальные факторы здесь играют роль, хотя и они, безусловно, должны развиваться. Но есть также вещи, которые не поддаются инструментам денежного стимулирования. Прежде всего, это вопросы общей уверенности людей в завтрашнем дне, того, как устроены рынок труда для молодых матерей и социальные инфраструктуры, насколько качественное образование и здравоохранение в стране. Пока же мы имеем ситуацию, когда быть многодетным у нас — значит быть бедным. Так выстроена на сегодняшний день в нашем государстве социальная политика. И собственно президент в своем послании как раз и говорил о том, что мы должны эту ситуацию переломить: многодетность не должна быть синонимом бедности.

— «СП» — А нет ли опасности, что поддержка со стороны государства именно многодетных семей приведет к тому, что рожать будут только малообеспеченные семьи? Не приведет ли это к определенному социальному перекосу, когда средний класс, который всегда считался основой стабильности общества, останется в меньшинстве?

— Вполне вероятно. Поскольку, конечно, меры прямого финансового стимулирования в первую очередь влияют на малообеспеченные слои. Уже на сегодняшний день у нас более высокий уровень рождаемости именно в таких семьях и в семьях со сверхвысокими доходами (у богатых просто сейчас стало модным иметь по многу детей). Что касается среднего класса, то для него важна не только финансовая поддержка (хотя и она имеет значение), но и так называемая структура возможностей: социальных, образовательных, трудовых и т. д. Т.е. у среднего класса более сложная мотивация. Не случайно, в крупных городах — там, где у нас как раз концентрируется средний класс — в последние годы растет возраст вступления в брак, и о первом ребенке начинают задумываться уже ближе к 30 годам. Люди предпочитают сначала сделать карьеру и построить некую материальную базу, а потом создавать семьи и рожать детей. Есть ли опасность, что средний класс попросту исчезнет? Думаю, что нет — он и так у нас не слишком многочислен.

— «СП» — Для улучшения демографической ситуации важна стабильность в обществе?

— Прежде всего, важно, чтобы у людей была уверенность в позитивном развитии общества, уверенность — в безопасности, в том, что им и их детям будет обеспечен нормальный уровень социальной системы, образования и здравоохранения. Да, можно называть это стабильностью, а можно — доверием к государству.

Эксперты утверждают: радикально переломить демографическую ситуацию к лучшему в ближайшем будущем вряд ли удаться даже несмотря на полезность мер, предложенных президентом в недавнем послании Федеральному собранию.

Проблема в том, как показывает мировой опыт, — что всевозможное материальное стимулирование деторождения, как то пособия, оплачиваемые отпуска и т. д., способно дать лишь кратковременный положительный эффект. Сначала, действительно, наблюдается всплеск рождаемости, затем тенденция естественной убыли населения снова вступает в свои права.

Более того, оказывается, на негативную демографическую картину крайне мало влияет уровень бюджетных расходов на поддержку семьи и материнства. Во Франции, например, где демографическая проблема стоит не менее остро, чем в России, на программы поддержки семьи расходуется около 4,5% ВВП (это один из наивысших показателей в Европе). Тем не менее, французская Национальная комиссия по проблемам старения населения не так давно констатировала, что женский генофонд в стране не обновляется и единственным выходом является увеличение иммиграции женщин детородного возраста, преимущественно из стран Восточной Европы. В скандинавских странах, несмотря на политику весомых социальных гарантий женщинам, воспитывающим детей, выплату им компенсаций, сохранения за ними рабочих мест, демографическая ситуация продолжает оставаться критической, за исключением, пожалуй, Швеции, где падение в демографическую пропасть удалось предотвратить.

Объективные причины демографического кризиса лежат гораздо глубже, чем в сугубо экономическом измерении, констатируют ученые. И связаны они во многом с переходом от модели воспроизводства населения свойственной аграрной цивилизации (высокая рождаемость и высокая смертность, особенно детская) к модели воспроизводства населения, свойственной цивилизации урбанистической (низкая рождаемость и относительно низкая смертность). Этот переход приводит также к крутой ломке ценностных ориентиров женщины: стремление к карьерному росту и самоутверждению у многих вытесняют желание иметь детей.

Впрочем, и здесь есть выход — государство может создать условия, чтобы рождение ребенка не отразилось на профессиональном статусе женщины. Речь, прежде всего, идет о доступной и развитой сети детских дошкольных учреждений. Сейчас для многих семей устроить ребенка в ясли или садик — неподъемная проблема: еще в 90-е многие из них были закрыты или перепрофилированы, а новых пока на всех не хватает.

Еще одна необходимость — нужно поднять социальный статус женщины-матери, особенно многодетной. И не грех здесь вспомнить советские традиции, когда таких женщин награждали орденами, медалями и почетными званиями. Когда они были окружены в обществе почетом и уважением.

От первого лица

Ольга Хольмстром, россиянка, живущая в Швеции, рассказала «СП», какие меры социальной поддержки существуют в этой стране для родителей:

«1. Родители ребенка получают оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком суммарно 1,5 года, причем один родитель не имеет права взять более 15 месяцев этого оплачиваемого отпуска (таким образом, с ребенком фактически обязаны посидеть и мама, и папа). Но пока рабенку не исполнилось 1,5 года, оба родителя могут сидеть дома (один просто не будет получать денег вовсе) и уволить их в это время нельзя.

2. Не обязательно тратить все оплачиваемые дни сразу. Можно сидеть с ребенком до года, а остальные дни брать раз в неделю. Или работать на пол-ставки или 80%, а остальное брать из этих дней… Неиспользованные дни сгорают, когда ребенок заканчивает 1 класс или ему исполняется 8 лет.

3. Величина пособия считается сложно. Если 8 полных месяцев (240 календарных дней) до выхода в отпуск по уходу работал на полную ставку без перерывов (отпуска — не перерыв, а вот смена работы с 1 неделей между ними — перерыв, если не зарегистрировался на бирже труда на эту неделю…), то получаешь 80% от зарплаты. Некоторые работодатели от себя доплачивают еще немного (в Volvo получают 90%, например). Если правило про 8 месяцев не выполнено, то первые 180 дней родитель получает минимальную ставку (после налогов получается около 5000 крон в месяц, или около 23 тысяч рублей), потом есть шанс получать больше.

4. Дети (родители на детей) получают какую-то сумму в месяц от государства вплоть до конца школы — около 1000 крон (4600 рублей).

5. Детям (до 23 лет) вся стоматология бесплатно. Абсолютно вся.

6. Больной взрослый в первый день болезни денег не получает, а потом получает 80% зарплаты, а вот если заболел ребенок, то оставшийся с ним дома родитель получает свои 80% с первого дня.

7. Детские сады с 1 года. Бесплатные или почти бесплатные. Место получить вполне реально. Нянек в группе минимум 2, а детей не 20−30, как в Москве, а обычно около 10…

8. На работе реально не могут уволить. Т.е. были случаи, что девушки, получившие испытательный срок (полгода) на новой работе и забеременевшие за это время, не получив продолжения контракта, подавали в суд на работодателя. Обычно, они выигрывали.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня