18+
вторник, 6 декабря
Общество

Жители Подмосковья отрепетировали конец света

Теперь они не боятся коллапса ЖКХ, не верят властям и не ждут от государства перемен

  
12

Электричество в Подмосковье пропало рано утром в воскресенье, 26 декабря — а с ним кое-где и вода, и тепло, и даже телефонная связь. Для тысяч жителей подмосковных городов свет включился только утром среды, 29 декабря. Без инженерных коммуникаций, с батареями отопления, остывшими до +4 — +5 градусов — люди жили около трех суток. В магазинах, на автобусных остановках, на ремонтных площадках — эти три дня уже окрестили просто «конец света». Пока — не окончательный. Но пережившие эту самую масштабную за последние годы энергетическую аварию люди уже изменились.

Корреспондент «СП» проехал по нескольким городам Подмосковья и «по горячим следам» поговорил с людьми, только что пережившими трехдневный «конец света».

I. Строительный рынок

За один день 27 декабря продавец Фарход на рынке «Синдика», что на северо-западе МКАД, продал 22 бензогенератора. Это его личный рекорд: до минувших выходных цифры дневных продаж редко поднимались за 10 агрегатов. «Всё берут — и Китай, и российские, и американские. — рассказывает продавец. Вот, бери ты тоже, эта модель за 8000, 2 киловатта, настоящая Америка — последняя осталась».

Если обычно в «Синдике» отовариваются дачники и ремонтные бригады с Северо-Запада ближнего Подмосковья (Красногорск, Дедовск, Рублёвка), то с 27 декабря дорогу сюда проторили и наиболее пострадавшие от ледяного дождя и энергосбоев районы юга и востока области. Почему — продавцы не знают, но предполагают, что бензогенераторы на рынках и в магазинах восточной части МКАДа успели разобрать.

Другой предмет первой необходимости при энергоколлапсе — печку-буржуйку — купить еще сложнее. Продавцы на «Синдике» не были готовы к массовому спросу на печки — дачный сезон давно закончен, зимой бань и частных домиков строят мало. Поэтому за печкой придется побегать, а стоит она никак не дешевле 7 тысяч рублей за небольшой и плохо держащий тепло аппарат. Могучие «Буллерьяны» и тому подобные стационарные печи куда дороже — от 30 тысяч — и, кстати, в городской квартире они бесполезны, их не поднимешь на этаж, а дымохода для них не найдется. Из буржуек-то дым выводят через окна или вентиляционные отверстия — последнее смертельно опасно для соседей и чревато пожаром.

«Ты сначала пойми — можно у тебя в квартире ставить печку, нет, — поясняет продавец Саша, уроженец Тамбовской области, как говорит — потомок рода печников. — Через окно выводить дым — толка не будет, всё тепло улетучится. Если есть форточка, в старых домах — то можно через нее. А лучше всего дымоход для газовых колонок, но это редкость».

Дрова для печей продают уже в области — машины с вязанками стоят вдоль шоссе уже в 5−10 километрах от столицы по престижным направлениям. Машина дров — это достаточно много, хватает маленькому деревенскому дому на целую зиму — стоит 1000 долларов. Водители так и говорят, в рублях цены назвать почему-то стесняются. Или просто любят считать в «твердой валюте»…

II. Красногорск

Один из ближайших к столице подмосковных городов, обросший за последнее десятилетие жилыми многоэтажными кварталами и населенный «почти москвичами» — Красногорск сидел без света около двух суток. Правда, не полностью, а лишь отдельными микрорайонами. Сейчас в Красногорске почти спокойно — но полки многих магазинов пустые. Особенно мало осталось бутилированной питьевой воды.

В понедельник, как рассказал «СП» житель города Алексей, местные ребята — особенно семейные — чуть было не собрались штурмовать районную администрацию и конторы энергокомпаний. Однако их отговорили старшие — не время, мол, заниматься экстремизмом, тем более сейчас, когда все энергетики «высвистаны наверх» и пытаются наладить энергоснабжение. «Между прочим, эти все — ну, администрация, горэнерго — нам гадят круче, чем чечены. Вот им бы Манежную надо устроить», — резюмировал красногорец. О побоищах националистов с кавказцами в Красногорске молодежи прожужжали все уши — в школах, училищах и тому подобных учреждениях, так что про Манежную и остальные «этапы большого пути» там знают и те, кто не пользуется интернетом.

III. Клязьма

В Пушкинском районе — чуть подальше от Москвы и по другому, Ярославскому шоссе — кое-где света нет и сейчас. Но в общих чертах, опять же, всё уже исправили. В поселке Клязьма около одноименной станции вода почти у всех своя, из артезианских скважин, но для ее подъема нужны насосы — электрические. Поэтому отсутствие света означает и отсутствие воды.

Здесь королями себя почувствовали старые дачники — владельцы домов вековой или полувековой закалки, с печами-голландками и колодцами, не зависящими от капризов линий электропередач. Многие обрадовались поводу проявить щедрость и приглашали соседей из модерновых и «энергоуязвимых» коттеджей погреться и набрать воды. Но не все, скажем прямо.

«У нас тут рядом живет один певец, известный. Вон тут, через два участка, — рассказал житель Клязьмы Сергей. — Так вот он, когда строился, сосны тут вековые рубил, меня заставил по суду рубить старые деревья. Чтобы ему вид не загораживали. Думаете, я ему буду помогать? Да пусть обходится, как знает».

Власти и здесь оказались первыми виноватыми в глазах обесточенных жителей. Хотя отключения света в районе объясняли природными катаклизмами, клязьменцы этому не верят. Дело в том, что в соседнем Сергиево-Посадском районе недавно была некрасивая история: коммунальщики отключили водоснабжение, думали, по техническим причинам — а оказалось, из-за долгов, которые районные управляющие компании наделали втайне от своих потребителей. Вот и здесь — подозревают жители Пушкинского района — может быть похожая история. Мало ли было гололедов на памяти людей. Но чтобы так массово отключали свет — нет, тут что-то явно нечисто, подозревают жители Клязьмы.

IV. Железнодорожный

«Слышь, фотик убери! Проблем захотел?» — это город Железнодорожный, и это не охранник стройплощадки, а обычный житель пристанционного квартала. Без камеры Макс, так он представился «СП», согласился рассказать, что происходило в городе во время «конца света».

Во-первых, электричество то давали, то отключали снова — люди успевали подзарядить мобильники и прочие электронные устройства, приготовить еду. Во-вторых, батареи были не столько холодными, сколько «еле теплыми» — коммунальщики немного прогревали воду, чтобы не допустить размораживания системы (ведь это бедствие уже на несколько недель и миллионные убытки). В-третьих, виноваты во всём, помимо власти — заселившиеся в «Железку» москвичи и иногородние. Это они перегрузили электросети, теперь аварийных мощностей на всех не хватает.

Но разбираться с понаехавшими Макс не собирается — опять-таки, «он же не экстремист». Вот в ночь с понедельника на вторник они с ребятами группой патрулировали район — смотрели, чтобы никто не соблазнился темнотой и не натворил беспорядков.

В Железнодорожном суровы не только простые жители, но и работники коммунальных служб. С Алексеем Володиным, водителем автовышки для ремонта электросетей, корреспонденту «СП» удалось перекинуться буквально несколькими словами. «Работали без отдыха, это понятно. Срубать эту *** наледь — я эту работу, блин, надолго запомню. Сделали, где надо, обрыв ликвидировали. Давно бы можно было ток пустить, но на всех мощностей не хватало, поэтому по очереди давали. А теперь еще и штормовое предупреждение — точно придется на Новый Год опять авралить».


— Починка сети в каждом конкретном случае возможна, но ситуация развалилась на множество мелких эпизодов в разных местах, — пояснил «СП» эксперт по территориальному и городскому развитию, член Общественной палаты Вячеслав Глазычев. — На самом деле, это уже давно ожидавшееся обрушение советской инфраструктуры. Удивительно, что это прорезалось только сейчас. Ведь десятилетиями накапливались недостатки: у нас огромное количество «воздушек» электропередач, которые уже стали анахронизмом (кроме высоковольтных). А тут резкий рост энергопотребления — прежде всего, обычными домохозяйствами. И вот этого роста не выдержали сети в домах — отсюда пожароопасность — и подстанции, а это уже веерные отключения электричества.

К сожалению, теперь это надолго, полагает эксперт. Исправление ситуации потребует многолетней напряженной работы, а у нас уже сейчас на пределе ремонтные мощности, переломить ситуацию быстро не хватит ни средств, ни людей. Недостаточность снабжения показала ситуация в аэропортах — стала очевидной неготовность всех аэропортовских служб и авиакомпаний. Что же касается жителей городских домов, то нам всем придется отныне на много лет привыкнуть к отключениям воды и электричества, говорит Глазычев.

Кажется, за минувшие три дня многие жители Подмосковья это уяснили. Они уже не удивляются и не шокированы отключениями света. Они не верят властям и уже обдумывают, как заставить их работать в интересах жителей. Наконец, они уже не просят спасения у чиновников — вместо районных администраций большинство жителей Подмосковья метнулось за бензогенераторами на строительные рынки.

И, что немаловажно, жителей области теперь не напугаешь жилищно-коммунальным коллапсом, которого, как было принято думать, боятся все жители городских домов. Коллапс Подмосковью не страшен — они уже попробовали его на вкус.

Фото: МЧС России, dmitrov.olx.ru, fotki.yandex.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня