18+
среда, 7 декабря
Общество

Гнилая милиция Подмосковья

В Воскресенске закрывают глаза на преступление против защитника Сталинграда

  
84

Громкий скандал, в который в скором времени могут быть вовлечены и федеральные структуры, разгорается в Воскресенском районе Московской области. История, к сожалению, не новая — в поселке имени Цурюпы под Воскресенском жестоко избит и ограблен ветеран Великой Отечественной Войны. Однако в этой ситуации поражает не только садизм преступников, поднявших руку на 88-летнего старика, но и полное равнодушие к пострадавшему со стороны сотрудников местных правоохранительных органов.

Преступление было совершено еще 20 октября прошлого года. Поздно ночью двое неизвестных ввалились в домовладение героя войны Сергея Чукляева. Ветеран живет один в частном доме по улице Ленина. Для местных он — легенда. Прошел простым солдатом всю войну, участвовал в обороне Сталинграда, был в плену, бежал, победу встретил в Берлине. За боевые подвиги Сергей Васильевич был награжден орденом Славы, орденом Великов Отечественной войны и несколькими медалями.

Теперь наград нет — они похищены. Вообще-то, незваные гости хотели денег. Полночи ради них они измывались над стариком, переломали ему ребра, нос, отбили почки, изрезали лицо и руки. Не найдя в доме наличных, забрали ордена и медали, три старинные иконы и бросили ветерана умирать от побоев.

К счастью, Сергей Чукляев выжил. Но сразу же ему пришлось столкнуться с другой проблемой: расследовать нападение на ветерана и искать преступников сотрудники милиции, судя по всему, не хотят.

Более того, жители поселка по горячим следам сами смогли задержать подозреваемых, но стражи порядка почему-то их отпустили.

Вот что рассказала корреспонденту «СП» невестка Сергея Васильевича Надежда Чукляева:

— Свекор живет один. Хотя я его, конечно, периодически навещаю. Но выбраться удается не всегда — ухаживаю за мужем, сыном его, он парализованный. Когда деда избили, на нем живого места не было. Весь изрезан был, изверги ногами его избивали, сломали ребра и нос, отбили почки и печень. Он после этого две недели кровью писал.

«СП»: — Это вы его обнаружили?

— Нет. В тот день мужу было очень плохо, поэтому утром к свекру я не смогла выбраться. Потом уже сам он рассказал, что пролежал, истекая кровью, часов до 11 утра, потом выполз на дорогу, где его и нашла соседка (она шла мимо за хлебом). Муж ее сразу же вызвал скорую и милицию.

«СП»: — Что сделали сотрудники милиции?

—  Да, ничего! Целый день ждали какую-то следственную группу, но никто так и не приехал. Ни место происшествия не осмотрели, ни письменных показаний с нас не взяли, даже справку о медицинском освидетельствовании (о том, что ребра сломаны и почки отбиты) не выдали.

«СП»: — Правда, что вы сами нашли подозреваемых?

— Нашла и лично сдала их милиции, но обоих отпустили.

«СП»: — Как это было?

— На следующий день после случившегося я обошла двор и еще раз все внимательно осмотрела. Рядом с домом увидела окурки — те же самые, которые курили узбеки, работавшие недавно на участке у свекра. Мы старые сливы спилили, а их наняли выкорчевывать пни. Это было 12 октября. Мне еще запомнилось, как один из них забрал у деда (он хворост рубил) полное ведро и побежал в дом (ну, вроде как, восточный человек уважение старшему выразить хотел). Я за ним, вижу, он стоит на пороге и так пристально на икону смотрит — у деда в углу три иконы редкие стояли. Спрашиваю: «Зачем вы без разрешения в дом вошли?». «Да я вот дедушке помочь», — говорит. Тогда я не придала всему этому значения. Но помню, парни сказали, что 25 уже улетают в Бухару.

«СП»: — Что же вы предприняли?

— Начала в милицию звонить, конечно. Наша не отвечала. Дозвонилась до Воскресенска, сказала, что, знаю, кто это мог сделать и хочу дать показания. Там, кстати, кровь на оконной раме была (эту раму бандиты свекру на голову одели), но почему-то экспертизу так и не провели. А ведь я сама медик и знаю, что кровь старого и молодого человека отличается. Но там ответили, что приехать некому. Ждите, мол, в течение трех дней кто-нибудь освободиться и подъедет. Я объясняю: «Сегодня уже 21-е, 25-го они уедут». Стали трубки бросать. Потом, правда, прислали двоих участковых в гражданской одежде на собственной машине. Я им все рассказала, даже окурки в отдельном пакетике передала.

«СП»: — Что было потом?

— Потом мы поехали к бригадиру гастарбайтеров и нашли тех двоих. При виде меня один из них прямо вздрогнул. А когда они в машину рядом со мной сели, я заметала, что джинсы и кроссовки у них в крови, и у одного рука порезана. Меня подвезли к дому свекра, а этих забрали. «Мы, — говорят, — их потрясем, и они все расскажут». Пообещали сразу же позвонить.

«СП»: — Позвонили?

— Ждала два дня. На третий позвонила сама, и мне сказали, что обоих отпустили. Участковый Тришкин сказал: «Их там не было». Я спросила: «А кровь с джинсов и кроссовок на экспертизу хоть взяли?». Но со мной даже разговаривать не стали — просто отключились.

Уже потом мне удалось достать мобильный телефон Игоря Рогова, начальника УВД Воскресенского района. Но он оказался в отпуске и попросил его не беспокоить, предложив перезвонить после 1 декабря. Я, естественно, это сделала. И Рогов пообещал, что дело так не оставит.

«СП»: — Он сдержал слово?

— Лучше бы он этого не делал. Потому что от такого внимания пострадавшим один вред. Представляете, человека только что в буквальном смысле из могилы вытащила, а милиционеры требуют, чтобы он приехал к ним в Воскресенск. Я сказала, что мы не приедем, он плохо себя чувствует. Так что они предприняли. На следующий день в 7 утра два милиционера в штатском перелезли через забор и вскрыли все замки. Свекор так испугался, когда они стали долбить во все окна: «Открывайте, милиция!», что залез на печку. Потом (соседи были свидетелями) его вывели на улицу без шапки, на босу ногу, в одном исподнем белье, он и сотовый не успел взять, и увезли на дачу показаний. Представляете, 8 часов продержали в УВД Воскресенска. Без лекарств, еды и питья. Дали 10 пустых бланков и сказали, чтобы подписал. Уговаривали: «Подписывай, дед, все будет нормально, мы их найдем». А я думаю, там просто напишут, что он не имеет ни к кому претензий, и все.

Вскоре после этого ветерана разбил инсульт. Но в районном УВД никакой вины за собой не чувствуют. «Вероятнее всего, это выдумки родственников, продиктованные отрицательным настроением к правоохранительным органам», — прокомментировал ситуацию в эфире одного из телеканалов заместитель начальника управления Сергей Матросов. Он же отметил, что «в уголовном деле никаких свидетельств о том, что задерживались подозреваемые, нет».

Корреспондент «СП» попыталась узнать мнение самого Игоря Рогова. Однако дежурный по управлению почему-то так и не смог перевести телефонный звонок на руководителя. После очередной попытки строгий женский голос сказал, что у начальника УВД нет сейчас времени разговаривать по телефону. На просьбу пояснить, что конкретно делается по делу о нападении на Сергея Чукляева, собеседник сказала лишь, что расследование продолжается. О моральной составляющей представитель УВД говорить отказалась.

Между тем, по словам Надежды Чукляевой, только благодаря вмешательству местного совета ветеранов дело до сих пор не развалилось. 14 декабря 2010 года односельчане передали в приемную главы МВД Рашида Нургалиева письмо об этом случае с просьбой прекратить произвол и привлечь виновных к уголовной ответственности. Хочется надеяться, что после этой жалобы что-то сдвинется с мертвой точки, и стражи порядка займутся своими прямыми профессиональными обязанностями.

Из досье «СП»

В Воскресеньком районе это не первый случай нападения на участника войны. Не так давно Московский областной суд приговорил к длительным срокам двух мужчин, ограбивших и убивших 84-летнего ветерана Арсения Грачева, который также прошел всю войну. Трагедия произошла 22 июня 2009 года в деревне Леоново Воскресенского района. Проживающий в частном доме Арсений Грачев нанял рабочих для ремонта ограды. 34-летний местный житель Иван Федоренко и его знакомый из Украины, 42-летний Михаил Чава, за определенную плату помогали сельчанам по хозяйству. Взявшись за починку ограды пенсионера, мужчины усердия не проявляли и, наспех закончив дело, потребовали оплату. Арсений Иванович, недовольный работой мастеров, платить отказался. Тогда злоумышленники, которые были изрядно пьяны, решили выбить из беззащитного старика причитающиеся деньги. Подонки избили и связали пожилого мужчину, а затем перерезали ему ножом горло. Оставив ветерана умирать на полу дома, преступники забрали 12 тыс. рублей, мобильный телефон и именные часы. Два дня спустя оперативникам удалось задержать подозреваемых. Ивана Федоренко и Михаил Чаву приговорили соответственно к 17 и 22 годам заключения в исправительной колонии строгого режима. Кроме того, им придется выплатить родственникам ветерана 1 млн 70 тыс. рублей компенсации.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня