18+
суббота, 3 декабря
Общество

«Собянинский ампир» измельчал до ларьков

Типовые проекты для мелких торговых точек похожи на старинные полицейские будки

  
212

Стремление новых властей Москвы упорядочить мелкорозничную торговлю — вспомним осенние «ларечные погромы» около станций метро — кажется, доходит до практического воплощения. На сайте Москомархитектуры размещены эскизы типовых проектов эстетически приемлемых для руководства города торговых точек. Сведений о том, кто именно в Москомархитектуре разрабатывал эти проекты и в каком статусе они находятся, пока нет. Однако сами стилистические решения уже доступны для оценки.

— Наша мастерская также участвовала в этом проекте, — рассказал «СП» архитектор Борис Уборевич-Боровский. — Около полутора месяцев назад со мной связывались представители заказчика (правительства Москвы — «СП»). Мы предложили им некоторые эскизы, и нам обещали, что будет проведен конкурс. По словам Уборевича-Боровского, пока неизвестно, насколько работы его мастерской приняты на вооружение Москомархитектуры. «Я, если честно, удивлен, с какой скоростью они всё провернули!», — сказал архитектор.

Напомним, в начале ноября 2010 года, немедленно после вступления Сергея Собянина в должность московского мэра, в столице разразилась локальная «война с ларьками». Поводом для нее послужило заявление градоначальника во время его субботнего объезда города: на площади Тверской заставы Собянин возмутился нагромождением ларьков. Сразу же после этого руководители округов и районов Москвы начали расчищать площади возле станций метро и ликвидировать некоторые торговые точки в других заметных местах.

На горожанах, заметим, эта «война» отразилась двояко. С одной стороны, большинством москвичей скопления ларьков на транспортных узлах города воспринимаются как уродство. «Это может быть живописно, но эстетики, красоты тут никакой нет», — комментировал для «СП» живописец, коренной москвич Владимир Качанов. Тем не менее, он же отметил, что без ларьков во многих районах города (особенно в центре) практически негде купить недорогие продукты. «Возле той же Белорусской есть только ларьки да сверхдорогие супермаркеты, так что после устранения ларьков стало проблемой даже купить молока», — отметил Качанов.


Художественная идея унификации столичных ларьков была озвучена в ноябре минувшего года главным архитектором Москвы Александром Кузьминым. Основная цель, как заявил глава Москомархитектуры, состоит в том, чтобы сделать мелкорозничные торговые объекты художественными, заставить торговые точки не диссонировать, а сочетаться с городской средой. Тогда же Кузьмин пообещал, что новый «ларечный ордер» для Москвы будет разработан с учетом наследия великих зодчих Москвы: Федора Шехтеля, Алексея Щусева и других. Отметим, оба архитектора действительно принимали участие в оформлении города, создавая такие объекты, как трамвайные остановки, киоски, лодочно-спасательные станции и пр.

Представленные Москомархитектурой проекты выпущены в нескольких стилевых вариациях. «Классика» предназначена, очевидно, для размещения в кварталах застройки до XIX века включительно, а также на сталинских проспектах — больше всего ларьки этой серии похожи именно на произведения «сталианса». «Модерн», сообразно названию, предназначен для кварталов доходных домов начала ХХ века; более всего, правда, он напоминает не московские, а парижские архитектурные формы начала прошлого столетия. Московский же модерн напоминает другая версия — «Свободный стиль» — она, вероятно, не имеет четкой географической привязки. Также существуют «Минимализм» и «Современный стиль» — они, очевидно, подходят к кварталам, застроенным во второй половине ХХ века и к современным районам.

Что касается художественной ценности, то о ней архитекторы, видевшие проект, предпочитают не рассуждать. Тем более, что статус разработок, представленных Москомархитектурой, и вправду неясен.

«Концепция киоска вообще неверна и проистекает из времен дикого капитализма 90-х и завышенной аренды в первых этажах домов в 2000-х, — полагает куратор архитектурного проекта „Москонструкт“ Николай Васильев. — Теперь о стилизации. Она крайне убогая, в первую очередь из-за несоотвествия материалов: классицизм из пластика не построить никак (если не делать ироничный постмодернизм, но у нас юмора не многие поймут). Потом, те павильоны типа будки молока, куда предусмотрен вход будут страшно непрактичны и неудобны; если уж останавливаться на киосках, надо смотреть как текущие самострои народ приспосабливает. Наконец, ясной различимости и, если угодно, „брендовости“, как у лондонских телефонных будок, в данном случае, все равно не получается».

«Вообще-то это не новость: каждый новый правитель города всегда заказывает унификацию ларьков на свой вкус, — комментирует проректор МАрхИ Илья Лежава. — Это не только в Москве бывает, и даже не только в России. Думаю, в основе мотивации городских властей лежит обычно не стилистика, а чисто экономические соображения — это крупный контракт для изготовителей таких торговых точек. Но результат уже могу предсказать, каким бы ни был проект: будут на одной площади стоять ларек 60-х, 80-х годов, „лужковский“, современный, и как всегда, получится зоопарк».


Действительно, унификация мелкой городской архитектуры — от оград бульваров и гипсовых вазонов до ларьков с мороженым — входит в число любимых забав градоначальников, по крайней мере, московских. Впервые упоминания о стандартизации мелкорозничных торговых точек восходят к допетровским временам: деревянные торговые ряды на Красной площади и в Китай-городе по воле царя Алексея Михайловича должны были быть построены одинаково. С петровскими реформами «регуляризация» городской застройки еще усилилась — правда, в сфере розничной торговли всё оставалось по-старому до конца XIX века. Отметим еще, что ларькообразная архитектура вне рыночных зон по тогдашним правилам вовсе не дозволялась — на самых старых фотографиях Москвы, середины позапрошлого столетия, единственными подобными сооружениями были уставные будки полицейских.

С приходом в городскую среду новых технологий — сетевой розничной торговли, городского транспорта — появилась и потребность в розничных точках формата киосков. Правда, очень долгое время подобные киоски были летними и располагались преимущественно в зонах отдыха (как ларьки с квасом и пивом). Периодически проводились унификации и таких торговых точек, и остановок общественного транспорта, и тележек с мороженым, и даже лотков типа «Моссельпрома». Достаточно распространены были будки чистильщиков и ремонтников сапог — кстати, это единственная сеть подобных точек, дожившая до нашего времени в руках одной и той же ассирийской диаспоры.

Стационарные ларьки с газетной продукцией, мороженым, пивом и квасом в Москве — изобретение сталинской эпохи. Относительно насаждения культуры такой торговли искусствовед Владимир Паперный в своей монографии «Культура 2» отмечал, что это, по всей вероятности, специфическая тяга сталинской культуры к «курортному» типу бытия, к вечному лету, морю и солнцу. Так появились в стране — и в Москве — круглогодичные киоски мороженого.

Далее дизайн советских ларьков всех перечисленных типов периодически обновлялся — но уже не «высочайшим указом», а по инициативе самих торговых сетей. Ларьки к 1970-м годам стали модульными, не строились на месте, а доставлялись в готовом виде; смене поколений киосков (новые были просторнее, теплее, удобнее) сопутствовал и редизайн. «Централизованной политики в отношении таких объектов все же не существовало, — рассказал „СП“ историк советской архитектуры Денис Ромодин. — За исключением, пожалуй, Олимпиады-80, когда многое было сделано именно с целью стилистической унификации».

Тогда же, к Олимпиаде, в Москве появились и киоски Pepsi Cola, ставшие самыми яркими до перестроечных времен городскими объектами столицы. В конце же 80-х годов было разработано великое множество проектов модульных торговых точек самого разного масштаба — они были современными по дизайну, достаточно технологичными и удобными.

Однако после экономического коллапса 1991 года победили не высокоразвитые и хорошо проработанные ларьки позднесоветского типа — а кустарно изготовленные коммерческие «палатки». Правда, и их до наших дней почти не дошло: унификация городских ларьков, по крайней мере, по районам и округам, уже давно (и неоднократно) была произведена при Юрии Лужкове.

Так что, получается, единственное отличие «собянинских» ларьков от «лужковских» — в том, что впервые в российской истории «палатки Собянина» будут оснащены настоящими портиками — как полицейские будки XIX века. Ну, или как очень-очень маленькие сталинские высотки.

Фото: mka.mos.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня