18+
четверг, 8 декабря
Общество

МЧС планирует брать плату с сельчан за разрешение бороться с огнем

Законопроект, внесенный в Госдуму, может погубить пожарное добровольчество

  
24

После катастрофических пожаров лета 2010 года, когда обнаружилась слабость существующих структур государственной пожарной охраны, а изрядную часть борьбы с огнем взяли на себя добровольцы, государству стало очевидно: нужно как-то откликнуться на сложившуюся ситуацию. И вот уже 26 января Госдума в первом чтении рассмотрит проект закона «О добровольной пожарной охране».

Законопроект, с текстом которого можно ознакомиться здесь, составлен в абсолютно естественной для развитой бюрократии логике. А именно — поскольку тушение пожаров является опасным для жизни видом деятельности, авторы проекта предлагают добровольческую деятельность зарегулировать. А именно — ввести ее в четкие рамки, «нагрузить» необходимыми, с точки зрения бюрократии, согласованиями и лицензированием, а главное — ввести реестр добровольных пожарных команд (это те подразделения, что имеют мобильную пожтехнику) и дружин (это те, что ее не имеют).

Большинство активистов и экспертов, кто активно работал с пожарными-добровольцами минувшим летом, резко против данного законопроекта. Среди них, например, Алексей Ярошенко, руководитель лесной программы «Гринписа России». «В соответствии с законопроектом „О добровольной пожарной охране“ в предлагаемой МЧС редакции, на добровольных пожарных возлагаются обязанности, сопоставимые с обязанностями штатных пожарных, — комментирует Ярошенко. — При этом добровольные пожарные будут обязаны обеспечивать себя техникой и оборудованием за свой счет и за счет учредителей своих общественных организаций. Федеральным же бюджетом никакие вложения в добровольческую пожарную охрану не предусматриваются».

Законопроект предусматривает возможность (именно возможность, а не обязательность) введения ряда прав и социальных гарантий для добровольных пожарных, отметил Ярошенко. Однако, выделения средств из федерального бюджета для обеспечения этой возможности законопроект не предусматривает. «Фактически, в соответствии с этим законопроектом, добровольные пожарные приобретают статус бесплатных и бесправных исполнителей части функций МЧС и подведомственных ему структур, — говорит эксперт. — Представляется маловероятным, что найдется сколько-нибудь значительное количество людей, согласных на таких кабальных условиях участвовать в добровольной пожарной охране. В случае принятия данного законопроекта „официальное“ пожарное добровольчество будет развиваться только „на бумаге“, а уровень защиты сельских поселений и ценных природных объектов от огня останется недопустимо низким, что неизбежно приведет к очередной пожарной катастрофе в ближайший засушливый год».

В настоящее время добровольные пожарные — это не только помощники штатных пожарных и работников леса, но и свидетели происходящего, способные донести до гражданского общества объективную и непредвзятую информацию о реальном положении дел, напоминает Ярошенко. «В 2010 году именно благодаря свидетельствам добровольных пожарных многие наши соотечественники узнали, что МЧС — это чудовищно неэффективная бюрократическая структура, пожирающая значительную часть ресурсов поглощенных ею ведомств и служб (пожарной охраны, спасателей)», — говорит эксперт. Во многих случаях добровольцы смогли разоблачить ложь, содержавшуюся в официальных сводках о пожарах, донести до местного населения правду о реальном положении дел, и тем самым не допустить еще больших жертв.

«Совершенно очевидно, что такие неконтролируемые свидетели руководству МЧС не нужны — возможно, именно поэтому его руководство настаивает на принятии закона, дискредитирующего саму идею пожарного добровольчества», — резумирует Ярошенко, призывая писать обращения президенту Медведеву с требованием не допустить принятия законопроекта.

В беседе с обозревателем «СП» глава лесной программы российского «Гринписа» попытался объяснить, как, с его точки зрения, могут выглядеть бюрократические препоны перед пожарными-добровольцами:

«СП»: — Из текста законопроекта не слишком ясно — будет ли запрещена работа «нелицензированных» пожарных-добровольцев?

— Открытым текстом такого нет — что нельзя будет тушить пожары без регистрации в качестве «официальных добровольцев». Партизанские методы, конечно, останутся. Но в некоторых случаях — например, когда есть большой пожар, есть штаб тушения этого пожара — пожарных-добровольцев без «статуса» могут просто не пустить на место происшествия. Потому, что руководитель тушения — чиновник МЧС — не захочет брать на себя дополнительную ответственность.

«СП»: — Как это? Просто выгонять из леса?

— Ну да, будут тупо выгонять. Причем коснется это главным образом не москвичей, которые приехали тушить пожар за 200 километров, а местных добровольцев, которые могли бы объединиться вокруг местных администраций, муниципалитетов, сельхозпредприятий. Помимо бюрократических усложнений с регистрацией, администрациям придется нести еще и солидные расходы — в законопроекте записано, что водители пожарных машин и т. п. это штатные должности, требующие зарплаты.

Не надо забывать, что есть и еще один федеральный закон — «О лицензировании отдельных видов деятельности…». Тушение пожаров вошло в список лпицензируемых видов деятельности. Оформлять лицензии дорого и долго, а не оформлять не получится: ведь если организуется добровольная пожарная дружина или команда, то понятно, что у нее должна быть лицензия, и эту лицензию у них обязательно спросят.

«СП»: — А что творится сейчас с другими законами после пожаров? Есть ли продвижение в смысле возрождения лесной охраны?

— Да тут примерно то же самое: с одной стороны, лесную охрану, вроде бы, восстановили. Но, с другой стороны, восстановили на бумаге: новых людей в штат брать пока не запланировано.


О том, как госрегулирование добровольной пожарной охраны выглядит на практике, рассказал один из комментаторов в блоге Алексея Ярошенко. «Летом в Шатурском районе одна из наших СХ компаний пожарную машину купила, — рассказывает блогер. — Акционер был на месте, дал команду, оплатили срочно, доставили за 3 дня. Так МЧС с нашего „колхоза“ огромные денжищи запросила за эксплуатацию, пока мы своих пожарных не выучим и не аттестуем — около 1 миллиона рублей в квартал. При том, что кругом техники категорически не хватало!»

— Однозначно, то, что хотят принять сейчас — это плохой вариант, — отзывается о законопроекте фермер Михаил Шляпников из подмосковного Колионова, активный участник добровольной пожарной охраны в прошлом году. — Если этот закон состоится в том виде, в котором он планируется — это повлечет за собой опустошение России. Малые деревни и поселки при такой организации пожарной охраны почти все будут подлежать возгоранию. Я знаю, что готовится другой вариант, более щадящий, и сам участвовал в его подготовке.

«Хорошо, у нас в деревне с пожарной точки зрения всё теперь укомплектовано по полному штатному графику, — рассказал „СП“ Шляпников. — Несколько километров рукавов, помпы, бензопилы, воздуходувки. И, не скрою, это стоило нам гигантских денег. А откуда такие деньги возьмут в других деревнях, где живут старые бабушки? Им остается только гореть!».

При этом сама идея «земской» организации пожарной охраны не вызывает у Шляпникова неодобрения. «Сама-то идея даже рациональная, — говорит он. — И в Европе многие регионы организуют пожарную охрану именно так: никакие князья-графы и короли им ничего подобного не обеспечивали. Но в Европе так ведется уже много столетий, за это время люди накопили и опыт, и привычки, и инвентарь — от тачек и ручных насосов до современных автомобилей. Германские пожарные дружины всем обеспечены. А у нас предлагается всю эту эволюцию проделать за 6 месяцев?»


Между тем, государство пока что не справляется не только с лицензированием пожарных-добровольцев, но и с координацией расчистки завалов. А ведь уже весной в районах торфяников горелый и поваленный лес может вспыхнуть снова. «Один местный мужик, фермер, уже два месяца просит у администрации право на расчистку горельников, — рассказал Шляпников. — Он живет здесь и прекрасно понимает, что произойдет уже этой весной в плане пожарной катастрофы. Он лишь просит дать ему возможность вывозить поваленный лес. У него два трактора по 150 лошадей и своя пилорама. Он готов вывозить валежник за свой счет, на своей технике, на своей солярке, и еще платить в кассу сельсовета по 400 рублей за каждый вывезенный кубометр. Причем не строевой древесины, а именно валежника из горящих болот». Однако администрация ему отказывает. А единственными из журналистов, кто заинтересовался ситуацией, стали скандинавы, говорит Шляпников.

Отметим, что в некоторых регионах, пострадавших от пожаров — даже в Подмосковье — по независимым оценкам, лишь 20% горельников зарегистрированы в качестве пожарищ. Остальные места пожаров до сих пор числятся живым лесом. А значит, расчищать его не будут, да и другим не дадут — пока Россия не сгорит снова.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня