Общество

Любовные страдания Гофмана

Страсть к девочке-подростку надломила великого немецкого писателя и мистификатора

  
490

В конце января калининградцы отметили 235-ю годовщину рождения своего великого земляка — Э.Т.А. Гофмана. Гофман прожил очень яркую, но недолгую жизнь, скончавшись 22 июля 1822 года в Берлине на 47-м году жизни. После него осталось большое количество дневниковых записей, писем, воспоминаний. По словам физика, писателя, краеведа, знатока истории Восточной Пруссии Бориса Бартфельда, одним из главных адресатов писем и записок Гофмана был Теодор фон Гиппель-младший — крупный прусский чиновник в ранге тайного советника, племянник знаменитого обербургомистра Кенигсберга Гиппеля, ближайший друг Гофмана с детских лет. Так вот, среди бумаг Гофмана была обнаружена записка, адресованная Гиппелю, о том, что он отправляет ему некую новеллу. Но среди архива Гиппеля ни этой новеллы, ни других упоминаний о ней не оказалось.

— В августе этого года два человека в камуфляжной форме принесли в светлогорский «Дом Сказочника (Hoffmann Haus)» рукопись на немецком языке, завернутую в плотную коричневую бумагу. Они сказали, что нашли ее в поселке Родники (Арнау, кирха Арнау), рядом с площадкой, где строится сейчас кардиологический центр, — рассказал Бартфельд, — там находилось имение Гиппелей, и Гофман в юности очень любил бывать в этом месте. Скорей всего, рукопись была отправлена Гиппелю, а тот через много лет после смерти Гофмана, спрятал рукопись в тайнике. Гофман был удивительным мастером мистификации, но здесь речь идет об исключительно правдивой истории, случившейся с ним в Бамберге, где он пребывал с 1808 по 1813 год.

Впрочем, сенсации не суждено было состояться. Находка оказалась мистификацией.

Корреспондент «Свободной прессы» связалась с Борисом Бартефльдом.

«СП»: — Борис, это правда, что вы нашли новую рукопись Э.Т.А.Гофмана?

— Это, конечно, мистификация, это такая гофманианская шутка. Новеллу написал я на основе писем Гофмана. Это розыгрыш.

«СП»: — Содержание «рукописи», в сущности, рассказывает, как Гофман стал писателем. До событий, которые там описываются, он вообще-то был юристом, музыкантом.

— Да, любовные страдания, любовь к Юлии Марк, совсем юной ученице, его перевернула. И уехал из Бамберга он уже настоящим писателем. Это жизненное крушение сделало его писателем. Появился спрос на его произведения. За писательский талант он заплатил разбитой любовью.

«СП»: — То есть, вы это не придумали? Какая-то основа в письмах и дневниках Гофмана для этого есть?

— Все, что там написано, было на самом деле. Юлия Марк — реальное лицо. Это юная девушка, в которую он был влюблен на протяжении трех лет… Если говорить о событиях, которые там описаны, то там все правда. Каждое слово правда, кроме того, что сам Гофман такую новеллу не писал.

«СП»: — Вы собрали его высказывания из разных источников?

— Да. Из его записок я собрал эти факты и изложил так, будто это новелла, которую он отправил своему другу.

«СП»: — Значит, и до набоковской «Лолиты» кое-что было в литературе на эту тему. Ведь речь идет о любви взрослого женатого человека к тринадцатилетней девочке.

— У Набокова есть даже два рассказа, где прямо упоминаются Гофман и эта коллизия. Набоков ссылается на Гофмана.

«СП»: — Тема острая, соблазнительная, сомнительная…

— Да. Но физической близости между ними не было, Юлия до своей помолвки даже не понимала, что за чувства она вызывает в своем учителе. Когда поняла, она отшатнулась от Гофмана. Но мать ее обо всем догадалась.

«СП»: — Скажите, а в гофмановские времена такая любовь не была ли преступной? Наказуемой? В наше время это называется педофилией.

— Но у него это было только в душе, Юлия ни о чем не догадывалась. Он ее никогда не обнимал, не целовал. Мать Юлии выдала дочь замуж в возрасте пятнадцати лет. Гофман познакомился с Юлией, когда ей было 12 лет, а в 15 лет она вышла замуж. Юношей, когда ему было 16 лет, Гофман тоже был влюблен в свою ученицу, правда, ученица была не только его старше, она была многодетной матерью. Дора Хатт была замужем за кенигсбергским виноторговцем. Юный Гофман давал ей уроки музыки и пения. Любовная связь между ними длилась с 1793 по 1796 год, она оказала значительное влияние на формирование личности Гофмана. Когда вокруг этой связи разразился скандал, Гофман в июне 1796 года был вынужден срочно покинуть Кенигсберг.

Да, Гофман влюблялся в своих учениц. Но по отношению к Юлии у него все происходило в его душе. Он боялся, что если он как-то обозначит свою сильную влюбленность, то его ученица испугается. Ну, так оно и вышло.

«СП»: — То, что Гофман думал о самоубийстве, о бегстве, о том, чтобы бросить семью и исчезнуть — это все есть в его подлинных записях?

— Да, это все в его письмах. Он вспоминал историю Генриха фон Клейста, крупного немецкого писателя и драматурга, который, кстати, с 1807 по 1810 год жил и работал в Кенигсберге. Так вот, Клейст покончил с жизнью вместе с возлюбленной на берегу озера Ванзее вблизи Берлина, и это был скандал европейского уровня.

«СП»: — Если продолжать говорить о странностях любви Гофмана, то его ранняя смерть — не является ли продолжением его любовных похождений?

— Он вообще был нездоровым человеком, болезни накапливались. Умирал он тяжело, это было связано с параличом, сказались последствия сифилиса. В то время сифилис не лечился. Связывать это с любовными историями я бы не стал. Но темперамента он был необузданного. Характер имел холерический. Эти переходы от холерического состояния к меланхолии тоже были связаны с глубокими раздумьями. Жизнь его была очень необеспеченной, в постоянной заботе и нужде…

«СП»: — Так и с ума своротить недолго. Если вспомнить, кстати, его душевнобольную мать…

— О сумасшествии я бы не стал говорить. Гофману была присуща крайняя горячность, Писал он, как правило, на эмоциональном пике. Это был залп бешеного письма, и после этого — впадения в прострацию, подавленность. Алкоголь играл значительную роль в его жизни и творчестве, в том, как он входил в такое состояние, когда уже не обращал ни на кого внимания, и его фантазия вела его за собой, он терял ощущение реальности в этот момент.

«СП»: — Почему вам, любителю точных наук, физику по образованию, человеку системному, так мало похожему на вашего любимого необузданного персонажа, все это так близко?

— Мне очень интересен этот феномен — проявления гениальности в человеке. В Кенигсберге той поры — это не единственный такой случай. В одном доме на Постштрасе, в одном подъезде с Гофманом жил Захариас Вернер, он был старше Гофмана лет на пять-шесть. У обоих матери были с психологическими особенностями. Мать Захариаса считала своего сына не просто гением, а даже Мессией. Элементы крайней возбужденности присутствовали и в этом случае. И он стал известным драматургом, писателем, основателем жанра «Трагедия рока». Гофман написал музыку к его нескольким эпическим драмам. В конце жизни Вернер был католическим священником в Вене, где умер в 1823 году. Конечно, как литератор Гофман выше Вернера, он принадлежит к первому ряду писателей мира.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня