18+
четверг, 8 декабря
Общество

Совет Старейшин поможет Хлопонину работать по заветам предков

В СКФО постепенно восстанавливается средневековье

  
207

В Северо-Кавказском Федеральном округе создаётся новая общественная структура — Совет старейшин. В неё, как сообщается, войдут «самые уважаемые и авторитетные люди», по два делегата от каждой республики округа. Совет старейшин будет составной частью Общественного совета СКФО (это аналог «Общественной палаты РФ»). Таким образом полпред президента Александр Хлопонин собирается наладить обратную связь с населением республик, минуя чиновничью вертикаль власти.

2 февраля в Ессентуках прошла встреча полномочного представителя президента РФ в СКФО Александра Хлопонина с кандидатами в члены планируемого Совета старейшин. Делегатам от республик Хлопонин предложил создать аналогичные структуры в тех республиках, где ещё нет подобного совещательного органа.

«Именно те мудрые, авторитетные люди, которые войдут в них, и будут давать советы и рекомендации первым лицам субъектов, а члены совета старейшин СКФО будут доносить до своих регионов согласованную позицию членов Общественного совета и его составляющей части — Совета старейшин», — цитирует слова полпреда агентство «Регнум».

На встрече с Хлопониным из кандидатов в Совет старейшин СКФО присутствовали пять человек, делегированных от своих субъектов: Гаджи Джабраилов (Дагестан), Мусса Дудаев (Чечня), Вячеслав Лагкуев (Северная Осетия-Алания), Жамал Аттаев (Кабардино-Балкария), Иналь Гашоков (Карачаево-Черкесия). Кроме того, в этот совет планируется включить Шахангирея Пошев (Ингушетия). Ставропольский край будет представлять в этом совете Архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан. (Примечательно, что русских на Кавказе представляет именно поп).

Александр Хлопонин попросил собравшихся озаботится нравственно-патриотическим воспитанием молодёжи. Кроме того, было принято к обсуждению предложение Вячеслава Лагкуева о проведении крупного всекавказского форума, который может стать хорошей дискуссионной площадкой для представителей всех национальностей, населяющих Северный Кавказ. Последний раз подобный форум проводился в 2004 году.

«Мы с вами должны в первую очередь подумать о том, чтобы все, что мы делаем в рамках Совета старейшин, Общественного совета, работало на результат — только это, а ни какие-то там „корочки“, сможет повысить статус создаваемых нами структур в глазах людей», — подытожил Александр Хлопонин.


Чем конкретно будет заниматься Совет старейшин, «Свободной Прессе» рассказала Алла Влазнева, заместитель руководителя департамента по вопросам внутренней политики аппарата полпреда СКФО.

— 19 мая президент поручил нам создать общественный совет по СКФО. Первая конференция прошла 14 декабря. Посовещавшись, мы решили не плодить несколько организаций, а включить Совет старейшин в общественный совет. Фактически, функции те же — связь с гражданским обществом, с регионами, и так далее.

В Общественном совете СКФО у нас 14 человек рекомендовала федеральная Общественная палата, ещё 14 человек — кандидатуры полпреда, и ещё 14 — по 2 человека от субъекта федерации, у нас их как раз 7.

«СП»: — А какие полномочия у совета?

— Это аналог федеральной Общественной палаты. Единственное отличие — если ОП финансируется государством, то у нас всё на общественных началах. Пока у нас всё в стадии становления: сказать, что на Кавказе есть сильное гражданское общество — значит сильно преувеличить. Поэтому самое сложное — это найти, организовать людей.

Но уже есть предложения от этих людей. Например, создать ассоциацию городов-побратимов Северного Кавказа. Так, недавно стали городами-побратимами Махачкала и Ставрополь. Архиепископ Феофан предложил провести совместный православно-мусульманский лагерь для молодёжи. Это очень хорошая объединяющая идея!

Представитель Северной Осетии Вячеслав Лакуев предложил провести форум народов Кавказа. В Сочи в 2004 году проводился такой же, но потом случилось много нехороших событий — Беслан, взрывы во Владикавказе, и все усилия сошли на нет. Хотя благодаря форуму начали выстраиваться отношения между Северной Осетией и Ингушетией, прочие внутрикавказские проблемы можно было бы решить на такой площадке.

Эти люди — они не такие уж и старые, просто мудрые люди с огромным опытом, пользующиеся авторитетом. Всё-таки на Кавказе всегда прислушивались к слову старшего, и всегда оно было ценно. Это хорошая традиция, почему бы её не возродить. Тем более, что мы при этом выполняем указ президента.


Идею создания на Кавказе Совета старейшин предложила президенту Медведеву экс-глава совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова. По её мнению, такой орган — если бы удалось создать реально работающую структуру, а не бюрократическую пустышку — мог бы решить многие проблемы региона. Или, как минимум, довести до властей адекватное видение ситуации «внизу».

"СП": — Понятно, что пока мысль прошла все инстанции от совещания у президента до исполнителя, вполне мог получиться «испорченный телефон». В чём суть идеи, что вы подразумевали под «Советом старейшин»?

— Когда я выдвигала эту идею, я исходила из того, что Кавказ — специфический регион, и институт старейшин там очень уважаем. Самые сложные проблемы, которые, например, связаны с землёй, с межтейповыми, межнациональными отношениями, решаются через старейшин гораздо эффективнее, чем коррумпированные чиновники.

В осетино-ингушском конфликте по Пригородному району старейшины сняли многие конфликты. И если подойти к созданию такого совета нормально, творчески, набрать не людей, уже встроенных во власть, а реально влиятельных людей, неформальных лидеров со своей точкой зрения, то это действительно может помочь.

К тому же Хлопонин сможет получить независимые источники информации, которые будут говорить не то, что докладывают местные руководители.

«СП»: — С формально-юридической — вот есть руководители регионов, есть парламенты, которые, по идее, и должны решать все проблемы. Зачем ещё один параллельный орган?

— Это неформальная структура, незабюрократизированная, не связанная административными или финансовыми обязательствами.

«СП»: — Но при этом решения Совета старейшин имеют исключительно моральный вес.

— Никто не помешает тому же Хлопонину, если он сочтёт нужным, оформить эти решения юридически, дать им силу. Этот совет не будет подменять какие-то структуры.

Любую идею можно опошлить, а можно сделать максимально эффективной. Если сделать это формально — но будет ещё одна виртуальная организация. Всё зависит от желания и воли исполнителей. Иногда что-то хорошее можно вытащить из прошлого, можно заглянуть в будущее. И при этом всё можно превратить в трагедию, фарс и карикатуру.


На самом деле Совет старейшин создаётся не на пустом месте — в некоторых регионах Северного Кавказа таковые уже есть и вполне успешно функционирует. Кроме того, «Советы старейшин» есть в Татарстане, Хакассии, Ненецком автономном округе, и прочих регионах. С 2001 года такая структура функционирует и в Москве. Вот последние новостные заголовки, связанные с деятельностью подобных структур:

  • Совет старейшин балкарского народа Кабардино-Балкарии требует отставки президента республики Арсена Канокова и введения временного прямого федерального правления

  • Совет старейшин при президенте Дагестана уже попросил спикера Госдумы дать правовую оценку высказываниям Владимира Жириновского.

  • Юбилейный съезд Союза композиторов России учредил Совет старейшин.

  • Совет старейшин Москвы потребовал от СМИ прекратить «травлю» Лужкова. Он обнародовал открытое письмо, в котором назвал информационную кампанию против Лужкова беспрецедентной травлей.

  • В зал заседаний московского правительства запретили входить не только работающим здесь чиновникам, но и депутатам Мосгордумы, представителям Совета старейшин при мэре Москвы и студенческого правительства дублеров.

Беглый анализ показывает: большая часть таких структур существует при власти для поддержки её решений и формирования нужного «общественного мнения». Скажем, московский «Совет старейшин» за многие годы своего существования обозначил себя только раз — выступив в защиту Лужкова.

Единственной реальной организацией стоит признать «Совет старейшин балкарского народа». Напомним, старики из Кабардино-Балкарской республики объявили голодовку 14 июля этого года. Они пытались добиться соблюдения властями КБР ФЗ-131 («Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»), точнее — справедливого раздела земли. Старики в течение несколько месяцев почти круглосуточно сидели на Манежной площади в Москве — и никто не может сказать точно, когда они сдались и решили вернуться домой. Корреспонденты «СП» последний раз наблюдали их глубокой осенью.


Опираясь на «традиции» в самом неспокойном регионе Российской Федерации, власть вновь подтверждает: Кавказ — это уже не совсем Россия. Особый порядок управления, особый способ принятия и исполнения решений, часто — в обход собственных законов. Возможно, это эффективно и даже необходимо, но неизбежно входит в противоречие с общероссийскими реалиями.

Напомним, «Свободная пресса» уже писала несколько статей [1], [2] об инициативах Александра Хлопонина — в частности, о знаменитом «плане Хлопонина», который официально не существует, но работает. Безработным жителям Северного Кавказа предлагается трудовая миграция — с последующим расселением — в центральные регионы России.

В принципе, при той безработице, которая существует, скажем, в Дагестане и Ингушетии — это логичный выход. Смущает два момента — то, что жители республик оказываются «любимыми детьми» власти (в Ивановской или Калининградской области, и даже в Москве никто не будет тратить по 300 тысяч рублей на трудоустройство кого бы то ни было). И второе — власть по-прежнему работает не с отдельными гражданами страны, независимо от их этнической принадлежности, а с национальными группами. Таким образом она искусственно культивирует пережитки прошлого — как раз те, которые несовместимы с современностью и должны, по идее, отмереть сами собой, как, например, обычаи кровной мести или калыма. В итоге Кавказ мало того, что культурно отдаляется от всей России — он замыкается сам на себя, становясь самодостаточным анклавом со своим внутренним распорядком. И выпадает из течения времени.

Возможно, это правильный эксперимент, и Совет старейшин действительно решит какие-то проблемы. Однако, те же затруднения испытывают не только республики СКФО: и коррупция, и безработица, и криминал также угрожают и любому региону России. При этом «Совета старейшин» или других гражданских центров влияния федеральная власть создавать не спешит, и активно борется с имеющимися активистами и правозащитниками.

И — если уж вспоминать традиции — почему бы Пскову и Новгороду не потребовать вернуть Вече? В Самаре и Уфе воссоздать КОМУЧ (Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания — первое антибольшевистское всероссийское правительство России), в Якутии и Тыве — совет шаманов или сход племён, в Оренбурге, Ставрополье, Краснодарском крае — принимать все решения на казачьем круге. Примеров забытых традиций народного самоуправления, которые власть тысячу раз подумает, прежде чем начинать возрождать, масса.

Фото: itogi.ru, newslab.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня