18+
суббота, 3 декабря
Общество

Оболганный Герой

Почему за измену Родине полковника ГРУ Пеньковского привлечен к ответственности главный маршал артиллерии Сергей Варенцов

  
1324

40 лет назад 1 марта 1971 года скоропостижно скончался главный маршал артиллерии (разжалованный до генерал-майора), Герой Советского Союза (незаконно лишенный этого звания) Сергей Сергеевич Варенцов. Он прожил 69 лет. Его смерть во многом была следствием жестокой и незаслуженной расправы с этим выдающимся военачальником, учиненной кремлевскими бонзами.

Официальные обвинения

В октябре 1962 года органы госбезопасности СССР арестовали полковника Главного разведуправления Генштаба Олега Пеньковского. Ему предъявили обвинение в шпионаже. Однако руководство и партактив Министерства обороны, не дожидаясь окончания судебного разбирательства, провели свой показательный процесс над «потерявшим бдительность» главным маршалом артиллерии Варенцовым, замеченным в дружеских связях с провалившимся шпионом. Торопливая разборка была инициирована Кремлем.

1 марта 1963 года Сергея Варенцова вызвали в Кремль. Тогдашний председатель президиума Верховного совета СССР Леонид Брежнев заявил, что маршал воспитал предателя и шпиона, который нанес большой ущерб стране. В конце короткой встречи Брежнев сообщил, что, несмотря на указание первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева всех военнослужащих, проходивших по делу Пеньковского, разжаловать до рядовых, его, Варенцова, по просьбе Леонида Ильича, снизят в воинском звании только до генерал-майора.

2 марта состоялось заседание партийного комитета главного штаба и управления Сухопутных войск. Товарищи по партии «по-дружески пожурили» поскользнувшегося соратника, записав в постановлении: «Исключительное притупление бдительности, ротозейство и близорукость проявил коммунист Варенцов С.С., который длительное время находился в близкой дружественной связи с ныне разоблаченным шпионом Пеньковским, продвигал его по службе».

После этого последовали уже упоминавшиеся административные наказания. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 марта 1963 года Варенцова лишили звания Героя Советского Союза. Приказом министра обороны от 13 марта 1963 года № 70 его понизили в воинском звании до генерал-майора артиллерии. А 21 июня 1963 года Пленум ЦК КПСС «за потерю политической бдительности и недостойные поступки» вывел Варенцова из состава кандидатов в члены ЦК КПСС. А, может быть, действительно было за что?

Поводыри Пеньковского

Предательство Олега Пеньковского в свое время было подробно описано в советской прессе. И даже тогда было ясно, что Варенцова притянули к этому делу искусственно. В действительности выпестовали этого проходимца другие люди. Он воспитывался в семье дяди, который к началу 60-х годов был генералом армии, заместителем министра обороны СССР. Это весьма способствовало стремительной военной карьере Пеньковского. В 1939 году он окончил Киевское артиллерийское училище. Во время войны Пеньковский благодаря дяде служил в штабе Московского военного округа, командовал учебными частями, а в конце войны его сделали адъютантом будущего главного маршала артиллерии Варенцова, чтобы добавить в биографию «боевую строку».

В 1945 году Пеньковский очень удачно женился на дочери генерала Гапоновича, который был начальником политуправления Московского военного округа. Понятно, что генерал не мог допустить, чтобы его дочь отправилась в отдаленный гарнизон, — майор Пеньковский поступил в расположенную в Москве Военную академию имени Фрунзе. Окончив это учебное заведение, Пеньковский продолжил обучение в Военно-дипломатической академии — кузнице кадров советской военной разведки. В 1952 году, получив по окончании этой академии очередное звание, он был принят на работу в ГРУ и спустя три года в качестве помощника военного атташе назначен в Стамбул. Там он настолько серьезно проштрафился (в некоторых публикациях советского периода есть даже сведения о попытке установить связь с ЦРУ), что Пеньковского уволили из военной разведки.

Маршал Варенцов, конечно, не зная об этих засекреченных тогда сведениях, не оставил своего бывшего адъютанта в беде, определив на курсы по изучению ракетной техники. А в 1959 году Пеньковский был вновь зачислен в штат ГРУ. Дело в том, что к тому времени эту организацию возглавил генерал Иван Серов, с которым Пеньковский был в доверительных отношениях. Позже, когда жена и дочь Серова совершали туры по Европе, их в качестве гида неизменно сопровождал только Пеньковский.

На мой взгляд, именно атмосфера вокруг Серова сыграла важную роль в доведении Пеньковского до предательства. Конечно, не менее важно было и то, что дядя, а затем тесть Пеньковского протекционизмом и всеобъемлющим покровительством сделали из него совершенно эгоистичного и инфантильного потребителя. Но козлом отпущения назначили Варенцова. Почему?

Неудобный маршал

Сергей Варенцов с 18 лет служил в Красной армии. До войны он прошел путь от рядового до начальника артиллерии стрелкового корпуса. Участвовал в оборонительных сражениях на Украине. В Киевской катастрофе сумел сохранить значительную часть артиллерии корпуса и с боями вывести её из кольца окружения, при этом присоединив к своим частям несколько тысяч красноармейцев из разбитых соединений. За это был награждён своим первым орденом, повышен в звании до генерал-майора артиллерии и назначен начальником артиллерии 40-й армии Юго-Западного фронта. С октября 1942 года и до конца войны был бессменным командующим артиллерией Воронежского фронта (после переименования фронта в октябре 1943 года — 1-го Украинского фронта). Проявил себя отличным артиллерийским начальником. Герой Советского Союза, кавалер четырех орденов Ленина, множества других орденов и медалей, заслуженных в боях.

После войны Варенцов командовал артиллерией Прикарпатского, Закавказского военных округов. В 1961 году он был назначен командующим ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск. Но арбатского маршала из него не получилось. Начались конфликты. Сергею Сергеевичу претило нежелание облеченных большой властью военачальников глубоко вникать в существо новых проблем военного дела, возмущала их некомпетентность. Особенно увлечение «лозунгами дня». Например, требование времени вводить в практику ракетную технику некоторые военачальники воспринимали как клич к разгрому артиллерии. Неоднократные усилия со стороны командования РВиА привлечь внимание главкома Сухопутными войсками, министра обороны к вопросам развития артиллерии желаемых результатов не дали. Варенцов считал, что ракетные войска необходимо развивать не в ущерб артиллерии, что дополнительные ассигнования для этой цели можно изыскать путем более рационального расходования средств на развитие других родов войск. Такая позиция командующего РВиА вызвала отрицательную реакцию со стороны некоторых военачальников, почивавших после Победы на лаврах.

Конфликт усложняло то, что Варенцов плохо вписывался в элитный круг высших воинских руководителей. Мешали не только «излишняя» служебная активность, независимость, принципиальность и прямота главного маршала артиллерии. В отличие от других Сергей Сергеевич никогда не стремился соблюсти общепринятые правила номенклатурного бытия: не занимался накопительством, не любил широких дачных застолий, начальственных выездов на охоту и рыбалку, не вникал в перипетии личной жизни высоких руководителей, мало его занимали разного рода аппаратные интриги. Варенцов жил исключительно интересами службы, дела.

На одном из приемов на даче Хрущева командующий услышал от Брежнева: «Сергей Сергеевич, ты какой-то неудобный, какой-то ты не наш». Сказанные с шутливой улыбкой эти слова тогдашнего председателя президиума Верховного совета СССР, конечно, выбивали почву из-под ног. Тем более что у Варенцова были конфликты с Брежневым и на фронте, и когда тот работал в Главном политическом управлении. Знал Варенцов и о злопамятности Брежнева. Позже, вспоминая о дачном инциденте, Сергей Сергеевич отмечал: «Тогда я понял, что любая арбузная корка под моим каблуком может оказаться роковой». Вполне возможно, что такой «коркой» стал Пеньковский.

Игры КГБ

Многие историки, считают, что измена Пеньковского была запланированной операцией КГБ. Действительно, вернувшись в ГРУ, он получил задание под видом служащего Государственного научно-технического комитета войти в доверие московской агентуры американской или английской разведки. Некоторые исследователи, в частности, Михаил Володин, утверждают, что это была спланированная акция КГБ против генерала Серова, на которого органы имели большой зуб еще с той поры, когда тот руководил госбезопасностью. С помощью «разложившегося» Пеньковского они решили сбить генерала с ног, причем так, чтобы он уже никогда не поднялся.

Операцией, по утверждению Володина, руководил начальник 2-го главного управления (контрразведка) КГБ СССР генерал Олег Грибанов. Пеньковского через его знакомых снабжали якобы совершенно секретной информацией. Но американцы Пеньковскому не доверяли — они решили действовать через британскую разведку МИ-6. Англичане уговорили поехать в СССР и под видом бизнесмена встретиться с Пеньковским Гревила Винна, который в годы войны безуспешно учился в разведшколе. Этот человек был под стать Пеньковскому — он тоже воображал себя великим разведчиком, не имея к этому ни малейших способностей. Неудивительно, что Винн и Пеньковский сразу понравились друг другу. Это произошло в декабре 1960 года.

Развивая успех, Пеньковского немедленно командировали в Лондон, где агенты ЦРУ и МИ-6 быстро научили его работать с рацией и шифрами. Сотрудникам КГБ пришлось приложить немало усилий, чтобы «не замечать», как Пеньковский ближе к вечеру регулярно покидал гостиницу, возвращаясь лишь под утро. Когда командировка Пеньковского подошла к концу, Гревил Винн выразил озабоченность тем, что полковника с его большим чемоданом, в котором были спрятаны мощная рация, шифровальная машина и новейший фотоаппарат с сотнями футов высокочувствительной пленки, могут задержать советские пограничники. Пеньковский поспешил развеять его сомнения: «Не беспокойся: я проскользну через границу, как намыленный, об этом позаботится генерал Серов. Его жена обожает хорошие духи!»

Когда Пеньковский окончательно запутался в расставленных КГБ сетях, его арестовали и устроили вокруг этого информационное шоу, хотя обычно такие вещи делаются негласно. О шпионской деятельности Пеньковского был даже снят фильм, причем в ходе съемок использовались новейшие научно-технические разработки.

Дело Пеньковского «доброжелатели» Варенцова использовали в своих интересах. Началась травля маршала. Она достигла таких масштабов, что Варенцов решил добровольно уйти из жизни, написал прощальную записку родным, объяснял свой шаг неспособностью выдержать душевную катастрофу, происшедшую с ним. К счастью, характер борца, не исчезнувшая вера в торжество правды не позволили совершить задуманное.

Сергей Сергеевич написал письмо Хрущеву: «Партия, правительство и Вы лично подняли меня высоко, вручили мне интересное дело, которым я с большим желанием и любовью занимался. Ваше исключительное доверие мне, я думаю, что неправильно воспринял, переоценив свои силы и возможности. Вступил в открытую борьбу за новое дело. Это озлобило мое начальство… Сейчас я повержен в прах, опозорен на всю Советскую Армию, если не больше. Я не могу обижаться на Вас, это, я понимаю, нужно было для дела…» Далее Варенцов подчеркнул, что его лишили звания, должности, наград и честного имени без предъявления доказательств вины, без какого-либо разбирательства.

После того как самого Никиту Сергеевича сместили с высшего политического поста и должность генсека занял Брежнев, Варенцов решил поискать справедливости у Леонида Ильича. «Знаю и убежден в том (и самом главном), что я не мог быть источником информации. Он (Пеньковский) не мог и не получил от меня сведений, составляющих государственную тайну… Прошу Вас поручить снова объективно разобраться в моем деле», — так писал бывший маршал и Герой Советского Союза. Брежнев тоже не удостоил его своим ответом.

1 марта 1971 года Сергей Сергеевич Варенцов умер, не дождавшись пересмотра своего дела.

Возможна ли реабилитация?

При расследовании дела Пеньковского и в суде над ним Варенцов проходил только как свидетель, никакого обвинения ему не предъявлялось. Однако он был подвергнут исключительно тяжелым дисциплинарным мерам. При этом тот факт, что помощь Пеньковскому Варенцов оказал ещё до вербовки того иностранной разведкой, когда фронтовик и кавалер нескольких орденов Пеньковский был ничем не запятнан перед Родиной — никак не учитывался.

Парадокс в том, что Варенцов с формальной точки зрения до сих пор считается виновным. Многочисленные попытки родных и сослуживцев добиться его реабилитации в советский период отвергались немедленно. В постсоветское время реабилитирован он также не был. Не восстановлена справедливость даже в очевидном: лишить звания Героя Советского Союза может только суд, а в отношении Варенцова судами никаких решений или определений не выносилось.

Первая попытка реабилитировать маршала относится к началу 70-х годов. Жена, дети и внуки Сергея Сергеевича обратились к руководству страны с просьбой пересмотреть дело. Вскоре семью пригласили в КГБ и заявили, что в преступлении Пеньковского вины Варенцова нет, в отношении маршала допущена административная ошибка. «Вы можете гордиться своим дедом», — сказали представители «органов» внукам — курсантам военного училища. Но дальше деклараций дело не пошло. Официальной реабилитации родственники так и не добились.

Уже в рыночное время сделать это попытался адвокат Борис Кузнецов. Он получил прокурорские документы, свидетельствующие о немотивированном произволе в отношении Варенцова, но соответствующих решений на уровне хотя бы министерства обороны принято не было. Вот два официальных ответа.

«Члену Верховного Совета СССР Белозерцеву С.В., адвокату Б. Кузнецову

Ваше письмо по вопросу лишения звания Героя Советского Союза бывшего главного маршала артиллерии Варенцова Сергея Сергеевича, адресованное министру обороны СССР, находится на рассмотрении в Главном управлении кадров Министерства обороны СССР.

По поручению сообщаю, что материалами, раскрывающими причину лишения звания Героя Советского Союза и снижения в воинском звании главного маршала артиллерии тов. Варенцова С.С. до генерал-майора артиллерии, не располагаем.

По нашим учетным данным, тов. Варенцову С.С. звание Героя Советского Союза присвоено Указом президиума Верховного Совета от 29 мая 1945 г.

Лишен звания Героя Советского Союза Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 марта 1963 г. и приказом министра обороны № 70 от 13 марта 1963 г. снижен в воинском звании до генерал-майора артиллерии.

По нашим запросам интересующими материалами Центральный государственный архив Октябрьской революции и Центральный архив Министерства обороны СССР не располагают.

Начальник 5-го управления ГУК МО СССР генерал-майор Ю. Розов".

* * *

«Варенцов С.С. фигурировал в деле только в качестве свидетеля, при этом никакого обвинения ему не предъявлялось, подозреваемым он также не являлся. В отношении Варенцова С.С. работниками Главной военной прокуратуры представления не вносилось. Военной коллегией Верховного суда СССР частного определения в адрес его также не выносилось. Из обвинительного заключения в отношении Пеньковского и Винна усматривается, что среди свидетелей, вызванных в судебное заседание по данному делу, Варенцова С.С. нет. В обвинительной речи прокурора сведения о Варенцове С.С. также отсутствуют.

С точки зрения закона противоправные действия могут быть различными, в том числе и не подпадающие под статьи уголовного кодекса, но влекущие за собой другие виды ответственности, в том числе и дисциплинарную. В данной конкретной обстановке начала 60-х годов решение в отношении Варенцова С.С. принималось не следственными органами КГБ при СМ СССР и не Главной военной прокуратурой, осуществлявшей прокурорский надзор только за расследованием уголовного дела Пеньковского и Вина, а высшими органами власти страны еще за два месяца до вынесения приговора подсудимым (приговор Военной коллегии Верховного суда СССР вынесен 11 мая 1963 г.). Причем поддержание государственного обвинения Главным военным прокурором по данному делу рекомендовано специальным постановлением ЦК КПСС. Этим же постановлением рекомендовалось вынесение судом и частного определения в отношении сотрудников иностранных посольств, а также и другие мероприятия по организации и проведению судебного процесса…

Заместитель Главного военного прокурора генерал-майор юстиции В.С. Фролов".

Есть ли пути решения этого вопроса? Бывший начальник Управления реабилитации жертв политических репрессий Главной военной прокуратуры генерал-майор юстиции Валерий Кондратов ответил мне так:

— Если бы главный маршал артиллерии в свое время был привлечен к уголовной ответственности, мы взялись бы за рассмотрение этого дела. А так Закон о реабилитации на случай с Варенцовым не распространяется. Родственникам или сослуживцам следует обращаться в Минобороны и Комиссию при президенте России по наградам. Может быть, там сочтут возможным еще раз вернуться к пересмотру так называемого «дела Варенцова»…

В последнее время мы многое переоцениваем из прошлого, воздаем должное тем, кто был когда-то незаслуженно обесчещен. Судя по всему, судьба бывшего главного маршала артиллерии, Героя Советского Союза Сергея Варенцова заслуживает именно такого подхода.

Но, к сожалению, никто из официальных лиц министерства обороны так и не сделал попытку разобраться в истории, случившейся с одним из видных советских военачальников, так много сделавшим для развития РВиА.

Тем не менее, народ помнит и любит Героя. 8 мая 2002 года в городе Дмитров Московской области на улице Пушкинской, недалеко от дома, где жил С.С. Варенцов, установлен Памятный камень. Власти обещали воздвигнуть памятник. Но, как всегда, не хватает средств.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня