Общество

«Концлагерь» в центре Минска

КГБ Белоруссии добивает оппозицию. В ход идут не только пытки, но и изощренные провокации

  
35

В рядах белорусской оппозиции началось неописуемое: экс-кандидат в президенты Алексей Михалевич объявил, что КГБ вербовало его в свои ряды. Политик должен был «стучать» на коллег по «цеху». Теперь демократы-активисты готовы в каждом видеть доносчика.

Экс-кандидат в президенты Алексей Михалевич после того, как был выпущен из СИЗО КГБ, шокировал белорусскую общественность своими признаниями. «Американку» он назвал «концлагерем», и добавил: его отпустили только потому, что он подписал «договор о сотрудничестве с комитетом госбезопасности». Затем в присутствии журналистов он символически этот договор разорвал и подчеркнул — осведомителем КГБ он никогда не будет. По словам Михалевича, подписать соглашение его вынудили силой. «Люди в масках выволокли меня из камеры, силой заломили руки назад, надели наручники и подняли руки таким образом, чтобы я опустил лицо до бетонного пола», — рассказывал он. Руки за спиной политика держали до «хруста суставов». Пять-шесть раз в сутки бывшего претендента на президентское кресло выводили из камеры для обыска, заставляли стоять широко расставив ноги — так, что он повредил себе связки. При температуре не выше десяти градусов его заставляли по 40 минут стоять голым в метре от стены, упершись в нее ладонями. Иногда при этом заставляли еще и выполнять приседания.

Михалевич говорит, что все происходящее было ничем иным, как пытками.

По ночам в камерах не выключали лампы дневного света и заставляли спать так, чтобы глаза были направлены на них. Тех, кто ворочался, будили и выводили в коридор. По 40 часов заключенных заставляли находиться в не проветриваемом помещении, в котором только-только покрасили краску. Врачей оппозиционерам предоставляли только раз в неделю — по четвергам. В камерах, рассчитанных на восемь человек, находилось по 15 заключенных. Адвокатам не разрешали оставаться наедине с подзащитными, а потому защитники не могли узнать о тех пытках, которые применяют спецслужбы в отношении политиков.

Теперь Михалевич говорит, что сделает «все возможное, чтобы остановить этот концлагерь в центре Минска». 20 декабря, на следующий день после беспорядков в белорусской столице, Михалевича заставляли зачитать обращение для белорусского телевидения, в котором осуждаются действия других экс-кандидатов в президенты. Теперь политик обратился в Генеральную прокуратуру Минска с требованием прекратить пытки в КГБ. Зная, однако, что вряд ли результат будет достигнут таким способом, он собирается направить жалобу в комитет ООН против пыток.

КГБ тут же поспешил оправдаться. Руководитель центра информации и общественных связей комитета Александр Антонович в интервью агентству БелаПАН опроверг заявления Михалевича. «Что касается применения пыток, то это заявление однозначно не соответствует действительности», — заявил Антонович. Более подробный комментарий он давать отказался, отметив лишь, что нельзя верить «информационным вбросам в Интернете».

Но куда важнее другое. Заявления о том, что КГБ пытается завербовать себе осведомителей среди лидеров белорусской оппозиции, наделали много шуму в рядах противников Лукашенко. В частности, возникли вопросы, на каких условиях до этого отпустили на свободу экс-кандидатов Григория Костусева и Виталия Рымашевского. Последний, кстати, уже поспешил откреститься от сотрудничества с чекистами: «Меня регулярно вызывают в КГБ, я и так слишком много говорю. Заявление Алеся Михалевича считаю мужественным поступком, особенно в условиях белорусской политической системы. Такой поступок можно только приветствовать, так как в последнее время сложилось впечатление, что на свободу выходят просто так — без всяких условий. Поэтому я слышал много критики в свой адрес, когда озвучил обстоятельства своего освобождения.

Могу сказать, что не подписывал заявлений о сотрудничестве. Я не делал ничего такого, что считаю недопустимым и аморальным. Я открыто высказывал свою позицию. Могу только добавить, что за время нахождения в СИЗО не раз приходилось говорить слово «нет». Там цена этого слова намного выше, чем на свободе".

Политологи в Белоруссии не исключают, что Михалевича склоняли к сотрудничеству изначально, зная, что он обо всем расскажет на свободе. Цель тут проста: заставить оппозиционных лидеров подозревать в друг друге «стукачей». Правозащитники ждут худшего и опасаются, что за подобные заявления комитет будет мстить. «КГБ такие игры не прощает, — заявил правозащитник Борис Звозсков — «Это может быть изменение меры пресечения. Но если Михалевич, грубо говоря, обманул КГБ, то можно ожидать мести».

Руководитель депутатской группы «Республика» Сергей Скребец подтверждает слова Алеся Михалевича о пытках. Политик сам был в застенках «американки» накануне выборов 2006 года. «В СИЗО Бреста я проводил 40-дневную голодовку. После 30-ти дней голодовки меня приковывали наручниками к нарам, угрожая силой кормить, и в таком состоянии я проводил по несколько часов. На 38−39-й день голодовки я находился между жизнью и смертью. И, тем не менее, принято было решение этапировать меня в Минск. Меня этапировали в общем вагоне, хотя самостоятельно я уже стоять не мог. Часами сидел на корточках, как и остальные, хотя меня вообще нельзя было перевозить — мне нужны были недели две для выхода из голодовки. Но из Минска поступил приказ — доставить — и доставляли. Этапировали вместе с рецидивистами, хотя это запрещено законом», — рассказывает он — Когда привозили в суд, то подвешивали за наручники".

Хизер Макгилл из международной правозащитной организации «Международная амнистия» в интервью «Голосу Америки» рассказывал, что до декабря 2010 года в Белоруссии также регулярно применялись пытки. Страна не имеет членства в Совете Европы, а потому жертвы режима не могут даже обратиться в Европейский суд по правам человека. Макгилл поведала историю человека, который был арестован в декабре 2009 года. Тот рассказывал, что сотрудники милиции сначала избивали его, связанного по рукам и ногам, три часа подряд. Затем окунали головой в воду, надевали на него целлофановый мешок и ждали, пока он не начинал задыхаться. Существуют и психологические пытки: спецслужбы не гнушаются угрожать, что лишат здоровья родственников.

Сейчас моральное состояние в рядах белорусской оппозиции откровенно подавленное. За два месяца, которые прошли после выборов, власть в буквальном смысле отбила у демсил всякую охоту проводить собрания и митинги.

Минск

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня