18+
вторник, 22 августа
Общество

Трагедия на Арбате: продолжение последовало

Соседи рухнувшего дома в Староконюшенном переулке сейчас живут хуже, чем гастарбайтеры

  
24

Руководитель Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ Анатолий Багмет пообещал довести до суда дело по факту обрушения дома в Староконюшенного переулка на Арбате, в результате чего погибли 6 человек. Пока же, по словам Багмета, ведется расследование, и обвинение никому не предъявлено, хотя «в делах, связанных с нарушениями строительных работ должны быть неправомерные действия должностных лиц».

Дом № 45 по Староконюшенному переулку рухнул 10 декабря. Тогда из-под завалов реконструируемого здания были извлечены шесть трупов рабочих. Большинство погибших приехало в Москву из Таджикистана.

Как и другие здания в историческом центре столицы, дом 45 был единым целым со своими соседями — 43 и 47 домами. Их жильцы протестовали против проекта реконструкции, опасаясь, что в ходе работ пострадает фундамент, и здания сложатся «книжкой». После того, как гром грянул, обитателей соседних домов отселили в гостиницу «Белград». Перед Новым годом, 24 декабря, они вернулись домой. Возвращение, увы, оказалось безрадостным. Староста дома № 43 Ольга Муравьева рассказала корреспонденту «СП», во что превратилась жизнь после той страшной трагедии:

—  По стенам идут трещины, отслаивается штукатурка. В подъезде холодно, всего 5 градусов тепла, а по нормативам должно быть не меньше 16. С утра нас будит грохот отбойников, так как стройка продолжается.

СП: — Вам предлагали переселиться в новые квартиры?

— Откровенно говоря, мы не хотим уезжать отсюда. Никому сейчас невыгодно признавать наш дом аварийным. Но и капитальный ремонт делать отказываются. Недавно были на приеме у префекта, просили привести наш дом в порядок, но, увы, понимания пока не находим.

СП: — Что говорят власти о состоянии дома?

— На сайте управы мы прочитали, что в результате экспертизы в декабре (точного числа там не стояло) несущие конструкции нашего дома признаны «работоспособными». С такой формулировкой, честно говоря, я сталкиваюсь в первый раз. Думаю, что у инвесторов сейчас просто нет денег.

СП: — Вы следите за расследованием уголовного дела?

— Да, мы как-то ходили в следственный комитет, но там на все вопросы отвечают очень уклончиво. Правда, обнадежили, что к весне дело будет передано в суд.

СП: — Как вы думаете, кого из должностных лиц следовало бы привлечь?

— Здесь отчасти все виноваты. И управа, так как у инвестора не было разрешения на проведение работ. И АТИ, потому что мы ведь приходили, рассказывали о том, как там ведутся работы, и фотографии даже приносили. Но нам ответили — напишите жалобу и сдайте в «одно окно». Через две недели ее рассмотрят, и проведут проверку. И префектура. У меня сохранилось три ответа заместителя префекта на наши письма. И каждый раз он противоречит сам себе.

СП: — Какой исход дела вас бы устроил?

— Я буду рада, если дело действительно дойдет до суда. Может, тогда будут названы конкретные виновные. И еще, хотелось бы, чтобы после этого случая, был наведен хоть какой-то порядок, тендеры выигрывали действительно лучшие компании. А для нас главное уже сейчас жить нормально. То, что дом не признают аварийным, в какой-то момент приведет к тому, что он будет постепенно разрушаться, и через несколько лет его все-таки признают аварийным. Низкая температура в подъезде способствует коррозии несущих балок. И двери у нас до сих пор раскурочены. Тут же рядом стоят баллоны с кислородом. Не дай бог, кто-нибудь с дури бросит спичку, нашего дома уже точно не будет. Строители засыпали котлован во дворе, так земля там через два дня провалилась. Моя соседка шла, сломала ногу. Вот так и живем…

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня