Общество

«Россия станет свободной при власти женщин»

Как Россия превратила слабый пол в угнетённый класс

  
58

8 марта, возможно, станет ещё одним днём регулярных протестов. Сама история праздника подталкивает использовать этот выходной не для отдыха, а для требования справедливости. В Москве в Международный женский день митингуют — и претензии к власти те же, что на «марше пустых кастрюль» в Нью-Йорке 154 года назад.

Как заявляют организаторы митинга, сегодня женщины в России сталкиваются с многочисленными острыми проблемами: нарушение трудовых прав, прекращение социальной поддержки материнства, сокращение финансирования социальной сферы. Протестующие феминистки жалуются на «двойную занятость» женщин — в семье и на работе.

Кроме того, Россия остаётся страной крайне патриархальных нравов — отсюда высокий уровень бытового насилия. Плюс клерикализация общества — реакционная государственная идеология угрожает, считают организаторы протеста, правам женщин и наносит им моральный ущерб. Власти поддерживают предрассудки, формирующие негативный образ женщины как менее полноценного работника.

С протестующими согласен и Росстат — согласно данным ведомства, в среднем по стране женщины получают за тот же труд 65% «мужской» зарплаты. Слабо представлены женщины на высоких должностях — разве что только в судах и прокуратуре, эти отрасли считаются вотчиной «слабого пола», тогда как милиция, ФСБ и прочие силовые структуры почти целиком укомплектованы мужским персоналом.

Организатор акции «День борьбы» Евгения Отто рассказала «СП», что больше всего беспокоит защитниц прав женщин.

«СП»: — В Конституции у нас декларируется равноправие полов. Насколько декларация далека от реальности?

— Женский вопрос охватывает самые разные сферы — от сексистской рекламы до дискриминации на рабочем месте. Сейчас самый острый и злободневный вопрос — это кризис и как он сказался на женщинах. Везде идут урезания бюджетов, сокращения. Сейчас в Азии работницы текстильной промышенности выходят на многомиллионные демонстрации, требуя равной оплаты за равный труд — это, кстати, исторически перекликается с первой демонстрацией на 8 марта, когда тоже с протестом вышли работницы текстильной промышленности.

Если говорить про Европу, там другие проблемы: урезание бюджетов, атака на образование и социальную сферу. Это важно, потому что и в России 85% работников бюджетной сферы — это женщины, и закон ФЗ-83, который её коммерциализирует, плюс закон «Об образовании». И до кризиса эти сферы входили в пятёрку самых низкооплачиваемых.

Урезание бюджетной сферы, её коммерциализация — это сокращения, увольнения одних и большая нагрузка на оставшихся. Другие женщины, которые захотят отдать ребёнка в детсад и пойти на работу, лишатся этой возможности: придётся или работать в два раза больше, чтобы его оплачивать, либо сидеть дома.

Другой закон, который вызывает возмущение — это новый порядок предоставления льгот матерям, пособий по уходу за ребёнком. Женщины, которые не имеют трёх лет трудового стажа, вообще получат копейки. А это — будущие молодые мамы, которые вышли на рынок труда в самый кризис. Им о ребёнке теперь и мечтать не приходится.

В кризис все правительства стараются сэкономить. Например, в России деньги Стабфонда отданы банковскому бизнесу, теперь бюджет урезается, потому что «денег нет». В Европе ситуация другая — там набрали кредитов, и теперь их надо отдавать. И это тоже происходит за счёт бюджетной сферы.

То есть именно сейчас женщины находятся в наиболее бедственном положении. И без кризиса можно было говорить о сотнях проблем — по тому же насилию статистика ужасающая. И, кстати, сейчас она усугубилась — если женщина материально зависима от партнёра, она уже не может от него уйти, если он, скажем, её бьёт или плохо обращается.

«СП»: — Несмотря на это, если заглянуть в статистику, то можно увидеть — женщины в России живут дольше, чем мужчины, несмотря на все эти проблемы.

— Есть две гендерные роли, которые поддерживает традиционная, патриархальная мораль. Это феминная, женская, которая утверждает, что она должна быть слабой. И мужская, маскулиная: «будь настоящим мужиком, корми семью». Ни в коем случае не отрицаю, что эта мораль бьёт и по женщинам, и по мужчинам. С одной стороны, это позволяет не платить женщинам за их труд в семье, зато мужчину — «мужика» — заставляет работать на износ. Это проблема и мужчин, и женщин. То же закрытие детсадов ударяет по всей семье.

«СП»: — В некоторых европейских странах есть квоты для женщин на участие в политике. Женщины могут защитить себя политически от подобных проблем, от ущемления прав. Это работает?

— Мы не защищаем права женщин вообще, потому что женщины очень разные. Если, например, собственник-босс урезает зарплату и не хочет платить материнские пособия, то какая разница, какого пола этот собственник? С одинаковым же успехом это может сделать и мужчина, и женщина.

Это «либеральный феминизм», феминизм для богатых. Миф, которые они создали, что «женщина не пошлёт своих детей на войну», что женщина в политике — это благо, он не оправдался. Урезания бюджетов в Европе проводят и женщины-политики, и мужчины-политики. Нет никакой разницы. Это квотирование не отразится на жизни простых женщин.

«СП»: — А какие тогда средства? Понятно, что есть острые политические акции, вроде нашумевшего «митинга беременных».

— Не надо рваться в какое-то кресло. Надо объединяться и давить на правительство. Митинг беременных мам получился громким, потому что с одной стороны риторика «мы заботимся о мамах и детях», и тут — на тебе.

Естественно, нужно поддерживать рабочее движение в борьбе за трудовые права, в том числе и за специфические права женщин. Заниматься просветительской деятельностью — например, мы издаём журнал «Нет — значит нет».


Как уже отмечалось выше, средняя зарплата российской женщины — около 65% мужской. Чем ниже должность, тем выше разница — если руководителям и руководительницам платят с разницей в 32%, то рабочим и работницам — отличие почти вдвое, 58%. В Центральном Федеральном округе, впрочем, ситуация получше — здесь зарплаты в среднем различаются на 29%. Тогда как на Урале (там нравы, очевидно, патриархальнее) — уже на 38%.

Соотношение начальников и начальниц, по мнению Росстата, такое — 37% женщины, 63%, соответственно — мужчины. Женщинам тяжелее пробиться на самую верхнюю ступеньку в иерархии — уже уровнем ниже соотношение обратное. Категорию «специалисты высшего уровня квалификации» мужчины с женщинами делят в соотношении 61% на 39%. Особенно заметна разница по категории «работники, занятые подготовкой информации, оформлением документации, учетом и обслуживанием»: женщины занимают почти 90% таких вакансий.

Что касается экономической активности, то тут мужчины опережают слабый пол на 11%. Разница формируется в основном благодаря раннему выходу женщин на пенсию и большей средней продолжительности жизни. Впрочем, 5,6% дам ведут «домашнее хозяйство» (аналогичное занятие выбрали 0,3% мужчин).

Более всего разница между мужской и женской занятостью видна в политике. Для примера можно взять Государственную думу и губернаторский корпус. Из 83 регионов Российской Федерации женщины руководят только двумя — Санкт-Петербургом и Ханты-Мансийским автономным округом. И если про губернатора Северной столицы Валентину Матвиенко дополнительно ничего пояснять не надо, то насчёт Натальи Комаровой стоит отметить — чтобы руководить, ей приходится воевать с местными элитами.

В Госдуме сейчас 108 депутатов-женщин, остальные 342 места занимают мужчины. И это — по российским меркам очень много. В Думе прошлого созыва женщин было втрое меньше. Правда, в 2007-м году многие депутатские кресла заняли не женщины-политики, а «украшения партсписка». В парламент прошло рекордное число девушек, снимавшихся для мужских журналов — Алина Кабаева, Светлана Хоркина, Светлана Журова, Наталья Карпович. После формирования думы даже шутили: можно снимать эротический календарь «Женщины Государственной думы». Кроме того, некоторые мандаты получили дамы со знакомыми фамилиями: скажем, в списке членов фракции «Единой России» содержатся не только перечисленные красавицы, но и некая Шойгу, Лариса Кужугетовна.

О женской доле в российской политике «Свободная пресса» спросила у экс-кандидатки в президенты и министра, ныне — бизнес-тренера Ирины Хакамады.

«СП»: — У нас женщины работают больше, тяжелее. Как так произошло, что женщины стали угнетённым, рабочим классом?

— Советский союз. Работали все, все были равными, все были бедными, и так продолжалось три поколения. Это уже генетический код. Второе, почему женщины не идут в политику — это мужская страна, бизнес не даст женщине денег. Политика требует денег, бесплатного ничего не бывает. У меня спрашивают — почему вы опять не идёте в президенты? А вы знаете, сколько это стоит? В миллионах долларов?

Поскольку наши женщины выросли в мужской цивилизации, и период их активного вовлечения в бизнес связан скорее даже с последним десятилетием — это может быть ресторанчик, галерейка, модельное агентство — ну какие там могут быть деньги?

Мы видим женщин — глав или собственников металлургических заводов? Или среди руководителей госкорпораций? Нет — это всё мужики. Соответственно, нет источников материальной поддержки.

Когда я веду женские мастер-классы, ко мне приходят очень развитые девочки, средний класс, по большей части молодые. Из 1000 пришедших дай бог двум было бы интересно заняться политикой. Потому что женщины чаще думают о том, как обустроить своё счастье с помощью мужчины. Они не зациклены на том, как сделать из мужчины добытчика — они зарабатывают сами. Но рвануть в политику для них — это быть несчастной, остаться без личной жизни.

Может быть потому, что политика у нас сфера очень закрытая. Когда француженка смотрит на то, как Николя Саркози живёт с Карлой Бруни, то она хочет быть политиком — это красиво. Она понимает, что ничего не меняется — можно быть красивой, можно влюбляться, разводиться. Политики — люди со своими слабостями, о чём везде пишут.

Билл Клинтон с Моникой вляпался по уши — но показал себя живым человеком. У них есть секс, измены, эмоции. Политика — это не сообщество монстров, это нормальная жизнь, такая же, как у всех. А у нас она так закрыта! Она несет сакральный, мрачный образ. Женщина думает — туда попадёшь, не станешь никем, и потеряешь последнее.

«СП»: — Но у нас всё-таки есть женщины в политике, в том числе и в «молодёжной» — некоторые девушки, скажем, пришли через прокремлёвские движения.

—  Дело в том, что гендерный вопрос не существует в отдельности. Если в России любой человек, даже иммигрант, будет иметь шанс стать президентом — только потому, что он талантлив, и очень этого хочет, мечтает, вкалывает с утра до вечера — тогда есть шанс и у женщин.

Если в России ты можешь стать планктоном, который обслуживает власть, то для этого нужно как солдат повторять нужные слова — тогда у женщин нет шансов. Потому что женщины более свободолюбивые, чем мужчины.

Мужчина — вертикальное существо. Посмотрите на дикую природу — самец метит свою территорию, а потом бьётся за неё. В поединке львов побеждённый ложится и подставляет шею. «Я твой». Это заложено в природе мужчины — «ты победил, ты главный, я подставляю шею». Зато урою того, кто подо мной.

А женщина — маргинал. Дурочка — не метит, не бьётся. Исторически она стала изворотливее, но свободнее. Женщины очень исполнительные, они не подставляют — но, при этом, не позволяют унижать и оскорблять. И я знаю, что даже в «Единой России» сильная женщина — например Валентина Матвиенко или Людмила Слизка — их мужики там ненавидят. Потому что боятся.

Свободной Россия будет тогда, когда женщины раскроются.

«СП»: — А если делать как в Европе — скажем, некие квоты на количество женщин-депутатов. Это ускорит приход женщин в политику, в бизнес, в общественные организации?

— Это ускорит, но только при одном условии — если выборы будут конкурентными, прозрачными и свободными. А если вы в «Единую Россию» напихаете 40% солдат в юбках, то ничего не изменится. И всё равно это будет меньшинство — они понимают, что если сделать больше половины, то бабы сметут эту «Единую Россию».

«СП»: — России подойдёт женщина-президент?

— Подойдёт. Женщины более жадные до жизни. Мужчины ставят себе целью карьеру, если она у него пошла, всё остальное — приложение. А женщина, куда бы она не пошла, она хочет всё — в том числе и семью, и любовников. Если женщина сильная, то она всё это получит. Увидите, скоро женщины в России сыграют очень сильную роль.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Илья Шуманов

Заместитель генерального директора российского отделения Transparency International

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня