18+
пятница, 9 декабря
Общество

Олигархи потянулись в Северную столицу

Они скупают в Петербурге дворцы и острова

  
78

Российский олигарх Алишер Усманов, чье состояние, по оценкам экспертов, не уступает активам Романа Абрамовича, приобрел в Петербурге дворец XVIII века на набережной Кутузова, 4 некогда принадлежавший графскому роду Шереметевых. Покупка исторической резиденции, по сообщению агентства «Росбалт», состоялась в конце прошлого года, особо не афишировалась, сумма сделки не разглашается. Известно, что в докризисное время, в 2008 году владелец здания Александр Ебралидзе просил за него $ 75 млн. Специалисты по недвижимости, считают, что, скорее всего, продавцу пришлось сбавить цену, и особняк у Литейного моста был продан за $ 50−55 млн. Но это лишь догадки, утверждать ничего нельзя.

Что же приобрел Усманов? Особняк постройки 250-летней давности, в историческом центре Северной столицы, по внешнему облику и историческим дворцовым интерьерам входящий в ряд выдающихся произведений русского зодчества, украшающих парадные набережные Невы. Прежние хозяева утверждали, что и по состоянию — после укрепления, реконструкции и реставрации — ему нет равных. Общая площадь — 4887 кв. м. Здание и участок земли под ним 1542 кв.м. Арендованная прилегающая к зданию площадь - 352 кв.м.

В особняке семь шикарных апартаментов, бизнес-центр, оздоровительный комплекс, тренажерный зал, столовая, бары, СПА-комплекс, рестораны, выполненные в различных стилях. Здание оснащено современным инженерным оборудованием, включая собственную газовую котельную. Управление оборудованием осуществляется с использованием технологии «умный дом». Резиденция гарантирует своим гостям полную конфиденциальность. Из окон дворца открывается прекрасный вид на акваторию Невы, крейсер «Аврору», Литейный мост, Петропавловскую крепость. Погуляв по резиденции, поднявшись в зимний сад, расположенный на 4-м этаже, можно насладиться шедеврами портретной галереи графов Шереметевых.

С какой целью один из самых богатых людей страны приобрел эту недвижимость, можно лишь гадать. Известно, что он живет в Москве, покидать которую, по его словам, не собирается.

В этом году петербургский Фонд имущества намерен продать целый список знаковых исторических объектов, среди которых — гостиница «Астория», особняк Кочубея, Уткина дача и здание «Общества взаимного кредита» на канале Грибоедова. Городские чиновники утверждают, что это вынужденная мера, так как на содержание таких зданий у них нет денег. Как заметил председатель городского комитета по управлению городским имуществом Дмитрий Куракин, бюджет надо пополнять, а единственный комитет, который не тратит бюджетные деньги, а зарабатывает их, пополняя городскую казну, это как раз КУГИ. Но как новый хозяин будет распоряжаться своей собственностью? Да как угодно. КУГИ в это вмешиваться не намерен.

— Вот вы, если бы продавали свою квартиру, как бы отнеслись к тому, что КУГИ вам дает советы, что надо делать в таких случаях? — вопросом на вопрос ответила пресс-секретарь КУГИ Ольга Барашкина.

Размышлениями о будущем шереметевской резиденции с корреспондентом «Свободной прессы» поделились петербуржцы, которым небезразлична судьба исторических ценностей города.

Людмила Семыкина, член совета Петербургского регионального отделения ВООПиК

«СП»: — Как вы относитесь к тому, что олигархи в Петербурге скупают дворцы, острова (Новую Голландию, как известно, купил Абрамович) И как может в дальнейшем использоваться такое здание, как Шереметевский дворец на набережной Кутузова?

— Вопрос непростой, на него не может быть однозначного ответа. Шереметевский особняк подлинный, он не перестраивался. Я считаю, что он, как и раньше, когда принадлежал Союзу писателей, должен быть общественным зданием. Основная функция для подобного рода зданий — общественная. И потом, в общественное здание легче попасть.

«СП»: — Но дворец уже приспособлен под шикарный отель. Там номера в докризисное время стоили по полтора миллиона рублей в сутки. Как, по-вашему, следует ли вообще продавать дворцы Санкт-Петербурга?

— Здесь нет однозначного ответа. С одной стороны, памятники такого уровня должны служить людям. С другой, когда они переходят в частную собственность — это, может быть, хорошо, потому что государство — нерадивый собственник. Я, к сожалению, не могу привести ни одного положительного примера в Петербурге. Например, дом Лобанова-Ростовского (напротив Исаакиевского собора) является собственностью Российской Федерации, что не помешало новому владельцу его изуродовать. Из памятника федерального значения он в процессе перестройки превратился просто в муляж. Сохранять общественную функцию таких зданий — одна из целей общества защиты памятников. В противном случае происходят переделки, реконструкции, в ходе которых памятник утрачивается.

«СП»: — А почему же не действуют обременения при купле-продаже памятников федерального уровня?

— Если они были, эти обременения, и зарегистрированы в надлежащем порядке, то они должны сохраниться. Другой вопрос, когда обременения и не были зарегистрированы, как в случае с Новой Голландией. На территории острова — памятника обременений при продаже не было, и что теперь с ним будет, никому не известно.

Ирина Муравьева, научный сотрудник Музея обороны и блокады Ленинграда

— Я предпочитаю, чтобы эти дворцы отдавали детям или каким-то общественным организациям. Вот, например на той же самой набережной Кутузова, 22 один из прекрасных дворцов еще недавно занимал Городской совет ветеранов. Там проводились различные встречи, конференции, и это было торжественно. Когда ветераны приходили в эти прекрасные помещения, было видно, что город и власти уважают этих людей. Чтят историю. То же самое с покупкой Шереметевского дворца. Наш бывший дом пионеров Дзержинского района недалеко от него вынужден ютиться в непригодных для детей помещениях. Вот лучше бы детям отдали — под художественную школу, под музыкальную, и таким образом развивали бы и патриотическую работу в том числе. Когда ребята приходят в такой дворец и сквозь шикарные окна видят старый Петербург, прекрасную Неву, Летний сад, Петропавловскую крепость — человек воспитывается иначе. Мы сейчас, наверное, все-таки достаточно богатая страна, чтобы иметь возможность отдавать самое лучшее старикам и детям, чтобы они этим всем могли воспользоваться…

Среди «старых русских», живших до революции, была традиция благотворительной деятельности. Они отдавали деньги на школы, больницы, сиротские дома, попечительские учреждения.

Сейчас на зданиях в старых районах Петербурга можно встретить таблички, на которых написано: эта больница или школа создана на средства такого-то князя, графа, принца… Для нынешних олигархов, благотворительность так и не стала нормой жизни.

Директор государственного художественно-архитектурного дворцово-паркового музея-заповедника «Павловск» Николай Третьяков

«СП»: — Николай Сергеевич, как вы относитесь к тому, что продан дворец Шереметевых на набережной Кутузова?

— Неправда, вас обманывают. На набережной Кутузова, 4 — это никакой не дворец, а обычный дом. Я о своем городе знаю все. Ни одного дворца в Петербурге не продано.

«СП»: — Но это резиденция Шереметевых…

— Ну, кто вам это сказал? Полная ерунда. Да, Алишер Усманов приобрел этот жилой дом, я знаю. Но это никакая не графская резиденция. Шереметевы в таких домах не жили, у них было много других дворцов.

«СП»: — Сейчас торгуется дворец Великого князя Михаила Романова на Адмиралтейской набережной, 8. Тоже, скажете, не дворец?

— А когда во дворце Романова было управление торговли, это было нормально, да? А сейчас, когда туда въедет нормальный пользователь, пресса начинает крик. Ах, продается!

«СП»: — Вы считаете, что это правильно и нормально?

— Дом этот — для частной жизни людей. Если он не является национальным достоянием, значит, это нормально. Это не Эрмитаж, не Гатчинский дворец. Ну и Бог с ним, пускай он служит людям. Сейчас дом отойдет к нормальному пользователю — что тут ненормального?

«СП»: — Но это памятник архитектуры федерального значения.

— И вы хотите, чтобы он разрушился без должного ухода, да? Там появится заинтересованный пользователь, который сделает нормальную культурную среду — это будет также служить России. Вот если это будет снесено, и на этом месте какой-нибудь билдинг появится, или там какие-нибудь кабаре будут, — вот я против этого.

«СП»: — То, что такое здание выводится из общественного пользования, вас не смущает?

— Почему вы считаете, что в общественном пользовании только то, на что государство руку положило? В Америке государство этим не занимается, а культура будь здоров какая. Там нет министерства культуры, нет КГИОПа (комитета по охране и использованию памятников), а культура развита — будьте-нате! И музеи пухнут от богатства и от количества посетителей.

«СП»: — То есть, у вас нет тревоги по поводу того, что продаются дворцы Санкт-Петербурга?

— Абсолютно. Тем более что кричат, как правило, те, кто сами ничего никогда не делают. Такой коммунизм образца восемнадцатого года. Ничего страшного не произойдет. Должен быть контроль нормальный, только не государственный, конечно, потому что государство продажное. И не контроль прессы, потому что она тоже продажная. А — общественный контроль из людей, заинтересованных в сохранении культуры, и все будет нормально.

Валерий Попов, писатель, глава Союза писателей Санкт-Петербурга

«СП»: — Валерий Георгиевич, как вам такая ситуация: был Дом писателей, а стал дом Усманова?

— Было бы замечательно, если бы он подарил этот дом обратно писателям. Лет пятьдесят подряд он там находился.

«СП»: — Но у вас же есть свой центр?

— Дом на Кутузова был лучше. Мы застали очень изысканный элегантный дом. Алексей Толстой еще подыскивал туда старинную мебель, чтобы украсить особняк. Это было очень хорошее место. Писателям и надо расти в таких стенах. Было ощущение, что тебя уважают.

Надеюсь, Усманов, наверное, сделает из этого некий культурный центр. Предыдущий хозяин — Ебралидзе, устраивал культурные акции, там вручали премии Александра Невского. Будет хорошо, если новый хозяин сделает этот дом центром литературного и культурного притяжения. Потому что иначе что же — закрытым он будет стоять?

Из досье «СП»

Усанов Алишер Бурханович родился в 1953 году в городе Чуст Наманганской области Узбекской ССР. Образование высшее. В 1976 году окончил МГИМО МИД СССР по специальности «международное право», в 1997 году — Финансовую академию при Правительстве РФ по специальности «банковское дело». Кандидат социологических наук.

В начале и в середине 90-х занимал руководящие должности в различных компаниях.

По данным СМИ, является одним из совладельцев УК «Металлоинвест», которой принадлежат контрольные пакеты акций ОАО «Оскольский электрометаллургический комбинат», ОАО «Уральская сталь», СЗАО «Молдавский металлургический завод», ОАО «Михайловский ГОК», ОАО «Лебединский ГОК», концерна ОРМЕТО-ЮУМЗ. Кроме того, лично Алишеру Усманову принадлежат ИД «Коммерсантъ» и ИД «Секрет фирмы», в который входят издания «Имеешь право», «Все ясно», а также интернет-издание «Газета.ру».

Алишер Усманов входит в попечительский совет Большого театра, возглавляет Федерацию Фехтования России, Европейскую Федерацию Фехтования, является членом совета директоров футбольного клуба «Динамо», членом Попечительского совета МГИМО и членом Попечительского совета театра Et Cetera. Один из учредителей Благотворительного фонда «Искусство и спорт». Является гарантом благотворительной программы «Тысяча городов России».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня