Общество

Ирина Абанкина: «Вузы не готовят к креативной занятости!»

Директор Института развития образования о проблемах и перспективах высшей школы

  
39

Наступила весна, а вместе с ней — головная боль для миллионов родителей: куда отдать подросшего ребёнка для продолжения образования, чтобы четыре или шесть лет высшего образования не оказались потеряны, а диплом бакалавра или магистра не повис на шее выпускника бесполезным грузом? Об этом, а также и о других проблемах современной российской высшей школы мы беседуем с директором Института развития образования Высшей школы экономики Ириной Всеволодовной Абанкиной:

— Вопрос о востребованности высшего образования невозможно рассматривать без того, чтобы не рассмотреть вначале вопрос о рынке труда, то есть о том, насколько, собственно, вообще нужны сегодня образованные кадры российской экономике. А с занятостью ситуация очень серьёзная. Структурные реформы идут крайне медленно, новых рабочих мест создаётся тоже очень-очень мало. Индустриальные рабочие места во всех отраслях так или иначе сокращаются…

«СП»: — Под индустриальными рабочими местами вы имеете в виду инженерные кадры в промышленности?

— Не только. Помимо инженерно-технических и квалифицированных рабочих позиций в число индустриальных мест входят и позиции в строительстве, торговле, транспорте и других областях, достаточно ёмких в смысле требований квалифицированной, обученной рабочей силы. В экономике советского типа значительная часть трудовых ресурсов была занята именно в индустриальном секторе, что во многом было обусловлено автаркическим характером советской экономики; всё приходилось производить самим. С включением России в мировую экономическую систему необходимость в таком количестве индустриальных рабочих мест отпала. Сегодня значительная часть производств во всех регионах закрыта, часть поддерживается на уровне искусственной, неполной занятости. Там же, где производства реально осовремениваются — а это есть во всех регионах — обновление происходит главным образом за счёт внедрения импортного оборудования, требующего для своего обслуживания принципиально меньшего количества рабочих мест.

Безусловно, переход в этом смысле к новому типу занятости, к креативной занятости — он очень сложен…

«СП»: — Поясните, пожалуйста, суть термина «креативная занятость».

— Существующая система высшего образования нацелена на подготовку, грубо говоря, наёмного работника. От выпускника не требуется собственная инициатива, направленная к созданию собственного бизнеса — он нацелен на встраивание в уже готовый бизнес. Большинство выпускников, выходящих сегодня из вузов, считают, что их ждут в каких-то крупных фирмах, в которых сами они не будут отвечать за успех бизнеса. Эта концепция уже не соответствует сложившейся обстановке на рынке труда и чем дальше, тем она будет отставать сильнее. Идея создания рабочих мест должна быть вложена в креативный потенциал самих выпускников. Сегодня это наш главный дефицит — недостаток кадров, готовых самостоятельно создавать рабочие места для себя и для других, инициируя бизнесы и продумывая их стратегию. Отсюда и главная проблема сегодняшнего высшего образования: не столько недостаток или плохое качество знаний, сколько отсутствие практики подготовки выпускников к креативной занятости, умению проектировать своё будущее, продумывать свою занятость.

«СП»: — Но крупные финансовые или банковские структуры, насколько известно, нуждаются в кадрах именно наёмных работников…

— Обновление кадрового состава финансовых, банковских и иных структур уже близится к завершению и к моменту, когда сегодняшние выпускники получат дипломы и выйдут на рынок труда, эта ниша будет уже заполнена. Основной костяк кадрового состава сегодня — молодые люди от 30 до 45 лет; работников старшего возраста в финансовой сфере значительно меньше. Надеяться, что через пять-шесть лет они начнут массово освобождать рабочие места, не стоит: до следующего массового выбытия кадров и, как следствие, всплеска спроса на рынке труда в этом секторе остаётся не менее десятилетия.

«СП»: — Вернёмся, однако, к тому, что предлагает сегодня высшее образование. Представим себе мать или отца, у которых ребёнок — часто единственный и всегда любимый — заканчивает одиннадцатый класс. Куда направить дитятю, чтобы обеспечить ему в будущем карьеру, состоятельность и вообще жизненный успех?

— В том и состоит одна из главных проблем сегодняшнего высшего образования, что получают его сегодня в основном ещё в несознательном, практически подростковом возрасте и руководствуются при этом не столько собственными соображениями, сколько влиянием родителей. Наш институт провёл интересное исследование — по анкете студентов Московского университета 1904 года мы опросили студентов МГУ 2004 года. И вот что выяснилось: во-первых, студенты сто лет назад были принципиально старше. Это были уже сформировавшиеся люди, осознанно сделавшие свой выбор. Во-вторых — и это, пожалуй, главное — у родителей студентов 1904 года в большинстве случаев не было высшего образования. Университет рассматривался, как социальный лифт, возможность выйти на новую, более высокую страту, и решение о поступлении люди принимали самостоятельно, уже набрав жизненного опыта.

Сейчас ситуация принципиально иная. По всем исследованиям, сегодня специальность, на которую поступает ребёнок, как правило, совпадает со специальностью одного или обоих родителей. В университете сегодня учатся в основном москвичи и дети москвичей; роль «вуза для всей страны» МГУ в значительной степени утратил. Эта консервация социальной структуры ведущих вузов в сочетании с утратой студентами самостоятельности в выборе будущей специальности, безусловно, внушает тревогу.

«СП»: — В чём же, по-вашему, выход из сложившейся ситуации?

— Всё-таки, в принятой системе четырёх- пяти- и шестилетнего обучения по формуле «бакалавриат-специалитет-магистратура». На степень бакалавра или специалиста дети — а они ещё всё-таки именно дети — идут, как правило, следуя пожеланиям родителей. Однако к концу четырёх- или пятилетнего срока студенты в большинстве своём уже способны осознать собственные интересы, задуматься о дальнейшей карьере и в соответствии с этим, самостоятельно принимать решение: продолжать образование до степени магистра или, напротив, выходить на рынок труда. Многие студенты уже к концу бакалавриата начинают учиться, подрабатывая или работать, подучиваясь. Это хорошая тенденция: навыкам креативной занятости, о которой мы говорили в начале, молодые люди готовы учиться сами, без помощи действующей системы.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня