18+
вторник, 6 декабря
Общество

Аборты для избранных

Ульяновский губернатор Сергей Морозов предложил отказаться от практики государственного финансирования операций по прерыванию беременности

  
72

Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов, известный всей стране своими многими необычными инициативами, на днях озвучил еще одну. Он предложил отказаться от финансирования абортов за счет бюджетных средств. По его мнению, операция по искусственному прерыванию беременности должна стать «платной и недешевой».

Такое заявление глава региона сделал в ходе недавней видеоконференции совета при полпреде президента в Приволжском федеральном округе, посвященной государственным мерам по поддержке материнства семьи и детства.

«За процедуру экстракорпорального оплодотворения семья должна заплатить почти 100 тыс. рублей — за свой счет. Аборты же включены в программу госгарантий и финансируются за наш с вами счет. Только за прошлый год аборты ульяновских женщин обошлись нашей системе здравоохранения в сумму более 40 млн рублей. Мне кажется, это неправильно», — приводят информагентства слова Морозова.

Губернатор предлагает «по примеру цивилизованных стран» сделать процедуру аборта платной. По его убеждению, финансирование абортов за счет средств налогоплательщиков надо прекратить в принципе, поскольку это заставит многих женщин пересмотреть решение об отказе от рождения ребенка.

«Конечно, часть абортов должна проводиться бесплатно, по медицинским и другим показателям, но большую часть абортов нужно оплачивать, причем оплачивать дорого. Эта мера заставить многих людей задуматься, прежде чем принять решение о прерывании беременности», — сказал Морозов.

Интересно, что нынешняя инициатива ульяновского губернатора практически дублирует предложения Патриарха московского и всея Руси Кирилла. Напомним: в январе этого года предстоятель предложил руководству России вывести операции по прерыванию беременности (за исключением случаем прямой угрозы жизни матери) из системы медицинского страхования, исключить совершение абортов на средства налогоплательщиков, в том числе принципиальных противников абортов.

Позиция главы РПЦ получила тогда массу откликов. Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов, в частности, в целом высказался против введения запрета на аборты. Но согласился с тем, что «за счет налогоплательщиков, общей медицинской страховки оно (решение об искусственном прерывании беременности) может приниматься лишь по жизненным показаниям».

Преждевременной назвала постановку вопроса о запрете бесплатных абортов член думского Комитета по охране здоровья, доктор медицинских наук Татьяна Яковлева. «Делать операцию по прерыванию беременности исключительно платной процедурой на данном этапе считаю негуманным», — сказала депутат.

По словам Яковлевой, если эти предложения будут поддержаны, в зону риска попадут несовершеннолетние, которые из-за отсутствия денег будут самостоятельно пытаться совершить аборт или начнут обращаться к сомнительным повитухам.

При этом парламентарий обратила внимание на то, что сейчас аборты у несовершеннолетних — это значительная часть от общего «огромного числа абортов», а всего в стране их делают в год около 1,5 миллионов. Примерно 4% из них приходится на девочек до 15 лет и свыше 10% - на 15−18-летних.

Безальтернативное введение платы за аборт, по мнению Яковлевой, только спровоцирует рост смертности и бесплодия. «И без того аборты, оставаясь основной причиной материнских потерь, составляют по территориям России от 25 до 60% всех смертей (беременных), из-за абортов, особенно криминальных, мы теряем генофонд нации», — сказала Яковлева.

Закон предусматривает возможность аборта «по просьбе» беременной на сроке до 12 недель, по социальным условиям — до 22 недель, по медицинским показаниям — на любом сроке. И Россия продолжает лидировать по количеству абортов на душу населения. Цена процедуры в коммерческой клинике колеблется от 3 до 15 тысяч рублей. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, по этому показателю наша страна опережает США в восемь раз, Англию и Францию — в 10, а Нидерланды — в 20. Ежегодно в России делается более 1 млн операций по прерыванию беременности.

Это очень тревожная статистика. Но, боюсь, что введение запрета на аборты ее только ухудшит. Проблема — неоднозначная и простых решений у нее просто быть не может, поскольку любые строгие ограничения здесь рискуют обернуться трагическими последствиями. К слову, в нашей стране все это уже было и не раз. Когда аборты становились вне закона, они уходили в подполье. А женщины наши, надо признать, не особенно умеют предохраняться или не хотят — это уже тема для психолога, — значит, криминальные «мастера» окажутся востребованными. Какие будут последствия, известно: резко увеличится смертность среди женщин детородного возраста. Допускать этого ни в коем случае нельзя", — прокомментировал корреспонденту «СП» инициативу губернатора Ульяновской области президент Российской ассоциации репродукции человека, руководитель петербургского Центра «ЭКО» (экстракорпорального оплодотворения) Владислав Корсак.

Марианна Вронская, руководитель Центра помощи несовершеннолетним женщинам также считает, что одними запретительными мерами проблему абортов в нашей стране не решить:

—  Дело в том, что сама по себе вопиющая практика, которая у нас сейчас существует с финансированием государственных абортов, не говорит еще о том, что эту практику нужно немедленно прекращать именно таким способом, как предлагает губернатор Ульяновской области. Вы же не пойдете себе палец отрезать, и не будете вырезать аппендицит, если он у вас не болит — должно быть, нечто такое в обстоятельствах жизни женщины, чтобы она рискнула сделать операцию подобную аборту. Не говоря уже о том, что сейчас в СМИ и Интернете полно материалов, которые опровергают то, чему нас учили в школе: что ребенок внутриутробный — это не вполне человек.

Современные женщины прекрасно осознают, что аборт, помимо того что наносит непоправимый вред их здоровью, еще и детоубийство.

«СП»: — Но почему тогда они идут на эту операцию?

— Да, идут. Значит, что-то еще более страшное в их жизни может случиться, если они беременность сохранят. Вот это страшное и надо убирать. А это безысходность, нищета и голодная смерть, как самой матери, так и ее ребенка.

«СП»: — Вы хотите сказать, что у нас нет социальной инфраструктуры поддержки женщины?

— Абсолютно. Причем для многих это именно безысходность. Это не период какой-нибудь — год, другой переждать пока ребенок маленький, а потом все нормализуется. Ничего подобного. Потому что за время пока мать вынашивает ребенка и кормит его грудью, она впадает в ситуацию глубокой нищеты. Моей внучке почти пять месяцев, так вот мы до сих пор не смогли оформить пособие на ребенка — такое количество бумаг и справок надо собрать. Но это частный случай. Где-то, возможно, это проще, но размер пособия будет 100 рублей. Можно на 100 рублей в месяц в каком-нибудь регионе прожить? А ведь женщине нужно еще и за квартиру платить. Ну, допустим, она накопит долги. А возвращать она их как будет?

«СП»: — По словам Сергея Морозова из бюджета области на аборты было потрачено 40 млн рублей. Может, имело бы смысл эти деньги направить на другие нужды?

— А мне интересно: сколько денег было потрачено региональными властями на детей-сирот? На содержание детей-сирот в различных сиротских учреждениях, подведомственных системам образования, соцзащиты и здравоохранения. Может, эти деньги отдать матерям, чтобы они не аборты делали, а воспитывали своих детей в нормальных условиях. Пусть губернатор посчитает: сколько квадратных метров пригодного для жилья помещения, предоставлено детям-сиротам в сиротских учреждениях. Пусть предоставит эти же квадратные метры для проживания тех женщин с детьми, у которых ужасающие жилищные условия.

«СП»: — Это решит проблему?

— Пусть это будет всего лишь шаг к ее решению. Проблема, конечно, намного глубже. У нас, надо признать, уже в нескольких поколениях выращены люди, не способные выполнять родительские функции. И не потому что не хотят, а потому, что образца перед глазами не было. Детский сад — пятидневка, потом школа с группой продленного дня, на лето — в пионерский лагерь. Функция родителей сводилась к тому, чтобы завтраком накормить и в школу отправить, вечером проверить уроки и засунуть в постель. Все. Мы разучились дарить ближним радость, разучились просто любить.

«СП»: — Что же вы предлагаете?

— Нам нужны не популистские инициативы. Нужно начинать готовить специалистов для работы с семьей. Специалистов, которые помогали бы родителям быть хорошими родителями. Люди, к сожалению, не умеют быть родителями, во многих ситуациях просто теряются. К примеру, мама из-за запаха спиртного от сына-подростка бежит жаловаться в милицию, а ведь ей там не скажут: «Вам нужно к психологу, его дверь рядом, услуги бесплатные», — ее вместе с ребенком поставят на учет, как не справляющуюся с воспитанием. И так у нас везде. У нас нет кадров, которые помогали бы родителям быть родителями. Хорошими. Вот когда об этом задумаются на высшем уровне, то тогда, вероятно, бюджетных денег на аборты вообще тратить не придется.

Фото: medicom-plus.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня