18+
четверг, 8 декабря
Общество

Кому «Война», кому мать родна

Петербуржцы горячо обсуждают присуждение госпремии известной арт-группе, которая взбудоражила город в июне прошлого года

  
4

Госпремию «Инновация» за заслуги в современном искусстве в четверг получили участники из арт-группы «Война» за свою акцию «Х… в плену у ФСБ». Об удостоенной чести рассказал в своем блоге Артем Лоскутов, художник из Новосибирска.

Не остался без награды и сам автор послания Лоскутов. Организатор «Монстрации-2010» стал обладателем премии «Региональный проект в современном искусстве».

Сама «Война» проигнорировала внимание государства и за призом не явились.

Напомним, нашумевшая акция прошла в ночь на 15-ое июня 2010-го года в Петербурге. Участники нарисовали на Литейном мосту огромного размера фаллический символ, и после поднятия моста его отчетливо было видно с окон городского управления ФСБ. Что же думают об успехе «Войны» петербуржцы?

Анатолий Коптев, руководитель PR- агентства «Провокация»

— Я не вижу в этом чего-то достойного и не стал называть это искусством. На мой взгляд, премию ребята получили только из-за того, что смогли привлечь к своей акции большое внимание. В частности, благодаря этой акции, у нас на Охте не будет построена башня Газпрома.

«СП»: — Вы связываете эту акцию с протестом против Охта-центра?

— Нет, акция у них не была так напрямую связана с проблемой «газоскреба», насколько я знаю, но потом противники Охта-центра очень активно ее использовали. Помните, Юрий Шевчук говорил, что акция «Войны» повлияла на исход дела?

«СП»: — А с точки зрения пиар-специалиста, эта акция проведена грамотно?

— Тут был резонанс, и это событие объединило в себе несколько моментов. Во-первых, мосты — это культурное место Санкт-Петербурга, а они нарисовали что-то некультурное. Когда Литейный мост подняли, для многих это было просто шоком и это тоже вызвало огромный резонанс. Еще важный момент, что это было видно из здания ФСБ, из окон университета культуры и искусства, они сумели привлечь внимание. Никакой идеи изначально в этом, как я понимаю, не было, это потом уже Шевчук и градозащитники стали додумывать, эту тему развивать. А ребята просто решили показать, на что они способны.

«СП»: — Ну, теперь мы знаем, что такое инновация, премия ведь так называется.

— Да, у нас с инновациями туго, вот они и доработали эту тему. Если бы «Войне» не дали премию, то был бы очередной скандал, собрался бы очередной интернет-форум, объявили бы интернет голосование, в котором бы эта группа, конечно же, победила. С другой стороны в очередной раз напомнили о ФСБ. «Большой брат следит за тобой». Если что, этот большой брат может кого-то приструнить. Я лично понимаю одно: государство сделало этот шаг вынужденно, потому что понимало, что сейчас оно не в очень хорошей позиции.

Виктор Богорад, художник-карикатурист

«СП»: — Виктор, как вы относитесь к этому арт-событию? Сливки художественной элиты собрались в престижном месте и вручили государственную премию за такую вот акцию.

— Я считаю, что это замечательно, что дали премию.

«СП»: — А в чем заслуга?

— Это очень остроумная акция. Масштабная и бесшабашная. Ничего подобного до «Войны» никто не делал. Считаю, что государственную премию они заслуженно получили, другое дело, что смешно от государства получать за это премию. Работа, направленная против государства, получает государственную премию. Группа «Война» должна была отказаться от этой премии, мне кажется.

«СП»: — Они фактически так и сделали, они же не пришли на вручение.

— Ну и замечательно, я их с этим поздравляю.

Константин Азадовский, писатель, историк литературы, председатель Санкт-петербургского ПЭН-клуба

— У меня отношение к этому двойственное. С одной стороны, действительно, тема «в плену у КГБ», простите, у ФСБ, но моя оговорка не случайна, очень важная. Говорить о том, что делают спецслужбы, что они делали раньше, что делают сейчас, в какой степени они служат обществу, в какой — работают против общества, обо всем этом говорить нужно, на мой взгляд. Другой вопрос, какими средствами об этом говорить. Средства, которые использовала «Война», — опасные, они несерьезные, а авторы затрагивают очень болезненную для нашей страны и очень серьезную тему. Я предпочел бы, чтобы это был более адекватный разговор. Привлекать внимание к этому сюжету — к теме ФСБ, к методам, которыми работало КГБ и продолжает работать ФСБ, к спецслужбам и их роли в нашем обществе, надо спокойным серьезным разговором. Не нужно путем стеба, при помощи анти-стиля добиваться здесь эффекта и разговора об этом. Что-то в этом есть такое, что мне не очень нравится.

Аркадий Крамарев, депутат ЗАКСа, в прошлом начальник ГУВД Ленинграда-Петербурга (1990−1994 годы)

— Я этого совершенно не понимаю, мне кажется, что люди сходят с ума, включая тех, кто получает премии и тех, кто их раздает. И те, и другие мне представляются совершенно ненормальными людьми. Хоть какая-то нравственность должна быть! Так протесты не выражают! Это все равно, что взять и начать ругаться матом против даже какой-то пусть жуткой вещи. Такие новости у меня вызывают брезгливость, отторжение и, честно говоря, презрение к тем, кто этими вопросами занимается.

Вот уж точно: человеческая глупость не имеет границ. Можете считать меня ретроградом, тираном, как угодно.

Николай Кононов, писатель, поэт, арт-критик

— Я отношусь к этому с восторгом. По-моему, это очень символическое событие. Дело не в объеме премии, а в том, что корпорация оценщиков приняла эту акцию как самое серьезное эстетическое событие. Акция, конечно, была чисто политической. Но ситуация в стране такова, что если искусство не будет форматировать эти темы, то нас могут просто лишить языка. Этот х… - не хулиганский рисунок на заборе, не бешеное граффити, а это некая точка: хватит нас растворять! Язык и культура сейчас находятся под очень большой угрозой. Медийное пространство узурпировано либо деньгами, либо государством, все остальное тоже. На простой жест — сказать «нет», «не пойду», «не хочу» — просто не остается места. И вот это граффити на мосту — символически сказанное «нет». Что мы это не принимаем, что мы не хотим, чтобы нам залезли в душу, в карман и так далее, мы определимся сами. Но для этого надо сначала сказать «нет». Для меня это такой знак, когда люди говорят: «Нет!» — четко, ясно и внятно.

«СП»: — Язык под угрозой и поэтому в качестве символа вносим слово, которое вы произнесли, а я произнести не могу, и этим снимаются все табу?

— Нет-нет, не так. Если бы они сняли штаны и показали бы… То, что вы не можете произносить, это слово как бы проецируется на мост при помощи лазерного проектора. Это личное действие, которое произведено с чувством опасности, а они ведь подвергали себя опасности — оно поэтому приобретает человеческий характер.

«СП»: — Если бы от вас зависела судьба проекта «Х… в плену у ФСБ», то вы бы дали им за это премию?

— Да, обязательно, конечно! И тому парню, АртемуЛоскутову, который устраивает монстрации в Новосибирске. Они попали в самую точную точку, тут даже не о чем говорить.

Санкт-Петербург

Фото: gazeta.spb.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня