18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Расстрел под Вильнюсом

Литовская прокуратура называет имена людей, убивших пограничников на КПП в Мядининкай 20 лет назад

  
992

Бывшего омоновца, гражданина Латвии Констатина Михайлова, обвиняемого в убийстве литовских пограничников 31 июля 1991 года на КПП в Мядининкай в Вильнюсском районе, представители Генпрокуратуры Литвы предложили приговорить к пожизненному заключению. Суд проходит в Вильнюсе.

Корни этой мрачной истории — в причинах распада СССР. Литва, первой объявившая о восстановлении независимости 11 марта 1990 года, стала создавать государственные структуры. Были установлены вагончики КПП на границе с Советским Союзом (Белорусской ССР). Кремль, как известно, до появления ГКЧП не признавал независимость Литовской Республики. Советские омоновцы разгоняли литовских таможенников и пограничников, поджигали их вагончики.

В ночь на 31 июля 1991 года группа неизвестных (литовская прокуратура считает, что это были сотрудники вильнюсского и рижского отрядов ОМОН) на КПП Мядининкай расстреляла восемь человек, среди которых были дорожные полицейские, сотрудники Департамента охраны края и два бойца отряда спецназа «Арас». Один из них умер в больнице. Тяжело раненый таможенник Томас Шярнас выжил и стал инвалидом. Шестеро погибли сразу.

Сразу же после трагедии независимость республики признали некоторые государства, до тех пор оглядывавшиеся на Кремль. Но обращает на себя внимание и тот факт, что в Москве именно 31 июля 1991 года проходила встреча Михаила Горбачева и Дж. Буша — они подписали Договор об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). Понятно, каким был политический фон, возникший после убийства в Мядининкай. Словно кто-то специально страшными жестокими методами пытался направить ход истории в понятное лишь закулисью русло. Но в какое?

Вскоре мы узнали о ГКЧП. После его провала, 6 сентября 1991 года, Москва признала независимость стран Балтии. И все годы шли поиски виновных в преступлении, совершенном в Мядининкай. В процессе расследования литовские оперативники нашли один из трех автоматов калибра 5,45, из которого были совершены убийства. Этот автомат обнаружили на базе рижского ОМОНа.

И вот прокуратура Литвы пришла к выводу, что для убийства была сформирована группа из рижских омоновцев, в состав которой входили Констатин Михайлов (тогда он был Никулиным), Андрей Лактионов и Александр Рыжов. Приказ совершить преступление, по мнению литовской правоохраны, отдал командир рижского ОМОНа Чеслав Млынник. Группу доставили на место водители вильнюсского ОМОНа.

Получить подозреваемых от России, куда уехало большинство, Литве не удалось. Но вот в 2007 году литовская прокуратура вышла на Константина Михайлова, гражданина Латвии. Выяснилось, что в 1991 году он был Никулиным. Оказывается, в Латвии его осудили за антигосударственную деятельность, он ведь служил в советском ОМОНе, приговорили к условному сроку. А за содействие в расследовании одного из преступлений (убийство главы отделения службы госдоходов Латвии) к нему применили программу защиты свидетелей, поменяв фамилию — Никулина на Михайлова. Так он и жил спокойно, пока эти концы не нащупала литовская прокуратура.

Сам Михайлов категорически отрицает свое участие в событиях на КПП Мядининкай. Тем не менее, прокурор Саулюс Версяцкас заявил: «За совершенное квалифицированное убийство предлагаем назначить самое строгое тюремное наказание». Речь о пожизненном заключении.

С Михайлова предполагают также взыскать ущерб на сумму более 3 миллионов литов (1 лит равен 11.68 рубля). В эту сумму входят деньги, выплаченные пострадавшим, ущерб таможенного департамента, стоимость установки памятника жертвам мядининкайской трагедии, другие расходы.

Прокуроры описывают преступление так. В полночь Михайлов, Рыжов и Лактионов отправились на КПП Мядининкай. Михайлов хотел запугать находившихся в 50 метрах от поста полицейских, выстрелил в автомобиль. Две пули попали в живот одного из полицейских. Остальных загнали в вагончик и там расстреляли.

У Михайлова своя версия. «Я это преступление не совершал и никак с ним не связан», — говорит он. По его словам, 30 июля 1991 года он приехал в Вильнюс. Группа омоновцев сопровождала доставку оружия, а из Вильнюса должны были привезти в Ригу амуницию. И здесь, утверждает Михайлов, он увидел другую группу вооруженных людей. «На первый взгляд она не представляла собой ничего особенного, однако были нюансы, — вспоминает обвиняемый. — Она состояла из крепких мужчин, которых чаще всего берут в разведку, они были в униформе „афганка“, странным была их экипировка. У каждого был рюкзак десантника. Я знал, что у ОМОНа таких рюкзаков не было».

Утром Михайлова с товарищами отправили, по его словам, в Даугавпилс, оттуда в Ригу. В Риге он и услышал о нападении на КПП Медининкай. Однако прокуратура не верит бывшему рижскому омоновцу…

Литовские прокуроры утверждают, что одна группа рижских омоновцев, среди которых был Никулин-Михайлов, отправилась в Мядиникай, другая — взрывать бомбы на военной базе. Прокуроры нашли свидетелей той трагедии.

Тайное все равно когда-нибудь становится явным. В этой трагической истории, похоже, тайной пока остаются причины жестокой, необъяснимой расправы над должностными лицами, которые просто исполняли долг в соответствии с решениями своего парламента. И трудно отделаться от мысли о провокации не только против объявившей независимость республики, но и… против СССР.

Вильнюс

Фото: gillesenlituanie.hautetfort.com

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня