18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Литовская «террористка» — агент госбезопасности?

Сенсационный поворот в деле жительницы Клайпеды, обвиняемой в подготовке теракта в России

  
7

В деле так называемой «литовской террористки» клайпедчанки Эгле Кусайте, которую в Вильнюсе судят за подготовку теракта на российском военном объекте, неожиданный поворот, который может… взорвать местный Департамент госбезопасности (ДГБ). Как сообщает портал delfi. lt, на самом деле девушка могла являться информатором ДГБ. По крайней мере, она сама стала говорить об этом.

Впрочем, эта версия очень удобна для обвиняемой, потому что иначе ей грозит серьезный срок — до 10 лет. Как сообщала «Свободная пресса», 4 мая прошлого года прокурор генеральной прокуратуры Литвы Юстас Лауцюс огласил новость: 20-летняя гражданка Литвы Эгле Кусайте, которую еще в конце октября 2009-го задержали местные правоохранительные органы, намеревалась осуществить в России террористический акт. По словам прокурора, девушка планировала взорвать себя на военном объекте.

Ее задержали в вильнюсском аэропорту в ходе совместной операции литовских и российских спецслужб. У Эгле нашли карту московского метро, инструкции по созданию взрывных устройств, документы о связях с террористами. У правоохраны вызвало подозрение и то обстоятельство, что Эгле купила билет только в одну сторону. Но естественно, не только это. Судя по сведениям о Кусайте, ее деятельность находилась под контролем спецслужб. Но выступала ли она еще в роли информатора?

Выяснилось, что Эгле Кусайте поддерживала связь с исламистами, была женой боевика, погибшего в Чечне. И будто бы прониклась идеями радикального ислама. После гибели мужа уехала в Германию к его родственникам, у которых работала по дому, читала Коран.

С самого начала суд над Кусайте сотрясали скандалы. Эгле стала опровергать свои же признания, уверять, будто их из нее выбили. Она заявила, что сотрудники литовской госбезопасности и российской ФСБ избивали ее и якобы делали ей уколы психотропных препаратов.

«В первый раз меня избивали в арестантской, затем — когда приехали русские. Первый допрос проводил Юстас Лауцюс в Генеральной прокуратуре, а на следующий день меня привезли в незнакомое белое здание», — рассказывала Кусайте журналистам. «Думаю, что могло быть так, что это здание принадлежало Департаменту государственной безопасности. Я не строю никаких догадок, просто мне так показалось, что оно принадлежит спецслужбе. Там меня поместили в „бокс“, именуемый местом временного задержания. Вошли трое русских и стали требовать, чтобы я свидетельствовала против Магмадовых (Апти и Айшат Магмадовы были арестованы в России в ходе операции ФСБ, предполагается, что они готовили Кусайте к теракту. — „СП“). Когда я отказалась это делать, на меня посыпалась брань, удары, меня пинали ногами, били руками, схватив за волосы, били о землю», — уверяла Эгле. Правда, расследование, проведенное по ее жалобам, не выявило признаков насилия. Сама же Кусайте говорит, что не жаловалась на насилие, потому что опасалась за судьбу родных. Прокуратура и ДГБ не отступают от своего обвинения в адрес Эгле.

И вот новая «защитная версия» — о ее сотрудничестве с литовской госбезопасностью. Верить ли в нее после предыдущих попыток оправдаться?

«Я на них работала, — говорит девушка. — Предоставляла информацию о новых мусульманах. Платили хорошо — 1000 литов или 500 литов в неделю (1 лит = 11,7 рублей. — „СП“)».

Эти сенсационные новости первым озвучил литовский телеканал ТВ3 в передаче «Комментарии недели». Правда, стоит ли верить родственникам Эгле, которые ее защищают? Они уверяют, будто литовские службы проводили большую операцию для выявления террористов, во время которой работали по модели преступной деятельности, а сведения получали от Эгле. По сведениям телеканала, будто бы девушку, интересующуюся исламом, приметили литовские спецслужбы, и после того, как в Германии были задержаны люди, у которых она проживала, ее привезли в Клайпеду, сделали информатором ДГБ.

По словам Кусайте, которые приводит портал delfi. lt, в Клайпеде госбезопасность снимала ей квартиру, превратившуюся в место встреч и молитв местных мусульман. Эгле говорит, что с ней сотрудничал человек из ДГБ, выдававший себя за россиянина. А потом будто бы госбезопасность по модели преступной деятельности спровоцировали исламистов к подготовке теракта в России.

Но пресса замечает и несоответствия в версии Кусайте. Например, в документах ДГБ содержится просьба выдать разрешение на проведение оперативных мероприятий в квартире, где проживала Эгле. Журналисты задают естественный вопрос: зачем спрашивать разрешение на проведение мероприятий в квартире, если ее арендует госбезопасность?

Нельзя было не заметить и то, что среди защитников Эгле есть люди, оказывающую активную моральную поддержку борьбе чеченских сепаратистов против России. В Литве до терактов 11 сентября 2001 года они вообще были желанными гостями. Именем Джохара Дудаева назван сквер около посольства России. Правда, на официальном уровне Литва поддерживает территориальную целостность России. А местная госбезопасность, судя по суду над Эгле Кусайте, оказывает поддержку российским спецслужбам в борьбе с терроризмом. Ну а скандальные эпизоды на процессе могут быть лишь попыткой обвиняемой уйти от ответственности. Впрочем, точки над «i» должен расставить суд.

Вильнюс

Фото: ve.lt

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня