18+
суббота, 3 декабря
Общество

Пресс-секретарь ФМС пострадал за «белую расу»

Увольнение Константина Полторанина не снимает проблем, связанных с миграцией в Россию

  
19

Пресс-секретарь Федеральной миграционной службы (ФМС РФ) Константин Полторанин 20 апреля высказался в интервью русской службе BBC News¸ что миграция «должна идти в правильном направлении». «На кону ведь стоит, в принципе, выживание белой расы, и в России этот вопрос ощутим», — добавил Полторанин. Он также отметил, что считает неправильной иммиграционную политику западноевропейских стран, которые поощряют приток уроженцев Африки и Ближнего Востока.

На это заявление Полторанина подвигло посещение лагеря беженцев в Пермском крае. Там содержится около 30 человек из Нигерии, Египта, Афганистана и прочих стран.

Интересно, что двумя днями ранее, 18 апреля, Полторанин также высказался на эту тему, но более обтекаемо: «Нам нужен миграционный прирост, именно постоянной миграции, той, которая могла бы хорошо, спокойно интегрироваться в российское общество. Я имею в виду славянскую группу». По расчетам чиновника, в год России необходимо принимать до 300 тысяч славян.

Буквально через несколько часов после того, как выдержки из интервью Полторанина корреспонденту BBC, появились на сайтах информагентств, последовала реакция: глава ФМС Константин Ромодановский заявил, что Полторанин уволен из-за высказываний о выживании «белой расы». Он подчеркнул: «Для любого государственного служащего РФ такие высказывания недопустимы». В Кремле поддержали это решение. В свою очередь, националисты в интервью РСН поддержали высказывания пресс-секретаря ФМС. Они считают, что Полторанин пострадал за своё личное мнение. Как бы то ни было, проблема существует, и от решения ее нам никуда не деться — хоть увольняй чиновников, хоть нет. По данным той же ФМС, на конец 2010 года в России проживали 12,3 млн. иностранцев, из которых нелегально в стране находились 3−3,5 млн. человек. Среди них преобладали выходцы из Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. Что за явление перед нами: трудовая миграция, необходимая для растущей экономики России, испытывающей нехватку трудовых ресурсов, или «ползучая колонизация», грозящая нашей стране потерей национальной независимости? Об этом «Свободная пресса» спросила у академика РАЕН, директора Института социальной политики и социально-экономических программ Высшей школы экономики Сергея Смирнова.

«СП»: — Сергей Николаевич, давайте прежде всего, давайте остановимся на причинах того явления, которое в широких кругах обобщённо именуется «наплывом гастарбайтеров в Россию»?

— Причин наблюдаемого явления я бы выделил две. Первая — объективная: рабочей силы российской экономике не хватает. Особенно эта нехватка заметна на полюсах, которыми являются, с одной стороны, крупные города, прежде всего столичные центры, с другой — сельская местность. По недавно обнародованным результатам переписи, население России прирастает сегодня даже не столько крупными мегаполисами; в первую очередь прирост населения демонстрируют города, идущие ступенью ниже. В крупных же городах и в сельской местности потребность в гастарбайтерах диктуется такими объективными факторами, как естественный демографический провал и посткризисный рост экономики, обусловленный, правда, в основном высокими ценами на нефть.

Вспомним, что в девяностые годы в России гастарбайтеров было существенно меньше! Были проблемы, связанные с возвращением русских соотечественников из бывших республик СССР. Но это была, повторюсь, в основном русскоязычная диаспора, а главное — «возвращенцы», прибыв в Россию, оказывались в тех же условиях, что и «коренные»: общая для всех безработица, общие проблемы экономического выживания.

Гастарбайтерство в Россию пришло, когда в России появились деньги. У россиян объективно выросли доходы, а в общественном сознании сформировалось ранее не существовавшее понятие непрестижной работы. Да, в условиях советской плановой экономики некоторые профессии также были «оккупированы» представителями национальных диаспор (вспомним хотя бы московских татар — дворников или ассирийцев — чистильщиков обуви) однако подобная «монополизация» была обусловлена в первую очередь многолетними традициями и никак не связана с престижностью той или иной профессии. Сейчас же появились места — тех же дворников, или в строительной сфере — куда россиянин не пойдёт работать даже за объективно приличную зарплату. И это вторая, субъективная причина появления такого феномена, как гастарбайтерство.

«СП»: — Но что же скрывается сегодня под термином «гастарбайтерство» — массовая трудовая миграция, или же массовая трудовая иммиграция? Другими словами, собираются ли сегодняшние гастарбайтеры, приезжающие в Россию, тем или иным способом задержаться здесь? Или они готовы, заработав деньги, вернуться на родину?

— Давайте возьмём в руки официальный документ — постановление Правительства России от 12 ноября 2010 года Об определении потребности в привлечении в Российскую Федерацию иностранных работников и утверждении соответствующих квот на 2011 год". Квота иностранных работников на текущий год определяется в 1 745 584 человека. Много это или мало? Если учесть, что всего в экономике России занято около 70 миллионов человек — если точнее, 67−68 миллионов — то мы понимаем, что гастарбайтерами у нас замещено не более 2−3% рабочих мест.

Большинство мигрантов по окончании сроков действия своих трудовых соглашений покидают Россию, осуществляя своего рода трудовую ротацию. Однако часть из них всё-таки оседает здесь.

«СП»: — Какая именно часть?

— Масштабы этого оценивает Росстат с его официальным бюллетенем «Показатели международной миграции», из которого мы видим, что масштаб миграционного прироста России с государствами-участниками СНГ в 2010 году составил 150 тысяч 735 человек, то есть именно на столько больше к нам приехало бывших соотечественников на постоянное место жительства, чем россиян уехало на ПМЖ в страны СНГ. Для сравнения: миграционный прирост с остальными странами мира составляет всего 7344 человека, то есть из России уехало 12372 человека, а приехало 19716.

Из этих 150 тысяч иммигрантов большинство составляют выходцы из государств Средней Азии: Узбекистана (23 266 человек), Киргизии (20 260), Таджикистана (17 494). Из Туркмении в Россию прибыло всего 2178 человек, но это связано с общей закрытостью этой страны. Плюс из Казахстана переехало 20 533 человека, а из республик Закавказья в общей сложности — 32 582. Итак налицо тенденция: в Россию на ПМЖ едут в основном не братья-славяне с Украины и из Белоруссии, а люди, довольно-таки чуждые нам по своему языку и культуре.

«СП»: — Но здесь учтены только легальные цифры миграции и иммиграции…

— Масштабов нелегальной трудовой миграции в точности не знаем ни мы с вами, ни даже Федеральная миграционная служба (ФМС). По тем оценкам, с которыми я склонен согласиться, масштабы легальной и нелегальной миграции соотносятся как 1 к 3 или 4. Не стоит верить паническим заявлениям о превышении количества нелегальных мигрантов над легальными в десять раз; порядковую разницу мы бы почувствовали. Но то, что нелегалов на практике в три или четыре раза больше, чем официально зарегистрированных мигрантов, можно утверждать с большой долей смелости.

ФМС, видя что она не может с этим бороться, фактически умыла руки, упростив порядок регистрации. Плохо это или хорошо? Это зависит от того, как будут соблюдаться новые нормы. Если создано новое, более мягкое законодательство, значит, должен стать более жёстким контроль за их соблюдением. Только создание жёстких кордонов перед нелегалами способно изменить взгляды мигрантов на Россию, сложившиеся сегодня.

Ведь не секрет, что на Россию сегодня смотрят — и справедливо, на мой взгляд, смотрят! — как на проходной двор: органы власти продажны сверху до низу, собственному государству не доверяет даже «коренное» население. Сложно было бы в такой ситуации требовать подобного доверия и уважения от приезжих, а тем более — соблюдения ими всех правил трудовой миграции и иммиграции. Попробуйте нелегально иммигрировать в Англию! Попытки такого рода были — но они, во-первых, немедленно пресекались, а главное — никогда не носили массового характера.

«СП»: — Но оказавшись лицом к лицу с государством, которому они не могут и не хотят доверять, гастарбайтеры в России волей-неволей начнут самоорганизовываться. В прессе время от времени публикуются сведения о нелегальных каналах перевода денег, снабжения поддельными документами, закрытых столовых и больницах «для своих» и чуть ли не о подпольных судах и трибуналах, на которых гастарбайтеры решают конфликты между собой…

— Подпольные суды существуют и в России, и все это прекрасно знают. Здесь механизм действий у мигрантов и «коренных» одинаков: если официальная правоохранительная и правоприменительная система не вызывает доверия, её функции начинает выполнять система неофициальная, немедленно формирующаяся сама собой.

Однако я бы не стал говорить о некоем «подпольном государстве» гастарбайтеров внутри России — скорее, о системе неких региональных анклавов. У китайцев, оседающих, скажем, в Благовещенске, и у китайцев, которые пытаются закрепиться в Москве, интересы принципиально разные. Китайцы в Благовещенске — более бедные, удовлетворяющиеся крестьянским трудом, в Москву же рвутся китайцы продвинутые, втягивающиеся в торговлю и иные сферы бизнеса, как легального, так и подпольного.

Механизмы коллективной самозащиты, базирующиеся на национальной солидарности — на самом примитивном уровне, «ну как не порадеть родному человечку» — в среде гастарбайтеров, безусловно, присутствует, однако конкретные обстоятельства места всегда оказываются сильнее. Так что не стоит верить страшилкам про всемогущие землячества, ведущие чуть ли не ползучую колонизацию России, причём именно во всероссийских масштабах. Землячества гастарбайтеров существуют, но они не очень отличаются по своим функциям и объёму власти от организаций фанатов той или иной футбольной команды. Мобилизовать молодёжь на разовую акцию землячество в силах, контролировать всю жизнь общины — нет.

Тем не менее, появление даже подобного рода «землячеств самозащиты» — это фактически приговор национальной политике государства. Государство оказалось не готово к такому резкому изменению национального баланса в стране в целом и в столице в частности. По оценочным данным, в московских роддомах на трёх коренных москвичей сегодня рождается десять некоренных. И большинство из них немедленно из роддома попадают в языковую и культурную среду, принципиально отличную от русской. Жизнь этих групп и общин людей никак не регламентирована, и это не может не вызывать тревогу.

Тем не менее, я не разделяю панических теорий о «ползучей колонизации», тем более инспирируемой какими-либо внешними силами. Трудовые мигранты, даже те, кто настроены на иммиграцию, готовы встроиться в российскую государственность и соблюдать законы России. Дело за малым: надо, чтобы свои законы соблюдали, а своё государство уважали сами россияне.


«Свободная пресса» уже проводила собственные подсчёты, сколько же иностранных мигрантов проживает в России. Оказалось, что «постоянно проживающих на территории России» лиц без паспорта РФ из Средней Азии, Закавказья, Украины, Молдавии и Китая — 9,2 млн человек. И это без учёта мигрантов из других стран (по данным ФМС, в России проживают мигранты из 151 страны мира). К примеру, только выходцев из Афганистана в России — около 100 тысяч. В России также проживают примерно 50 тысяч граждан Турции, 40 тысяч граждан Индии, и т. д.

Фото: «© Василий Максимов/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня