18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

«Кусочек воли» по безналичному расчету

Введение платных услуг в СИЗО приведет к еще большему расслоению заключенных

  
144

Эксперимент с предоставление платных услуг заключенным российских следственных изоляторов, начавшийся еще несколько лет назад, судя по всему, признан успешным. В новых правилах внутреннего распорядка СИЗО, опубликованных на днях на сайте Федеральной службы исполнения наказания ФСИН) список таких услуг значительно расширен.

В документе, одобренном Минюстом РФ еще в декабре прошлого года, отмечается, что «при наличии соответствующих условий» администрация этих пенитенциарных учреждений имеет право предоставлять подозреваемым и обвиняемым «платные бытовые и медико-санитарные услуги».

Иначе говоря, определенные блага цивилизации, ранее недоступные для арестантов, теперь могут стать нормой даже в застенках. Правда, за отдельную плату.

Конечно, за деньги в СИЗО получить можно далеко не все: наркотики, алкоголь, мобильные телефоны по-прежнему в камерах под запретом. Не позволено приобретать дрожжи и другие скоропортящиеся продукты, а также эротические издания.

Зато заключенные смогут воспользоваться услугами парикмахера и даже сделать «модельную стрижку» и профессиональную укладку волос.

Немного скрасить пребывание за решеткой удастся и тем, кто устал от однообразного тюремного меню. Разнообразить его можно будет «доставкой блюд из пунктов общественного питания». То есть, если у заключенного есть деньги и он не страдает отсутствием аппетита, с воли ему могут доставить обед из любого, даже элитного ресторана.

В новом перечне платных услуг, доступных подозреваемым и обвиняемым, присутствуют консультации врачей-специалистов и протезирование зубов. Можно также пригласить нотариуса, скопировать документы, подлатать одежду или обувь и даже заказать телефонный разговор, который, однако, будет проходить под строгим контролем.

Потратить можно любую сумму. Правда, иметь наличные в камерах запрещено, поэтому все средства зачисляются на личный счет арестованного. Чтобы сделать покупку, подследственному необходимо написать заявление на имя начальника следственного изолятора.

Предполагается, что «дополнительные платные услуги подозреваемым и обвиняемым могут оказывать как администрация СИЗО, так и привлеченные ею лица». Так, во всяком случае, записано в приказе Минюста. Однако что это за лица, и на каких условиях их будут привлекать, в документе не оговаривается. Не смогли прояснить этот момент и в пресс-бюро ФСИН.

В свою очередь заместитель директора Центра содействия реформе уголовного правосудия, руководитель программы посещения тюрем Людмила Альперн уверена, что коммерсантов с «улицы» служба просто не допустит оказывать подобные услуги:

— Я думаю, что люди, которые будут задействованы в этом бизнесе, даже модельные парикмахеры, так или иначе все будут фсиновскими сотрудниками, потому что служба не допускает лиц, не прошедших особой проверки, в свои, как говорится, владения. Большое недоверие существует…

«СП»: — А как вы вообще относитесь к практике платных услуг в СИЗО?

— Нельзя сказать, что это нечто революционное. В московских следственных изоляторах — «Матросской тишине», «Бутырке» — уже несколько лет во всю работают интернет-магазины. Через них арестованные могут заказать себе хороший обед, какие-то вещи или предметы из списка разрешенных, естественно. Бывают, правда, и здесь проблемы: например, совсем недавно нельзя было купить по этим каналам телевизор. Не было в ассортименте. А летом, когда жара стояла страшная, нельзя было купить вентиляторы.

«СП»: — Куда идут средства от таких покупок?

— Средства все, конечно же, курсируют внутри ФСИН, поскольку магазины эти являются частью системы. В зоне тоже есть такие точки — ларьки, как говорят в обиходе, где заключенные могут потратить какие-то номинальные средства, которые они заработали или которые им перевели родственники. Ассортимент товаров там, конечно, очень ограничен — папиросы, чай, пряники, какие-то гигиенические принадлежности…

«СП»: — Насколько востребован комфорт за деньги?

— Сама возможность пользоваться им зависит от наличия средств. Но проблема в том, что в заключении люди не зарабатывают — нет работы. В женских колониях кое-где еще действуют швейные фабрики, но заработки там небольшие. Что они могут себе позволить? Да, покупают продукты, обеды иногда заказывают, предметы гигиены, белье нательное. Знаю, вывозят даже на лечение за деньги, если родственники заплатили. Но про модельные стрижки не слышала.

«СП»: А про солярий, который собирались открыть в «Бутырке»?

— В бутырском солярии не была. Но члены нашей комиссии в последнее время столкнулись, например, с такой особенностью: в трех московских изоляторах — «Матросская тишина» «Бутырка» и 5-й изолятор — открыли спортивные залы с тренажерами. Очень хорошая идея. Но стоит этот зал 350 рублей в час. Кто туда может пойти? Только, так называемые, очень крупные экономические подследственные, у которых много денег. Возможно, этот зал доступен и для персонала СИЗО, но для основного контингента эта услуга — роскошь. Я считаю, что это неправильно.

«СП»: — Еще лет пят назад в российских СИЗО была очень сложная ситуация? Сейчас что-то изменилось к лучшему?

— Ну, проводятся ремонты, действительно. Пытаются даже соблюдать метраж, чтобы на каждого заключенного приходилось по четыре квадрата, как это положено по международным нормам. В этом плане общественные наблюдатели очень хвалят нового начальника Бутырской тюрьмы Телятникова. Но это только одна сторона. В той же «Бутырке», например, год назад умер Магницкий, и умер в таких условиях, о которых трудно даже говорить. Потому что в одном и том же СИЗО есть камеры пригодные для жилья, но есть и такие, где, простите, фекалии из туалетов выходят наружу. Вот в одной из таких и держали Магницкого.

«СП»: — То есть, и здесь двойные стандарты?

— Дело в том, что следственные изоляторы у нас должны быть отделены от следствия. Но следствие, тем не менее, очень сильно влияет на условия содержания заключенного. Если что-то надо выдавить из человека, администрация СИЗО начинает сотрудничать со следствием и предоставляет свои самые худшие условия для человека. И от этого совершенно невозможно защититься. Поэтому, на мой взгляд, в СИЗО главное — это все-таки не возможность сделать модельную стрижку. Изолятор должен обеспечивать человеку безопасность. В том числе и от следствия. Он должен знать, что условия там будут такие, что он выживет. А остальное может быть просто показухой, которой затрут глаза и ничего вы за этим не разглядите.

Впрочем, в новых правилах безопасности тех, кто попадает в СИЗО, все же уделяется внимание. Сразу после доставки вновь прибывших будут осматривать врачи на предмет наличия или отсутствия у них телесных повреждений. Если во время нахождения в изоляторе человек получит травмы, он сможет доказать, что раньше их не было.

Правила также устанавливают, что сотрудникам следственного изолятора следует обращаться к подопечным на «вы», называть их «гражданин» или «гражданка» и далее по фамилии либо «подозреваемый», «обвиняемый» или «осужденный» соответственно. В свою очередь контингент изолятора также обязан обращаться к персоналу СИЗО на «вы» и называть их «гражданин» или «гражданка».

Немного изменился и распорядок дня заключенных. В новой редакции правил им гарантирован непрерывный сон в течение не менее восьми часов. Предполагается отводить на это время с 22.00 до 6.00 (раньше отбой был в 9 вечера, а подъем в 5 утра), однако в каждом СИЗО этот период может меняться в зависимости от наполняемости, местных условий, продолжительности светового дня, времени года «и других обстоятельств».

Впрочем, несмотря на некоторые послабления режима, российские СИЗО, остаются довольно мрачными — и в прямом, и в переносном смысле — заведениями. Конечно, следственный изолятор — не курорт, но и там должны быть человеческие условия. Тем более, что вина людей, находящихся в СИЗО, не доказана судом. А у нас там подследственные часто просто умирают. Так, летом прошлого года в следственном изоляторе Буденновского ОВД умерла 32-летняя Дина Чернявская, которую обвиняли в попытке кражи. Ранее, 13 мая в СИЗО-4 Москвы скончался 34-летний Андрей Сафронов. У него было больное сердце.

26 мая в изоляторе УВД Раменского (Подмосковье) умерла 32-летняя женщина, задержанная по подозрению в хранении наркотиков.30 мая в изоляторе ОВД по Родниковскому району (Ивановская область) умерла 48-летняя женщина, задержанная за неуплату штрафа. Этот список можно множить и множить. Счет умерших в СИЗО идет на сотни.

— К нам довольно часто обращаются с жалобами на содержание подследственных в следственных изоляторах, — говорит юрист адвокатского кабинета «На Садовой» Ирина Лапетова — Обычно это делают родственники заключенных. Главная проблема по-прежнему теснота и скученность в камерах: арестованным зачастую просто негде прилечь. Какие уж тут «европейские стандарты»!

«СП»: — А на что еще жалуются?

— Много претензий и по поводу недостаточной медицинской помощи. Мы, конечно, пытаемся разобраться, направляем соответствующие запросы в учреждения ФСИН, но ответ, как правило, один — нет необходимых средств. Обращения в наши суды результата обычно не имеют: там подобные иски удовлетворяют редко, ссылаясь опять же на финансовые проблемы. Поэтому единственный путь, который потенциально может помочь — это Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

«СП»: — Как думаете, платные услуги что-то изменят?

— С одной стороны, это, конечно, можно расценивать как некие подвижки в сторону гуманизации пенитенциарной системы. С другой — есть опасение, что это только обострит социальное расслоение среди заключенных. Дело в том, что большинство тех, кто попадает в следственные изоляторы, просто не имеют средств, чтобы воспользоваться этими услугами. Понимаете, наличие или отсутствие солярия, тренажерного зала или возможности заказать себе обед — не самый главные проблемы следственных изоляторов. Иначе бы люди там просто не умирали.

Из досье «СП»

По информации Центра содействия реформе уголовного правосудия, на 1 января 2011 г. в учреждениях российской Уголовно-исполнительной системы (УИС) содержалось 819,2 тыс. человек, в том числе: в 755 исправительных колониях отбывало наказание 694,5 тыс. человек. В 160 колониях-поселениях отбывало наказание 49,3 тыс. человек; в 5 ИК для осужденных к пожизненному лишению свободы отбывало наказание 1739 человек.

В 228 следственных изоляторах и 165 помещениях, функционирующих в режиме СИЗО при колониях содержалось — 118,9 тыс. человек; в 7 тюрьмах отбывало наказание 1,8 тыс. человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних 4,0 тыс. человек.

В учреждениях содержится 66,4 тыс. женщин, в том числе 55,4 тыс. осужденных, содержащихся в ИК, и 10,9 тыс. чел., в отношении которых избрана мера пресечения заключение под стражу.

Фото: «© Василий Максимов/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня