Общество

Российские и армянские ПВО сливаются в экстазе

Москва после Минска сумела уговорить на сотрудничество еще и Ереван

  
196

13 февраля генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Николай Бордюжа зявил журналистам, что Россия создаст с Арменией общую систему ПВО по аналогии с той, о которой недавно договорились Москва и Минск. По словам генсека ОДКБ Николая Бордюжи, сейчас также согласовываются нормативные документы о создании объединенной системы ПВО в Центрально-Азиатском регионе, а затем ОДКБ начнет координировать деятельность всех региональных систем и вырабатывать единые правила несения боевого дежурства.

Насколько важен для России такой шаг корреспонденту «СП» рассказывает эксперт фонда Стратегической культуры, профессор Военного университета полковник Юрий Рубцов.

«СП»: — Насколько этот шаг является новым словом в развитии нашей системы ПВО?

— Если говорить об объединенной системе ПВО ОДКБ, то она в принципе уже существует много лет. Но можно с удовлетворением сказать, что в данном случае получает дополнительное развитие, и это, конечно, большой плюс.

В объединенную систему с самого начала входит и Армения. Напомню, кроме России и Армении, ее создавали Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украина. Что касается Армении, то это наш единственный союзник на Южном Кавказе. Развитие с этой страной отношений в области обороны вообще и в усилении системы ПВО, в частности, один из приоритетов российской политики в этом регионе. Ереван тоже крайне заинтересован в создании объединенной с Россией ПВО. Во-первых, это поможет Армении парировать угрозы с юга. Во-вторых, упрочит дружбу с северным соседом, что дает и многие экономические преференции.

«СП»: — В контексте сегодняшней новости есть смысл оценить сегодняшнее состояние ПВО России — насколько она эффективна?

— К сожалению, российские средства ПВО на данный момент не способны эффективно противостоять воздушному нападению. И это не просто моя оценка. Именно такая оценка дана с трибуны военно-научной конференции по проблемам строительства войск ПВО. Российские противовоздушные комплексы уступают средствам возможного противника не только в количественном, но и в качественном отношении.

Ситуация осложняется намерением некоторых государств СНГ выйти из созданной в 1995 году Объединенной системы ПВО. А это еще более ослабляет степень защищенности российской территории от ударов с воздуха.

«СП»: — Насколько адекватно оценивает ситуацию минобороны?

— Схожие оценки неоднократно высказывал главнокомандующий ВВС страны генерал-полковник Александр Зелин. На общем собрании Академии военных наук он назвал нынешнее состояние воздушно-космической обороны (ВКО) России — ни больше, ни меньше — критическим.

Между тем, по мнению генерала А. Зелина, именно угрозы из воздушно-космического пространства являются наиболее значимыми в общей системе военной безопасности Российской Федерации. Анализ развития средств воздушно-космического нападения за рубежом показывает, что уже в период до 2020 года на вооружение крупнейших иностранных государств поступят принципиально новые средства и системы: гиперзвуковые и воздушно-космические летательные аппараты, разведывательно-ударные беспилотные аппараты, оружие на новых физических принципах. Произойдет интеграция средств разведки, связи, навигации и управления в единую информационно-разведывательную управляющую систему. В этих условиях потенциальный противник получит возможность наносить скоординированные во времени и пространстве высокоточные удары практически по всем целям на территории России.

«СП»: — Почему же наше ПВО находится в таком состоянии?

— Из-за вечного недофинансирования у нас низкие темпы перевооружения войск на перспективные авиационные комплексы и системы ПВО и обусловленные этим недостаточные возможности по защите воздушного пространства страны. Об этом, к слову, неоднократно предупреждали и специалисты из войск, и независимые эксперты.

Взять ту же проблему модернизации ПВО. При наличии хороших программ перевооружения они с пугающей систематичностью не выполняются. Достаточно сказать, что за последние годы в войска поступил всего один дивизион С-400. Зенитный ракетный комплекс С-400 «Триумф» — отличное, перспективное оружие, но какую боевую задачу можно решить единичными экземплярами? По самым оптимистичным прогнозам, силы ПВО будут ежегодно оснащать комплексами этого типа один — два полка. Этого явно недостаточно. Нынешние темпы перевооружения российских войск ПВО откровенно не соответствуют скорости совершенствования средств воздушного нападения потенциального противника.

«СП»: — Но у нас же есть разрекламированный комплекс С-300?

— Даже этих комплексов не хватает. Вот оценка нашего вероятного противника. В прошлом году пятеро высокопоставленных военных — К. Науманн, бывший начальник главного штаба бундесвера ФРГ и начальник военного комитета НАТО, Дж. Шаликашвили, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов США, и их коллеги из Великобритании, Франции и Нидерландов по заказу Совета НАТО подготовили доклад, в котором, в частности, были зафиксированы основные параметры нынешнего состояния российских ВС. «Весь арсенал межконтинентальных баллистических ракет, — говорится в докладе, — должен быть к 2015 г. составлен из ракет „Тополь-М“, но ежегодно выпускается семь таких ракет. В ВВС только половина состоящих на вооружении самолетов находится в боевой готовности. Для ПВО России потребуется 650 комплектов С-300. Не более 20 процентов находящейся на вооружении техники можно отнести к современной».

«СП»: — А что делается для выхода из критической ситуации?

— В ближайшей перспективе в Российской Федерации предусмотрено объединение под единым управлением всех сил и средств, предназначенных для защиты от воздушно-космического нападения противника. Взят правильный курс на трансформацию систем ПВО, РКО и радиоэлектронной борьбы (РЭБ) в единую систему воздушно-космической обороны. Их скорейшая интеграция под единым руководством и управлением — веление времени. Есть надежда, что в ближайшем будущем перспективные зенитно-ракетные комплексы дальнего действия и средней дальности дополнительно получат возможность борьбы со стратегическими воздушно-космическими ударными самолетами, гиперзвуковыми планирующими боеголовками, гиперзвуковыми крылатыми ракетами. Они смогут обеспечивать обнаружение и сопровождение аэродинамических и баллистических целей, в том числе выполненных с использованием технологии «Стелс», летящих со скоростью до 2100 м/с, а также возможность поражения боевых самолетов, вертолетов, беспилотных летательных аппаратов (в том числе и мини-БЛА), поражающих элементов высокоточного оружия. Можно говорить также о создании единой информационной системы войск ПВО, которая позволит объединить потенциалы средств радиолокационной и радиотехнической разведки всех родов войск российской армии.

К очень хорошим новостям, несомненно, относится и решение о создании единой системы ПВО с Арменией. Главное, чтобы такие решения получали достаточную организационную и финансовую подпитку.


Вооруженные силы Армении

Общая численность вооруженных сил Армении — около 56 000 человек. Сухопутные войска насчитывают около 45000 человек. Войска ПВО — примерно 3900 человек, ВВС — до 700 человек.

Армянская армия имеет восемь ПУ оперативно-тактических ракет; 198 танков Т-72, 320 бронетранспортеров- 60/- 70/ -80/-152 и МТ-ЛБ и боевых машин пехоты и боевых машин пехоты БМП -1/ -2., 200 орудий полевой артиллерии, минометов и 50 РСЗО, около 160 100-мм зенитных орудий, предназначенных для ведения огня по наземным целям (ранее использовались для вызова схода снежных лавин и противоградовых стрельб).

Армения вынужденно, из-за незначительности собственных ВВС, пошла по пути создания, насколько это возможно, высокоэффективных частей ПВО, ориентированных на нейтрализацию истребительной и штурмовой авиации противника. Удалось практически полностью восстановить систему ПВО (зенитные ракетные установки и РЛС) страны, существовавшую до распада СССР. В апреле 1994 года впервые было официально заявлено о том, что «небо над Ереваном, как и все воздушное пространство Армении, надежно защищено установками ПВО». Большую роль в восстановлении системы ПВО и повышении ее боевой готовности сыграла помощь российских военных специалистов.

Сегодня управление войск ПВО включает зенитно-ракетные и радиотехнические части (зенитно-ракетная бригада, два зенитно-ракетных полка, отдельная радиотехническая бригада), на вооружении которых находятся 55 пусковых установок ЗРС С-300, ЗРК «Круг», «Оса», С-125, С-75, и С-60.

На первом этапе военного строительства Армения сознательно отказалась от создания авиации. Во многом это было связано с тем, что на территории страны отсутствовали подготовленные военные аэродромы, ремонтно-профилактические службы, хорошо обученный летно-технический персонал. Кроме того, было немало проблем, связанных со стабильным поступлением горюче-смазочных материалов. В настоящее время в боевом составе ВВС — две авиационные базы (15-я и 121-я), учебная авиаэскадрилья, два отдельных батальона аэродромно-технического обслуживани. На вооружении состоит 5 штурмовиков Су-25, один МиГ-25, 2 учебно-тренировочных L-39, 12 вертолетов огневой поддержки Ми-24 и 8 Ми-8 МТ и 16 Ми-2.

Основные силы и средства армянской армии сосредоточены на границе с Азербайджаном. Несколько батальонов находятся непосредственно в зоне карабахского конфликта, на оккупированной азербайджанской территории. Близ армяно-турецкой границы размещены части 5-го армейского корпуса. Главная группировка ПВО развернута вдоль линии соприкосновения с азербайджанской армией. Граница с Грузией, Ираном средствами поражения не прикрывается. С момента установления дипломатических отношений в 1992 году между Россией и Арменией заключено более 160 межгосударственных, межправительственных и межведомственных договоров и соглашений. Среди них «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи» от 29 августа 1997 года, а также ряд документов, закрепляющих российское военное присутствие в Армении («Договор о правовом статусе Вооруженных сил России, находящихся на территории Армении» от 21 августа 1992 года, «Договор о российской военной базе на территории Армении» от 16 марта 1995 года). В этих документах зафиксировано, что главной целью военного сотрудничества России и Армении являются обеспечение безопасности обоих государств, коллективной безопасности на пространстве СНГ и поддержание стабильности в регионе.

27 августа 2000 года в Сочи было подписано «Соглашение между РА и РФ по вопросам совместного планирования, применения войск (сил) в интересах обеспечения взаимной безопасности». В феврале 2001 года оно было ратифицировано национальным собранием РА. Это соглашение является правовой основой для создания на территории Армении объединенной группировки (ОГ) войск (сил) из состава вооруженных сил Республики Армения и Вооруженных Сил Российской Федерации под объединенным командованием. В ОГВ © входят объединения, соединения и воинские части, выделяемые от вооруженных сил РА и РФ для решения задач совместной обороны под единым командованием в период обострения военно-политической обстановки в регионе и угрозы агрессии против одной из стран со стороны какого-либо государства или группы государств.

Совместная армяно-российская группировка войск, объединенная система ПВО и совместное боевое дежурство (в соответствии с соглашением, подписанным 16 марта 2000 года, в совместном боевом дежурстве участвуют силы и средства ПВО армянской национальной армии и дислоцированные на территории республики 988-й зенитный ракетный полк и 426-я авиагруппа 102-й военной базы Группы российских войск в Закавказье).

Войска совместной ПВО России и Армении работают по схеме, разработанной в период существования СССР, что означает совместный контроль воздушного пространства на южном направлении, с использованием боевой авиации и зенитных частей. В сущности — это антинатовский, а фактически — антитурецкий вариант противовоздушной обороны, хотя в последнее время отмечается значительное потепление отношений между Москвой и Анкарой

С 2001 года началось формирование совместных армяно-российских вооруженных подразделений, а Армения передала безвозмездно дислоцированной нам ее территории 102 российской базе занимаемые земельные участки.


Состав российской группировки войск на территории Армении:

Эрибуни (Ереван) — СКВО, 3624-я авиабаза, 426-я авиагруппа, 520-я авиа комендатура.

Гюмри (Ленинакан) — СКВО, 102-я военная база (127-я мотострелковая дивизия), 124-й, 128-й мотострелковые полки, 992-й артиллерийский полк, 988-й зенитно-ракетный полк, 116-й отдельный танковый батальон, 1552-й отдельный батальон материального обеспечения, 628-й отдельный батальон связи, 772-й отдельный разведывательный батальон.


Армения и конфликт в Южной Осетии

Напомним, что операция по принуждению Грузии к миру, начавшаяся 8 августа 2008 г, в день открытия летней Олимпиады, после агрессии Грузии против Южной Осетии. После этих событий ситуация в регионе Южного Кавказа, да и во всем мире резко изменилась. Так как по итогам «Пятидневной войны», как ее называют обозреватели и аналитики, на карте мира прибавилось еще два государства Республика Южная Осетия и Республика Абхазия.

Как отразилось это на армяно-российских отношениях: до и после событий президент Армении несколько раз посещал Москву, так же президент России посетил Армению ответным визитом 20−21 октября 2008 г. в ходе которого не раз повторялись слова по продолжении и наращивании курса стратегического партнерства.

Во время операции экономика Армении потерпела огромные убытки, так как порты Грузии являются единственными реально действующими транспортными артериями связывающими Армению с внешним миром.

По официальной информации военнослужащие, проходящие службу в российских военных базах на территории Армении участия в операции не принимали. В этой ситуации Армения оказалась в очень тяжелой ситуации, ей нельзя не в коем случае портить отношения с Грузией, а то она окажется в полной блокаде и так же ей не нужно охлаждения в отношении с Россией, мне кажется задачу минимум армянские политики и дипломаты выполнили, варьируя между разными ситуациями.

Наверное самым неприятным эпизодом для российской стороны, на мой взгляд оказался тот факт, что ни один из членов ОДКБ, не поддержал инициативу РФ и не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Но в данной ситуации позиция Армении предельно ясна, у нее у самой есть непризнанная республика, которую она не признает с 1991 года, и признание Абхазии и Южной Осетии, Арменией выглядело бы очень нелепо.

Так же можно отметить и активизацию России в решении Нагорно-карабахского конфликта, здесь речь идет о подписании Московской декларации 3 ноября 2008 г. По сути декларация представляет из себя очередной план о намерениях, посмотрим к чему он приведет, так как после подписания резко обострились переговоры на разных уровнях, но главное в том что этими шагами Россия показывает усиление своего влияния в регионе и показывает себя как доминирующую силу.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня