18+
вторник, 6 декабря
Общество

«О злостных хулиганских выходках академика Сахарова»

23 года наблюдения КГБ за великим советским учёным и правозащитником

  
758

Сегодня, 21 мая исполнилось 90 лет академику Андрею Сахарову. Трижды Герой соцтруда, лауреат многочисленных государственных премий, отец водородной бомбы, известный физик-ядерщик — он запомнился нам и всему миру именно как академик. Это звание прикрепилось к нему столь прочно, что невольно задумываешься — а как же так получилось, что его правозащитная деятельность осталась за скобками людской памяти? Ведь последние 25 лет своей жизни имя Андрея Сахарова прочно ассоциировалось именно с диссидентской деятельностью.

Сахаров, несомненно, был «фанатиком физики» — как называли его сослуживцы в 1940−50-е годы. Но он не мог не заниматься и политикой. Его дед по отцовской линии был известным кадетом, выборщиком «царской», 2-й Государственной думы и гуманистом — автором суперпопулярной тогда брошюры «Против смертной казни». Предки по материнской линии — греки Софиано, непримиримые борцы с турками за независимость своей родины. Андрей Дмитриевич продолжил многовековую борьбу своих предков за идеалы гуманизма.

Россия до сих пор не определила официального отношения к деятельности Сахарова. С одной стороны, его именем названы улицы. С другой — всё то, за что он боролся — за свободные выборы, свободу слова, диалог с Западом — нынешнее правительство отбросило за ненужностью.

Редакция «Свободной прессы» в этот день тоже решилось воздержаться от оценок правозащитной деятельности академика Сахарова. Вместо этого мы приводим несколько секретных донесений КГБ об Андрее Сахарове. Эти документы хранятся в библиотеке Йельского университета США.

2 октября 1971 года

Комитет Государственной безопасности, 2493- А, товарищу СУСЛОВУ М.А.

Установлено также, что к САХАРОВУ с различными просьбами обращались лица (преимущественно психически больные), в том числе приезжавшие из других городов. Отдельные посетители в беседе с ним допускали враждебные суждения. Так, например, один из визитеров пытался убедить САХАРОВА в том, что Советский Союз переживает экономический кризис, что в СССР отсутствует демократия.

САХАРОВ в ответ заявил собеседнику: «У нас есть экономический рост, но он недостаточно быстрый. Есть ряд очень крупных помех на пути этого роста. Но рост есть. Если бы не было никакого роста, то мы могли бы сказать, что это полное загнивание. Загнивания нет, есть рост. Он идет довольно противоречивым образом: частично демократизируется, частично происходит большой экономический сдвиг. Все это сочетается между собой… И сказать, что коммунистическая демократия не способна двигать экономическими формулами, — нельзя».

В личной жизни САХАРОВА в последнее время произошли изменения. Он вступил в интимную связь с преподавательницей 2-го медицинского училища БОННЭР Л.Г., 1922 года рождения, членом КПСС, родители которой в прошлом репрессировались, а впоследствии были реабилитированы. БОННЭР поддерживает негативные проявления и деятельность САХАРОВА в качестве члена «Комитета», размножает изготовленные его единомышленниками материалы. Намерение САХАРОВА вступить в брак с БОННЭР встретило резко отрицательное отношение со стороны его дочерей, в результате чего в семье возникла напряженная обстановка.

Из полученных материалов видно, что САХАРОВ надеется на встречу с одним из секретарей ЦК КПСС и готовится к ней.

Заместитель начальника управления КГБ Серёгин.

10 октября 1975

Секретно. Постановление ЦК КПСС «О мерах по компрометации решения Нобелевского комитета о присуждении премии мира САХАРОВУ А.Д.»

1.Поручить отделам науки и научных заведений, пропаганды ЦК КПСС совместно с Президиумом Академии наук СССР подготовить от имени Президиума Академии наук и видных советских ученых открытое письмо, осуждающее акцию Нобелевского комитета, присудившего премию мира лицу, вставшему на путь антиконституционной, антиобщественной деятельности. Указанное письмо за подписью членов Президиума Академии наук СССР и видных советских ученых опубликовать в газете «Известия».

2.Редакции газеты «Труд» опубликовать фельетон, в котором показать, что присуждение САХАРОВУ Нобелевской премии мира в размере 122 тысяч долларов служит подачкой реакционных кругов Запада за постоянно поставляемую им клевету на советский общественный и государственный строй.

3.По линии АПН продвинуть на Запад материалы, раскрывающие тезис о том, что присуждение премии мира человеку, выступающему против разрядки международной напряженности и оценивающему с реакционных позиций события в Чили, Вьетнаме, Камбодже, на Ближнем Востоке, противоречит политике Советского государства и прогрессивных сил мира, направленной на разрядку международной напряженности и разоружение.

4.По каналам Комитета государственной безопасности продвинуть на Запад статьи, в которых показать абсурдность решения Нобелевского комитета, присудившего премию мира изобретателю оружия массового поражения.

5. При возбуждении ходатайства о выезде САХАРОВА за границу для получения знаков Нобелевского лауреата и денежной премии отказать ему в этом как лицу, обладающему особо важными государственными и военными секретами, а в случае возникновения других вариантов указанной процедуры — решить вопрос в зависимости от международной ситуации.

26 мая 1978

Секретно, 1051-А, ЦК КПСС, «О злостных хулиганских выходках академика САХАРОВА»

В последние года САХАРОВ, открыто попирая действующие в стране законы, встал на путь совершения дерзких уголовных преступлений.

В апреле 1976 года САХАРОВ и его жена БОННЭР учинили хулиганские действия в Омском областном суде, рассматривавшем уголовное дело по обвинению ДЖЕМИЛЕВА в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. В ответ на требование работников милиции, выполнявших обязанности по поддержанию общественного порядка, прекратить хулиганство, САХАРОВ, выкрикивая: «Вот вам, щенки от академика», ударил по лицу двух работников милиции, вылил в их адрес поток оскорблений. БОННЭР также ударила по лицу коменданта суда, пытавшегося навести порядок.

Будучи доставленными в отделение милиции, САХАРОВ и БОННЭР не только не отрицали совершенного ими, но и подтвердили, что действовали при этом преднамеренно.

В августе 1976 г. САХАРОВ и БОННЭР в присутствии большого числа советских граждан и иностранцев совершили злостные хулиганские действия в Иркутском аэропорту. В ответ на предложение соблюдать установленные правила САХАРОВ и БОННЭР устроили скандал, оскорбили сотрудниц аэропорта, выражались в их адрес нецензурными словами, угрожали.

В октябре 1977 года САХАРОВ учинил дебош в ректорате Московского педагогического института имени В.И. Ленина, избрав поводом для этого отчисление из института за академическую задолжность своего пасынка СЕМЕНОВА. САХАРОВ демонстративно вырвал из рук проректора документы, послужившие основанием для решения вопроса об отчислении СЕМЕНОВА из института, допустил оскорбления в адрес должностных лиц.

В марте с.г. САХАРОВ явился инспиратором провокационной хулиганской выходки группы просионистски настроенных лиц у здания Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами (проспект Калинина, 14). В связи с этим САХАРОВ вызывался в Прокуратуру г. Москвы, где был официально предупрежден о недопустимости противоправного поведения в будущем.

Игнорируя предупреждение органов власти, 19 мая с.г. у Люблинского районного народного суда г. Москвы, где проходил судебный процесс по делу ОРЛОВА, САХАРОВ вновь учинил дерзкие хулиганские действия, в ходе которых несколько раз ударил по лицу работника милиции, пытавшегося предотвратить нарушение общественного порядка со стороны САХАРОВА и его жены БОННЭР.

Действия САХАРОВА задокументированы. Они содержат состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 206 и ч. 2 ст. 1911 УК РСФСР (злостное хулиганство и оказание сопротивления работнику милиции или народному дружиннику при исполнении этими лицами возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, сопряженные с насилием).

Органами милиции решается вопрос об ответственности САХАРОВА. Учитывая изложенное, а также крайне отрицательную реакцию советской общественности в связи с непринятием законных мер в отношений САХАРОВА, систематически допускающего хулиганские действия, считали бы целесообразным довести информацию до сведения Президиума Академии наук СССР для последующего обсуждения его преступного поведения в Академии наук СССР.

Просим согласия.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ АНДРОПОВ".

26 августа 1980 года

Секретно, ЦК КПСС, 1805-А, «О вновь открывшихся обстоятельствах преступной деятельности академика Сахарова А.Д. и его жены Боннэр Е.Г.»

Комитетом госбезопасности получены данные об ухудшении психического состояния Сахарова, что может повлиять в будущем на активизацию им враждебной деятельности. Особо негативное влияние на Сахарова оказывает его жена Боннэр, совершившая нелегальный выезд в США и встречавшаяся там с лицами, подозреваемыми в связях с ЦРУ.

Комитет госбезопасности в ходе наблюдения за Сахаровым убеждается, особенно в последнее время, в том, что его психическое состояние приобретает четко выраженную тенденцию к ухудшению. Поведение Сахарова зачастую не укладывается в общепризнанные нормы, чересчур подвластно влиянию окружающих лиц, и в первую очередь жены, явно противоречит здравому смыслу. Аномальность прослеживается и в настроениях Сахарова, подверженных резким переходам от отрешенности и замкнутости к деловитости и общительности.

По мнению крупнейших советских психиатров, ему присущи глубокие психические изменения, дающие основание считать его «патологической личностью, нередко встречающейся в семьях с большой отягощенностью шизофренией» (родной брат и дочь состоят на учете как больные шизофренией, сын лечился от неврастении).

С каждым годом поведение Сахарова все труднее поддается объективной логической оценке. С одной стороны, он обуреваем манией величия, возрастающей пропорционально усилиям западных спецслужб по рекламированию его в качестве «всемирного борца за гражданские права», с другой — вынашивает намерение составить завещание о захоронении его праха в Осло. Метаморфозы в поведении Сахарова не исключают, по нашему мнению, в будущем новых не поддающихся прогнозированию враждебных проявлений с его стороны, что учитывается Комитетом госбезопасности в работе по нему.

Принимается также во внимание и то обстоятельство, что Сахаров долгие годы находится под психологическим прессом своей жены и постоянно совершает по ее указке противозаконные действия, наносящие моральный ущерб Советскому государству".

9 декабря 1986

2407-Ч, ЦК КПСС, «О предложениях в отношении Сахарова А. Д».

«Находясь в Горьком, Сахаров вновь вернулся к научной деятельности. В результате в последнее время у него появились новые идеи. Так, например, он высказывает свои соображения в области дальнейшего развития атомной энергетики, по вопросам, связанным с управляемым термоядерным синтезом (система «Токамак»), и по ряду других научных направлений.

Характерно, что в отсутствии Боннэр, находившейся некоторое время в США, он стал коммуникабельнее, охотно вступал в беседы с горьковчанами, в которых критиковал американскую программу «звездных Войн», позитивно комментировал мирные инициативы советского руководства, объективно оценивал события на Чернобыльской АЭС.

Указанным изменениям в поведении и образе жизни Сахарова по-прежнему настойчиво противодействует Боннэр. Она по существу склоняет мужа к отказу от научной деятельности, направляет его усилия на изготовление провокационных документов, заставляет вести дневниковые записи с перспективой издания их за рубежом.

Однако, несмотря на это, представляется целесообразным продолжить усилия по привлечению Сахарова к научной работе, что полезно уже само по себе и может способствовать удержанию его от активного участия в антиобщественной деятельности.

В этих целях представляется возможным в настоящее время решить вопрос о возвращении Сахарова в Москву, так как дальнейшее пребывание его в Горьком может вновь подтолкнуть его к активизацни антисоветской деятельности, если учесть к тому же отрицательное воздействие на него жены и продолжающийся интерес к так называемой «проблеме Сахарова» со стороны Запада.

Их квартира может вновь стать центром всякого рода пресс-конференций с участием иностранных журналистов, местом встреч антиобщественных элементов, выработки заявлений и требований негативного характера. Сам Сахаров вряд ли удержится от участия в делах по так называемой «защите прав человека». Но и при наличии

всего сказанного возвращение Сахарова обойдется в настоящее время меньшими политическими издержками, нежели продолжение его изоляции в Горьком.

Одновременно следовало бы принять решение о досрочном освобождении из ссылки Боннэр путем ее помилования".

23 декабря 1989 года

2588-К, ЦК КПСС, «Американские дипломаты в Москве о кончине А. Сахарова»

Касаясь этого события, американские дипломаты отмечают, что А. Сахаров являлся «крупным и авторитетным в СССР и на Западе представителем общественной мысли второй половины ХХ века, знаменем демократического либерального оппозиционного движения». Согласно их высказываниям, «А.Сахаров был скорее объединяющим символом для разноликой массы демократических сил СССР, нежели реальной политической фигурой». Он пользовался большим доверием на Западе, ему верили многие народные депутаты, представители интеллигенции, им восхищалась студенческая молодежь.

Несмотря на то, что в последнее время А. Сахаров «все более впадал в идеализм в своих политических настроениях и в ряде случаев проповедовал деструктивный радикализм, он пользовался уважением у политических противников, в том числе и в руководстве КПСС».

По оценкам американцев, со смертью А. Сахарова «демократическое оппозиционное движение в лице межрегиональной депутатской группы и других политических формирований попало в нелегкое положение». «Лидеры этого движения не пользуются особым доверием в народе, поскольку, преследуя корыстные политические цели, зачастую используя неблаговидные приемы, они беззастенчиво рвутся к популярности и власти». Причем на Западе кроме Б. Ельцина никто из них практически не известен.

Обсуждая причины смерти А. Сахарова, американские дипломаты высказывают мнение, что она вызвано большими эмоциональными и физическими перегрузками. Этому в определенной степени способствовала вдова академика Е. Боннэр, которая подогревала политические амбиции своего мужа, пыталась играть на его самолюбии.

По словам сотрудников посольства, Е. Боннэр вела себя некорректно даже с ними, когда они предложили ей помощь и высказали свои соболезнования. Американским корреспондентам, участвовавшим в церемониии похорон академика, она заявила, что «своим навязчивым вниманием и приставаниями по любому поводу они ускорили смерть А. Сахарову».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня