18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Эрзац-деньги при Ельцине

«Либеральный Рай»: в 1990-е в России ходило 1200 корпоративных и региональных «валют»

  
492

В 1990-е годы в России наивысший уровень либертарианства наблюдался в финансовой сфере. Первыми «ночными сторожами», о которых мечтал Егор Гайдар («государство ни во что не вмешивается, а только приглядывает»), стали Минфин и Центробанк. Где их бездействие, а где и прямой умысел фактически привели к «приватизации» денежной сферы — собственные деньги могли выпускать любые «хозяйствующие субъекты» и регионы. В итоге таких «частных валют» в то время насчитывалось около 1200 — их печатали все, кому не лень: свинофермы, кафе, религиозные секты, сепаратистские регионы, градообразующие предприятия, и т. д.

Частные деньги как функция либерализма

В США, которые и создавались как оплот свободы, частной инициативы и минимального вмешательства государства в дела людей и рынка, такой же «либеральный рай» имени Гайдара наблюдался в середине XIX века. К 1867 году в стране ходило около 2500 «валют» — их, как и в России спустя 130 лет, мог печатать кто угодно — от фермеров и церквей, до железнодорожных компаний. Но именно с 1867 года федеральное правительство США стало жёстко регулировать их оборот, сведя число «частных денег» к началу ХХ века буквально до нескольких десятков (да и те стали скорее экзотикой, типа коллекционных почтовых марок).

Экономический кризис, начавшийся в США и в западном мире в 2007 году, снова возродил интерес к частным деньгам. Правда, сегодня их эмитентами выступают чаще всего региональные власти. Примером такой региональной денежной единицы можно назвать BerkShares, которая была введена в городке Беркшире, штат Массачусетс. Сегодня её принимают к расчетам около 400 организаций — как в этой местности, так и за её пределами. Власти Беркшира пошли на этот шаг, чтобы оживить местную экономику. Региональная валюта способствует тому, что деньги тратятся в пределах своего экономического сообщества, укрепляя и стимулируя его развитие. Благодаря этому меленькие компании могут оставаться в бизнесе и конкурировать с большими сетями и крупным бизнесом. Общая эмиссия составила 2,5 млн беркширских долларов (они соотносятся к доллару США как 1:0,95).

Всего в США на начало 2011 года имели хождение 26 региональных валют.

Рубли имени Гайдара

Справедливости ради надо сказать, что эрзац-деньги стали появляться уже в 1990 году — когда начали расти неплатежи и экономическая обособленность регионов. Но в 1992 году случился настоящий бум их эмиссии. В начале 1992 года вице-премьер Егор Гайдар подписал циркуляр, оговаривавший оборот так называемых «местных денег» — платёжных средств, которые вводились бы в обращение местной административной властью. Тут же появились «валюты» Татарстана, Нижегородской области, Хакасии, чуть позже «Уральской республики» и ещё примерно сотни городов и районов. В этой инструкции напрямую ничего не говорилось о «корпоративных деньгах», но в то время либералами пропагандировался принцип «разрешено всё, что не запрещено», и это явилось основанием для появления таких «валют».

Но фактической, а не столько юридической причиной появления эрзац-денег при Гайдаре послужило резкое сжатие денежной массы. Так, основным показателем, характеризующим степень насыщенности экономики деньгами, выступает коэффициент монетизации — процентное соотношений показателя денежной массы и ВВП. Так вот, в 1992−97 годах он в России опускался до 9,8−19%. В то время как в развитых странах это соотношение составляет минимум 60−70% (в Китае сегодня — около 100%). Тогда же объём просроченной задолженности между предприятиями (показатель неплатежей) в 2 раза превысил денежную массу и достиг 24% российского ВВП. Доля бартера в продажах промышленных предприятий с 1992-го по первое полугодие 1997 года возросла в 7 раз и составляла 41%, а перед дефолтом 1998 года — и вовсе 46%.

Свинобаксы, алтыны и уральские франки

Собственная валюта в те годы являлась ещё и обязательным признаком «независимости от центра». Ельцинский призыв «Берите суверенитета столько, сколько проглотите!» был понят регионами как сигнал к полной обособленности, в том числе и в денежной сфере. В Татарстане свою валюту решили печатать одними из первых: эскизы алтына появились ещё летом 1990 года. А к февралю 1992 года из Англии в республику завезли уже последнюю партию новеньких алтынов.

Следующей стала т.н. «Уральская республика», которую готовился возглавить свердловский губернатор Россель. Началось с того, что в традиционной телепередаче «Час губернатора» Эдуард Россель объявил о запуске в обращение на территории Свердловской области «уральского франка». Через некоторое время его планировалось запустить и в соседних регионах, которые и составили бы «Уральскую республику» — в Челябинской, Курганской и других областях. «Уральский франк призван снизить давление безденежья. Мы готовились ввести уральский франк, когда была объявлена Уральская республика. Сейчас, чтобы никто не испугался снова, согласовали эту идею с первым вице-премьером Владимиром Потаниным!», — гордо сообщал Россель.

«Доброй традицией» для многих губернаторов тогда стало при вступлении в должность объявлять своим избирателям, что первым делом в регионе будет запущена своя валюта. Вот один из примеров. В ноябре 1996 года Леонид Горбенко, избранный губернатором Калининградской области, на первой пресс-конференции заявил, что он «как опытный хозяйственник, знает, с чего начинать». «А начинать я буду с создания собственного калининградского казначейства. Оно необходимо области, чтобы деньги не уходили в центр, а оставались на месте!», — обещал Горбенко. Местную валюту тогда хотели назвать «калининградская марка».

Деньги тогда выпускали даже преступные группировки. Так, в столице Амурской области Благовещенске промышленно-коммерческое объединение «СОПИТ» (так называлась и одноимённая ОПГ) начало выпуск «сопов». «Суррогатные купюры немедленно расползлись по Благовещенску в качестве платёжного средства. Дензнаки были очень красивые, на каждом из них изображён рычащий тигр, выходящий из тайги и шагающий по глубокому снегу. Ассигнации напечатаны достоинством в 50, 100, 200 и 500 соппов», — радостно писала тогда местная амурская пресса.

Доходило и до курьёзов. Так, администрация Волгограда решила заказать печать собственных денег у совместного российско-итальянского предприятия «Италсовмонт». Когда же напечатанные деньги с изображениями русских царей Ивана III и Петра I привезли в Волгоград, оказалось, что надписи на банкнотах выполнены на итальянском языке. Но и это не смутило волгоградские власти. Деньги тут же окрестили «лирами» и они имели хождение до 1995 года.

Но не только в Волгограде население называло местные валюты шутливыми прозвищами. Так, на Нефтекамском автозаводе, в то время крупнейшем в России производителе самосвалов, были напечатаны «расчётные талоны», выдаваемые в размере 50% зарплаты. И их прозвали «протопоповками» по фамилии генерального директора.

А на Сузунском свинокомбинате, что в Новосибирской области, были выпущены собственные «чеки», которые тут же прозвали «свинобаксами». «Валюту» Киселевской обувной фабрики (Кемеровская область) местное население окрестило «степашками» — по имени директора фабрики Крехова Степана Степановича. А «талоны» Караконской угольной шахты в Белово получили название «хряповки» — по фамилии директора Хряп. Бутылка водки в местных магазинах тогда стоила 5 «хряповок».

Исчезновение эрзац-денег в России началось только с появлением «ответственного правительства» Примакова-Маслюкова в конце 1998 года. Либерально-гайдаровские эксперименты над страной на короткий срок прекратились. Но уже в 1999-м, с приходом члена либеральной команды Собчака — Владимира Путина, в правительственные кабинеты снова забрались ученики Гайдара — Кудрин, Шувалов, Дворкович, Греф, и т. п. Начались новые эксперименты над страной.

Фото: bonistika.net

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня