18+
четверг, 8 декабря
Общество

Девятый залп

33 года назад взрыв на крейсере «Адмирал Сенявин» унес жизни 37 военных моряков

  
893

13 июня 1978 года флагманской крейсер Тихоокеанского флота «Адмирал Сенявин» в заливе Петра Великого выполнял артиллерийские стрельбы главным калибром. На девятом залпе корабль содрогнулся от мощного внутреннего взрыва. Из носовой башни повалил густой дым.

Как позже выяснилось, огонь вела лишь одна башня (№ I), другая была законсервирована и внутри нее не было личного состава. Использовались прак­тические снаряды (то есть без взрывча­того вещества) и понижено-боевые за­ряды. После восьми успешных залпов, на девятом, правое орудие не выстрелило. Такой случай был предусмотрен его конструкцией: авто­матически включились две блокировки, не позволявшие открыть затвор. Однако моряки расчета орудия, стремясь как можно быстрее исправить ситуацию, выключили блокировки, открыли затвор, и лоток со следующим зарядом установили в положение для заряжания. В результате автоматического включения привода прибойник до­слал новый снаряд в камору ору­дия, раздавив находившийся в ней заряд, и тот воспламенился. Струя раскаленных газов через зазор между досланным снарядом и каморой орудия прорвалась в боевое отделение. Старый снаряд вылетел из ствола и упал в воду в 50 метрах от корабля, а новый снаряд отскочил назад в боевое отделение. В башне вспыхнул пожар. По приказу командира корабля капитана 2 ранга Владимира Плахова были затоплены погреба I и II башен. Огонь погасили штатными средствами пожаротушения, но погибли все, кто на­ходился в первой башне, включая кор­респондента газеты «Красная звезда» капитана 2 ранга Леонида Климченко. Из 37 погибших 31 человек отравился окисью углерода, трое утонули при затоплении погребов и трое получили смертельные травмы.

Рассказ очевидца

Мой давний знакомый капитан 1 ранга запаса Леонид Мрочко в то время служил на крейсере «Адмирал Сенявин». Вот что он рассказал мне:

— Стрельба была парадно-показательной. На корабле находилось множество гостей — журналисты, артисты, писательская делегация. Сначала отстреляли подготовительное упражнение. Все снаряды попали в цель. Тогда находившийся на командирском мостике крейсера командир соединения контр-адмирал Варганов разрешил провести зачетную стрельбу. Мне было поручено сопровождать по крейсеру корреспондента газеты «Красная звезда» капитана 2 ранга Леонида Климченко. Проводил его на время учебного боя в носовую башню главного калибра, а сам на короткое время отлучился по неотложным служебным делам. Услышав взрыв, я выскочил на верхнюю палубу. Смотрю: носовая башня окутана дымом. Когда отдраили бронированную дверь, живых там уже не было. Внутри этой страшной башни стены были черные, в копоти, все, что могло сгореть или обгореть, — сгорело и обгорело. До самой ночи моряки выносили останки товарищей и складывали на юте. Под утро крейсер пришел в залив Стрелок, пришвартовался к новому пирсу. Журналистам передали «командирские» часы Лени Климченко с обгоревшим ремешком, оплавленным корпусом и совсем расплавленным стеклом, чтобы кто-либо передал их его жене.

В Стрелке крейсер уже ждало командование флота. Кто-то из военачальников сказал гостям, мол, вам всем просто повезло. Это один из тех редких случаев в истории флота, когда после взрыва в башне главного калибра не рванули артпогреба.

Ажиотаж вокруг крейсера

Почему же учебно-боевая стрельба проходила при столь большом скоплении посторонних? Все дело в том, что вокруг крейсера тогда был поднят нездоровый ажиотаж. Незадолго до ЧП корабль посетил Леонид Брежнев, осуществлявший помпезную поездку по Дальнему Востоку. Генсек даже вышел в море. Присутствовал вместе с министром обороны Дмитрием Устиновым и главкомом ВМФ Сергеем Горшковым на артиллерийской стрельбе. За ее успешное выполнение командир крейсера капитан 2 ранга Владимир Плахов и замполит капитан 3 ранга Игорь Спицын получили из рук генсека часы с лаконичной надписью: «От Л.И. Брежнева. 1978 г.»

После того, как на корабле побывал генсек, экипаж стали постоянно отвлекать от его главных учебно-боевых задач. На крейсер одна за другой зачастили делегации. Морякам некогда стало по-настоящему заниматься боевой подготовкой. Снизилась требовательность к «звездному» экипажу и со стороны вышестоящего командования. Возможно, в какой-то степени и из-за этого через два месяца и шесть дней после визита Брежнева на крейсере произошло тяжелейшее ЧП.

В акте комиссии по расследованию его причина сформулирована так: «При подаче электросигнала на производство девятого залпа правое орудие башни N 1 не выстрелило. Ошибочно в заряженное орудие был послан очередной снаряд. В результате произошло воспламенение заряда в каморе — части зарядного механизма орудия. От вылетевшей струи газов воспламенились приготовленные к стрельбе заряды, в башне возник пожар, быстро перекинувшийся на верхнее перегрузочное отделение… Причиной происшествия явились ошибочные действия расчета правого орудия башни и недостаточная натренированность личного состава по устранению возможных неисправностей и задержек при стрельбе… Происшествию способствовали серьезные упущения со стороны командования соединения и корабля». В акте также отмечалось, что накануне стрельбы уволились в запас многие опытные моряки из боевого расчета башни. Натренировать и обучить молодежь они в достаточной степени не успели. Вот та и растерялась в нештатной ситуации, допустила роковые ошибки.

ЧП решили замять

Реакция Москвы на это тяжелое происшествие оказалась поразительно неадекватной. По итогам расследования причастные к трагедии должностные лица были наказаны в административном порядке. Приказом министра обороны командира и замполита сняли с должностей и назначили с понижением. Командир соединения контр-адмирал Варганов был предупрежден министром обороны о неполном служебном соответствии. Даже сегодня, по прошествии более трех десятилейтий, удивляют «ножницы» между тяжестью происшествия (37 загубленных жизней!) и мягкостью взысканий. Даже уголовное дело не было возбуждено. Вполне возможно, по чьему-то указанию трагедию решили замять. Эту версию подтверждает и то, что в 1979 году на флоте были уничтожены все документы, относящиеся к взрыву на «Адмирале Сенявине». Случай в своем роде уникальный. А мотив такого решения нормальной логикой объяснить невозможно. Разве только тем, что окружение Брежнева решило сделать так, чтобы до него не дошли никакие слухи о ЧП на корабле, который незадолго посетил генсек. Ведь уже к тому времени престарелому Брежневу о дурных новостях старались не сообщать. С тех пор до самой смерти Брежнева название крейсера «Адмирал Сенявин» напрочь исчезло со страниц газет.

Дубль «Айовы»

Почти через 11 лет точно такая же трагедия произошла на американском линейном корабле «Айова» в Карибском море. 19 апреля 1989 года во время учебно-боевых стрельб возле острова Пуэрто-Рико произошёл взрыв боеприпасов в боевом отделении центрального 16-дюймового орудия второй артиллерийской башни. Погибли все моряки, находившиеся в башне и на нижних палубах под ней, — 47 матросов и офицеров. Никому не удалось спастись.

И хотя на линкоре был произведён ремонт, в строй он больше не вступил.

Будем помнить!

Наш крейсер служил еще 12 лет после трагедии. Лишь в сентябре 1990 года в СМИ прошла коротенькая тассовка о том, что «в соответствии с планом сокращения состава флота во Владивостоке произведен ритуал спуска Государственного и Военно-морского флагов СССР на крейсере „Адмирал Сенявин“, выслужившем установленные сроки». Позже прошла информация о том, что он в 1992 году был продан частной фирме Индии для разделки на металл.

Решением высшего военного руководства местом захоронения наших воинов, погибших при исполнении служебного долга, был определен уступ сопки над бухтой Абрек залива Стрелок (ныне город Фокино). Отсюда крейсер вышел в свой трагический поход. Вот имена погибших для поминовения:

кап. 2 ранга Климченко Леонид Леонидович

матрос Гилазиев Фарид Гариевич

матрос Архипенко Валерий Николаевич

ст. лейтенант Пономарев Александр Васильевич

матрос Галкин Геннадий Николаевич

матрос Ануфриев Александр Николаевич

л-т Белюга Александр Владимирович

матрос Бородин Алексей Васильевич

матрос Шутов Леонид Семенович

л-т Марданов Валерий Ясавиевич

матрос Болдырев Александр Евгеньевич

матрос Пинчук Александр Степанович

ст. 1 ст. Бикбов Рашид Кутузович

матрос Юдин Анатолий Борисович

матрос Ломаев Николай Александрович

ст. 2 ст. Аникин Иван Иосифович

ст. 2 ст. Дадонов Александр Федорович

матрос Костылев Виктор Антонович

ст. 2 ст. Шигабутдинов Рамиль Саматович

матрос Золотарев Виктор Васильевич

матрос Матренин Анатолий Михайлович

ст. 2 ст. Подолько Сергей Николаевич

ст. 2 ст. Виноградов Виктор Михайлович

матрос Носков Владимир Васильевич

ст. 1 ст. Курочкин Анатолий Ильич

матрос Ортиков Махамадали Абдуллаевич

матрос Проничев Николай Павлович

ст. 2 ст. Пономарев Виктор Федорович

ст. 2 ст. Будаков Александр Петрович

матрос Прудников Иван Васильевич

ст. 2 ст. Акуличев Виктор Сергеевич

матрос Свинин Александр Романович

матрос Скоробогатов Сергей Дмитриевич

ст. матрос Кулунов Виктор Васильевич

матрос Сулейманов Наиль Мансурович

матрос Столяров Сергей Николаевич

матрос Чернушевич Юрий Михайлович

Из досье «СП»

ТТХ крейсера «Адмирал Сенявин» (пр. 68 бис):

Наибольшая длина — 209,98 метров

Наибольшая ширина — 22 метра

Осадка — 7,3 метра

Водоизмещение:

стандартное — 13230 тонн

полное — 16340 тонн

Скорость полная — 33 узла (более 59 км/ч), оперативно-экономическая — 18 узлов (более 33 км/ч)

Запас хода — 9000 миль

Автономность — 30 суток

Экипаж — 1270 человек (в том числе 71 офицер)

Фото: vladnews.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня