18+
суббота, 10 декабря
Общество

Принесёт ли Маргелов мир в Сирию?

Это зависит от готовности Москвы отстаивать свои интересы на Ближнем Востоке

  
25

Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов заявил на пресс-конференции в Москве о готовности «принять делегацию оппозиции Сирии» и провести с ними консультации о путях нормализации обстановки в стране. Сенатор Маргелов, занимающий также пост спецпредставителя президента России по сотрудничеству со странами Африки, уже не первый раз берёт на себя выполнение функций так называемого «второго коридора» — посредника по наиболее сложным вопросам, рискованным для прямого вмешательства официальных дипломатических структур. Именно Михаилу Маргелову Москва фактически поручила проведение переговоров между сторонниками Муаммара Каддафи и антиправительственными силами в Ливии. Успех миссии Маргелова как в Ливии, так и в Сирии зависит, в первую очередь, от правомочности партнёров по переговорам. Является ли «сирийская оппозиция» самостоятельной политической силой, насколько она влиятельна — об этом, а также об обстановке в Сирии в целом и перспективах её развития мы поговорим с заместителем руководителя Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока Александром Сотниченко:

«СП»: — Александр Анатольевич, прежде всего, разъясните, пожалуйста, нашим читателям, что представляет собой современная сирийская оппозиция? Единого руководящего центра, насколько я понимаю, у оппозиционных сил в Сирии нет, равно как и единой идеологической платформы. Что их объединяет, кроме требования свержения президента Башара Асада?

— Говорить о единой оппозиции в Сирии пока, действительно, преждевременно. Противники Башара Асада только нащупывают почву для взаимного согласия по вопросу о том, куда им вести страну в случае, если президент всё-таки уйдёт. 26 апреля в Турции состоялась первая совместная конференция сирийских оппозиционных сил, из стенограмм которой складывается впечатление, что участники собрания разговаривают на разных языках. Если президент Сирийской организации по правам человека Валид Саффур уповал главным образом на «наших друзей на Западе, в Турции и в арабском мире», которые-де, «смогут надавить на Башара Асада и убедить его прекратить стрелять в свой народ», то генеральный секретарь местного отделения «Братьев-мусульман» Мухаммад Шыфки прямо призывал к свержению «полувековой эры зулума — несправедливости и насилия» и установлению в Сирии исламского правления и законов шариата.

«СП»: — Какое же крыло сильнее в сирийской оппозиции — условно говоря, «западники», или, столь же условно, «исламисты»?

— Безусловно, исламисты — прежде всего, «Братья-мусульмане». За ними прямая поддержка Саудовской Аравии и других монархий Персидского залива.

«СП»: — Но зачем же Эр-Рияду и другим арабским монархиям нужно раскачивать обстановку в Сирии, на собственных границах, в любую минуту рискуя тем, что мятеж перекинется на их территорию?

— В данном случае мы имеем дело с очень давним конфликтом — между арабскими монархистами и арабскими националистами. Сирия, напомню, последняя страна, где у власти остаётся партия БААС — партия арабского социалистического возрождения. Башар Асад с 2000 года, после смерти своего отца Хафиза Асада, является генеральным секретарём партии. Со дня своего основания в 1947 году БААС атаковал местные монархии за коллаборационизм и, в частности, за сотрудничество с США и Израилем. Страх перед антимонархическими, баасистскими революциями толкает королей и шейхов Персидского залива и на поиски покровительства со стороны Вашингтона, и на стимулирование исламского фундаментализма у себя на родине, и на политику «экспорта терроризма» — высылке потенциально опасных молодых людей на «фронты мирового джихада», от Индонезии и Судана до Чечни и Косово.

«СП»: — А какова же позиция ещё одного игрока на региональном политическом поле — Турции? Не зря же именно Анкара предоставила в апреле площадку для конференции сирийской оппозиции…

— Турция не заинтересована прежде всего в дестабилизации на своих южных границах, к тому же рядом с неспокойным курдским участком. Тот факт, что в Анкаре обратили внимание на сирийских оппозиционеров, означает, что турецкая дипломатия, взвесив все за и против, признала противников Асада влиятельными людьми, способными удерживать обстановку хотя бы на севере Сирии. Более того, 8 июня турки открыли пограничный пункт Джиср-эш-Шугур для сирийских беженцев — в основном, сторонников оппозиции — чего раньше себе отнюдь не позволяли.

«СП»: — Вернёмся к миссии Михаила Маргелова. Может ли Россия в лице спецпредставителя президента как-то повлиять на урегулирование обстановки в Сирии, имеются ли у Москвы соответствующие рычаги, а главное — стоит ли вмешиваться в сирийский конфликт?

— Умное посредничество всегда полезно. Другое дело, что Россия до сих пор не определилась с собственной позицией относительно желаемого развития ситуации в Сирии. Башар Асад — наш верный союзник и он до сих пор, несмотря ни на что, в целом контролирует ситуацию в стране. Сирия, напомню — единственная из стран Ближнего Востока, где у России осталась военная база в Тартусе, обеспечивающая возможность присутствия нашего флота в Средиземном море.

Использование тактики «второго коридора» — то есть спецпредставителя, не имеющего формальной завязки на официальные дипломатические каналы — также в рамках дипломатической практики. Вопрос в том, какие предложения повезёт сирийской стороне спецпредставитель президента России? Есть опасения, что руками своего спецпредставителя Москва попытается сдать Башара Асада Западу, уговорив его добровольно оставить власть. Во всяком случае, аналогичная миссия Михаила Маргелова в Ливии наводит на грустные размышления. Сенатор объявил о готовности встречаться и разговаривать с представителями всех политических сил — кроме Муаммара Каддафи. Более того, сенатор уже заявил, что президент «утратил моральное право» руководить Ливией. А это, согласитесь, называется уже не посредничеством, а вмешательством во внутренние дела другой страны. Захочет ли президент Сирии Башар Асад выслушивать такого посредника — большой вопрос.

Сирия: бои на трёх фронтах, не считая дипломатического

10 июня правительственные войска начали штурм города Джиср-эш-Шугур на границе с Турцией, предположительно, захваченный боевиками «Братьев-мусульман». По сообщениям государственного телевидения, в операции участвует бронетехника, в том числе танковая дивизия под командованием брата президента Махера Асада. Именно на окраине Джиср-эш-Шугура 6 июня попал в засаду отряд сирийского спецназ; в результате боя было убито более 120 солдат.

Одновременно на юге Сирии, в районе города Дераа, продолжаются столкновения подразделений полиции, подчиняющейся Дамаску, с партизанскими отрядами неустановленной принадлежности — возможно, просто с бандами. Число беженцев из Сирии за последние месяцы оценивается в диапазоне от двух с половиной до пяти тысяч человек.

На западной границе страны сирийская молодёжь при поддержке палестинцев не прекращает попыток прорыва границы с Израилем. Последняя попытка такого рода, предпринятая в годовщину войны 1967 года, после которой Сирия потеряла Голанские высоты, не обошлась без жертв: израильскими пограничниками убито до 20 безоружных сирийцев и палестинцев.

Тем временем в Совете Безопасности ООН Россия блокирует вынесение на голосование резолюции, осуждающей правительство Сирии, угрожая в противном случае воспользоваться своим правом вето. В этом Россию поддерживает Китай, также входящий в число постоянных членов Совбеза. Первоначальный текст резолюции, призывающий к введению санкций против Дамаска, был изменён, однако Москва всё равно отказывается вынести текст на голосование. Напоминая, что аналогичная резолюция, принятая Совбезом в отношении Ливии, стала предлогом для военного вмешательства со стороны НАТО.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня