18+
суббота, 3 декабря
Общество

Сергей Александрин: «Я добьюсь оправдания моей дочери»

Конституционный суд России рассмотрел жалобу на прекращение следствия по делу о громком ДТП на Ленинском проспекте в Москве

  
76

Напомним, авария произошла 25 февраля 2010 года. Как известно, жертвами аварии с участием служебного «Мерседеса» вице-президента «Лукойла» Анатолия Баркова стали два человека — врач Ольга Александрина, находившаяся за рулем «Ситроена», и ехавшая с ней свекровь — известный акушер-гинеколог Вера Сидельникова. В «Мерседесе» находились вице-президент «Лукойла» Анатолий Барков, его водитель и охранник, которые получили в аварии незначительные травмы. Виновником ДТП признали скончавшуюся Ольгу Александрину. Между тем, были свидетели, которые утверждали, что правила дорожного движения нарушил водитель «Мерседеса». Однако 7 сентября 2010 года глава ГУВД Москвы Владимир Колокольцев объявил о закрытии дела по этой резонансной аварии.

Родные жертв аварии не верят результатам расследования автокатастрофы, проведенного правоохранительными органами, и требуют изучить обстоятельства трагедии в суде. Заявление в КС РФ направил Сергей Александрин, отец погибшей Ольги Александриной.

— Мы добиваемся отмены статьи Уголовного права, согласно которой следствие закрывает дело в связи с гибелью подозреваемого или обвиняемого. После этого ни родственники, ни пострадавшие уже не могут в суде отстаивать свои права по этому делу, — отметил Сергей Александрин в интервью «Свободной прессе».

«Если КС «примет нашу сторону, это даст нам возможность вновь открыть дело и потребовать проведения более тщательного расследования», — добавил истец, который готов предоставить суду доказательства невиновности Ольги Александриной.

Всего в документах следствия приводятся данные допроса шестерых свидетелей. — Показания трех из них, заявивших, что «Мерседес» выехал на встречную полосу или, как минимум, на разделительную, и что этот маневр привел к трагической развязке, следователь счел необъективными и не стал учитывать при вынесении решения. А показания других свидетелей, которые говорят, что «Мерседес» не выезжал из своего ряда, следствие учитывает. Суд же обязан рассматривать показания всех свидетелей, а не тех, кого выбирает следователь — отметил отец погибшей.

Но Ольга и ее свекровь — не единственные жертвы в этой трагической истории: через несколько месяцев после гибели матери и бабушки девочки от инсульта умер ее отец. Ребенок остался круглой сиротой.

Дело Александриной Конституционный суд объединил с аналогичной жалобой Юрия Ващенко. Оперуполномоченный угрозыска Е.Ю. Ващенко и его коллега обвинялись в том, что в марте 2007 года, находясь при исполнении обязанностей, превысили свои служебные полномочия в отношении двух военнослужащих-контрактников. В январе 2008 года Карабашский городской суд Челябинской области уголовное дело в отношении Е. Ю. Ващенко прекратил в связи с его смертью. При этом дело в полном объеме не слушалось, фактические обстоятельства не исследовались, мнение близких родственников о возможности прекращения дела не выяснялось. Отец погибшего, Ю.Ф. Ващенко обращался в суд с просьбой отменить данное решение, считая своего сына невиновным и настаивая на реабилитации. В удовлетворении жалобы ему было отказано.

Заявители полагают, что оспариваемые нормы противоречат Конституции РФ, поскольку нарушают принцип презумпции невиновности и право на судебную защиту. Они также считают неконституционным отсутствие у близких родственников права возражать против прекращения дела в связи со смертью обвиняемого, требовать завершения расследования и направления дела в суд для реабилитации умершего. Кроме того, данные нормы не предусматривают участия близких родственников в судебном заседании и учета их мнения о возможности прекращения дела. Подробнее об этом Сергей Александрин рассказал корреспонденту «Свободной прессы».

«СП»: — Сергей Иванович, сообщалось, что Конституционный суд не будет проводить слушания в связи с вашим заявлением. И все-таки они состоялись. В чем тут дело?

— В первом ответе, присланном мне из КС, говорилось, что жалоба принята к рассмотрению, но, скорее всего, слушания будут проводить вне заседаний. А потом я получил письмо, что все-таки слушания будут проходить в режиме заседания. Это было в связи с тем, что объединили мою жалобу с жалобой другого человека, Ващенко.

«СП»: — Вы подали жалобу и в КС, и в Европейский суд по правам человека. Эти жалобы преследуют разные цели?

—  Если КС примет решение, помогающее решить нашу проблему, т.е. продолжить расследование и в дальнейшем — слушание в открытом судебном заседании всех обстоятельств произошедшего, тогда жалоба из ЕСПЧ будет нами отозвана. Мы добиваемся рассмотрения всех проблем, которые возникли в этом ДТП. Если — нет, то тогда будем уже в Европейском суде добиваться, чтобы удовлетворили нашу жалобу. Потому что решение Европейского суда является основанием для рассмотрения дела по существу.

«СП»: — Ваше требование материальное или моральное? В прессе сообщается, что вы хотите получить 50 тысяч долларов от «Лукойла»…

— Нет, то, что заложили в жалобе мои адвокаты, это связано, как я понял, с возмещением расходов на ведение дела в Конституционном суде.

«СП»: — Что двигает вами сейчас, когда вы добиваетесь возобновления уголовного дела?

— Я хочу, чтобы то правовое государство, которое провозглашается нашими руководителями, наконец, начало осуществляться на практике. Слишком долго и много об этом говорят, и слишком мало делают для того, чтобы всё-таки человек мог действительно отстаивать свои права. Как и сегодня во время слушаний представители всех органов исполнительной власти — это и представитель президента, и Госдумы, и совета Федераций, — все они говорили, что у истца была же возможность обращаться в суд, чтобы обжаловать действия следователя. Вот и хватит с него! А я считаю, что у меня есть право — как у следователя, который сам может вести следствие, не допуская меня, ближайшего родственника, к материалам следствия, — так и я могу защищать свою дочь и добиваться, чтобы то, что следователь узнал, было представлено в суде. А в суде мы будем состязаться. Он будет отвергать мои доводы, а моя сторона будет представлять свидетелей, и пусть суд решит, кому из свидетелей можно доверять, а кому нет.

«СП»: — Фактически у вас такой возможности еще не было?

— Конечно, не было. По закону я не имею права на это — не могу требовать разбирательства по существу.

«СП»: — То есть, вы пытаетесь поменять закон?

— Да, я добиваюсь совершенствования законодательства. Потому что без этого невозможно защищать свои интересы.

«СП»: — Вы считаете, что дело прекращено следователем волюнтаристки?

— Есть масса вопросов, на которые не ответило и не может ответить следствие. Есть большие разночтения в показаниях свидетелей. Свидетельства, которые оправдывают мою дочь, следователем просто игнорируются. Оставлены лишь показания тех свидетелей, которые допускают нарушения ею правил дорожного движения, повлекшие за собой столкновение.

«СП»: — Вы не только дочь, фактически семью потеряли в этой аварии…

— Вот представьте себе: погибли два человека в этой машине: моя дочь, которая была за рулем и замечательный человек, выдающийся врач, мать ее мужа, бабушка ее дочери. И все родственники погибшей Веры Михайловны волей-неволей, подспудно, психологически винят в свершившемся мою дочь. Потому что она была за рулем автомобиля!

«СП»: — Пенсия, которую «Лукойл» платит вашей внучке, она что-то покрывает?

— Дело же не в том, что «Лукойл» и господин Барков предложили какое-то содержание для ребёнка. Сейчас — покрывает, а пройдет несколько лет и не будет покрывать, ведь у нас инфляция 10 процентов каждый год. А ребенку сейчас нет и трёх лет. Пенсия выплачивается до 18 лет. Кто знает, будет ли хватать ей? Но дело не в этом. Мы всё равно вырастим ее, воспитаем, сделаем всё для неё, чтобы она не чувствовала себя обделённой. Но никакие деньги не покроют ребёнку отсутствие родных матери и отца.

«СП»: — Какие у вас впечатления от сегодняшнего слушания в Конституционном суде? Вас услышали? Как вам показалось?

— Я надеюсь, что да, услышали, в КС опытные люди, но тут некая проблема. Ведь они рассматривают соответствие норм права Конституции России. По существу дело они не слушают. У них в этом смысле связаны руки. Но я надеюсь, что их решение будет направлено на совершенствование нашего законодательства. И как следствие, нам что-то удастся предпринять для дальнейшего судебного разбирательства.

«СП»: — Вы надеетесь на реабилитацию вашей дочери?

— Да, конечно.

«СП»: — Но сегодня на суде все органы исполнительной власти были на стороне того решения, которое вы оспариваете. А почему они так стоят на страже интересов топ-менеджера «Лукойла»?

— Не только топ-менеджера Лукойла. Это касается вообще ответственности государства перед людьми, права которых нарушены. Ведь в авиакатастрофе виновными, как правило, признаются погибшие лётчики. И родственники погибших людей не могут никуда обратиться за компенсацией. Вот им дадут что-то, бросят кусок и хватит. Они не могут в суд пойти, чего-то потребовать — ничего абсолютно, нет оснований. Вот сегодня представитель президента РФ г-н М. Кротов заявил, что, в конце концов, у родственников есть возможность сохранять доброе имя погибшей в своей памяти. Что вам, мало, что ли? Следователь принял решение, что дочь виновата, а в связи с гибелью виновной дело надо закрывать. Но ведь только суд может признать человека виновным.

«СП»: — Надеюсь, вам что-то удастся изменить в этой юридической казуистике.

— Не мы одни такие, таких довольно много. Но не все доходят до Конституционного суда.

Санкт-Петербург

Фото: petrovka-38.org

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня