18+
пятница, 9 декабря
Общество

Человечество распухнет до 7 миллиардов

В октябре 2011 года число людей перешагнёт очередную круглую отметку

  
19

11 июля мир отмечает День народонаселения. В этом году это особая дата. Сбываются самые пессимистические прогнозы — темп роста населения планеты не замедляется. В 1994 году эксперты ООН предсказывали — через 20 лет, к 2015 году, нас будет от 7,1 до 7,8 млрд человек. Нижнюю планку уже можно считать ошибочной — до срока исполнения этого прогноза осталось ещё 3 года, а людей на планете уже почти ровно 7 млрд.

Согласно исследованиям ООН, семимиллиардный младенец должен родиться в октябре этого года. На специальном сайте, посвящённом этому событию, установлен специальный счётчик — на момент публикации статьи он стоял на отметке 6 930 791 859. То есть за оставшиеся 3−4 месяца число людей увеличится ещё почти на 70 млн.



В 1994 году Международная конференция ООН по народонаселению попыталась осмыслить проблему высокой рождаемости и выработать какие-то меры для её снижения. Тогда собравшиеся эксперты пришли к выводу, что бэби-бум, начавшийся в 60-х годах XX века так просто не остановится. Да, в развитых странах рождаемость постепенно падала (где-то — ниже показателя естественного прироста населения). Но в бедных регионах Африки и Азии рост численности продолжался, несмотря на войны, эпидемии, нехватку воды и продовольствия.

«Во всём мире наблюдается истощение многих основных ресурсов, от которых зависит выживание и благосостояние будущих поколений, и под влиянием нерациональных структур производства и потребления, беспрецедентного роста численности населения, широко распространённой и хронической нищеты и социального и экономического неравенства ухудшается состояние окружающей среды», — говорилось в материалах конференции.

Пока в бедных странах происходит ничем не сдерживаемый рост населения, богатые страны постепенно «стареют» — постепенно увеличивается доля пожилых, а число детей и молодёжи, напротив, снижается. Эта же проблема скоро «догонит» и третий мир — средняя продолжительность жизни растёт и там. К сотням миллионов голодных детей там рано или поздно прибавится такое же количество стариков, у которых, естественно, нет и намёка на соцобеспечение.

Согласно последним данным ООН, ожидается, что численность населения в возрасте 60 лет и старше увеличится в глобальных масштабах с 705 млн в 2007 году до 2 млрд в 2050 году, когда впервые в истории число пожилых людей превысит число детей. Растёт и число инвалидов — теперь медики могут спасти даже безнадёжного больного. Города надо готовить к увеличению числа престарелых и немощных. При этом надо понимать, что до преклонных лет чаще доживают женщины, чем мужчины.

Выглядеть общество развитой страны лет через 30−40 будет так: очень мало молодёжи, почти нет детей, примерно столько же — людей среднего возраста. И гигантское количество стареющих беби-бумеров, преимущественно женского пола. Естественно, ими же будут заняты практически все руководящие посты в органах власти, а также сидячие места в общественном транспорте.

Рост населения сопровождается ещё одним малоприятным процессом — дальнейшей урбанизацией. «Следующие 2 млрд родятся и будут жить в городах». В 2008 году уже половина населения мира жила в городах, причем численность горожан в менее развитых регионах — более чем вдвое больше сельского. По прогнозам, в 2019 году это соотношение составит 10 к 1. Ни одна развивающаяся страна не готова к такой урбанизации — и мегаполисы третьего мира обрастают фавелами, жизнь в которых с трудом можно назвать человеческой.

За 17 лет, прошедших после принятия этой программы регуляции численности населения мало что изменилось. В Индии и Китае вводились меры по добровольно-принудительной стерилизации населения, благотворительные организации, финансируемые ООН, продвигали программы «половой грамотности» и «полового воспитания». Особенно много денег уходило на Африку — там проблема высокой рождаемости усугубляется низкой грамотностью и эпидемией СПИДа.

Тогда были предложены системные меры по регуляции рождаемости. Рекомендации не самые простые, особенно для стран, где «половое воспитание» и «права женщин» — это нечто дикое и неправильное. Но, как признавала сама программа действий, «никто не рассчитывает на то, что в ближайшие 20 лет правительствам удастся самостоятельно реализовать задачи и цели Международной конференции».

Ключевая проблема высокой рождаемости — бедность: больше всех рожают люди небогатые, и именно потому, что они бедные — дети используются ими, как рабочая сила. В нищих странах совсем нет, или слишком слабо развита система соцобеспечения, то есть на пенсию родителям рассчитывать нечего. Плюс смертность среди детей и молодёжи, которая снижается, но по-прежнему остаётся достаточно высокой, и семьи «перестраховываются».

Но дело не только в бедности. Например, в Индии большое количество детей в семье равно встречается и у самых нищих, и у самых богатых. Рождаемость резко падает с эмансипацией женщин — как только у «слабого» пола появляются дела за пределами дома. Пока «место женщины на кухне» (то есть сохраняется традиционный уклад), сохраняется и многодетность.

Вообще большая часть мер так или иначе касается прав женщин и девочек. Традиционное общество навязывает им только одну модель поведения — инкубатора для вынашивания многочисленного потомства.

Влияют на рождаемость и религиозные обычаи. Нет разницы, какому конкретно богу (богам) поклоняются в конкретной местности — чем выше вовлечённость в дела потусторонние, тем больше рождаемость. Кстати, первыми, кто выступает против программ по контролю рождаемости — разнообразные религиозные деятели. Особенно там, где религия оказывает влияние на политику. Во многих странах, например, «жизнь охраняется с момента зачатия», то есть запрещены аборты. В мусульманских странах, аналогично, местные власти выступают против тех мер, которые «противоречат нормам шариата».

Возражают против программы действий по регуляции рождаемости и в России. Протесты обоснованные — в отличие от других бедных стран, Россия в списке государств, где происходит депопуляция населения. Устойчивый рост показывают только регионы Кавказа.

Согласно выводам организации Межрегиональной общественной организации «Жизнь», Фонд народонаселения ООН «развернул войну» против рождения детей. Ведётся эта война в интересах «золотого миллиарда планеты», а финансируют боевые действия спонсоры фонда «Джон Д. Рокфеллер и Дж. П. Морган, Эвелин и Дэвид Ротшильды, Уоррен Баффет, Билл Гейтс и Тед Тернер», которые «раздают направо и налево миллионы долларов для физического уничтожения народов России».

«На самом деле Программа действий Каирской конференции очень напоминает нацистский план контроля рождаемости населения на оккупированных территориях, в котором говорилось: «Любое средство пропаганды, особенно прессу, радио и кино, а также брошюры и лекции надо использовать для внушения населению идей о том, что вредно иметь несколько детей. Должна быть рекомендована добровольная стерилизация», — говорится в отчёте общественников.

В качестве мер по возобновлению роста населения в России рекомендуются следующие меры: запрет сексуального воспитания детей, в том числе «пропаганды безопасного секса», тогда как Фонд народонаселения, напротив, выступает за информирование подростков о способах контрацепции. «Секспросвет не является обязательным компонентом образования и воспитания в детском саду и школе, что не позволяет международному контингенту по сокращению населения ускоренными темпами развращать и растлевать детей», — отмечается в докладе.

Таким образом, проблемы создают и бурный рост, и депопуляция. В страны, где население не растёт такими темпами, как Индии или Бангладеш, идёт постоянный приток иммигрантов, что, в свою очередь, вызывает напряжённость и недовольство.

Но есть определённая надежда — согласно выводам учёных, в ближайшее время мир выйдет на «плато» численности. Рост будет постепенно замедляться, и зафиксируется на какой-то достаточно высокой по нынешним меркам, но разумной цифре.

Как уже ранее писала «Свободная пресса», резкое сокращение семьи — это повсеместный объективный процесс, а не какая-то прихоть «разлагающегося Запада».

Переход на низкую рождаемость уже пройдён так называемыми развитыми странами, и теперь подобный процесс происходит в странах развивающихся. Демографический переход сопровождается ростом производительных сил и перемещением значительных масс населения из сёл в города. По завершении перехода наступает также значительное изменение возрастного состава населения и формируется обратная возрастная пирамида — каждое следующее поколение меньше предыдущего.

Многие привычные нам «плодящиеся» регионы уже более не являются таковыми, пора пересмотреть свои стереотипы. Южная Корея, коэффициент фертильности (среднее число рождений на одну женщину) в 2008-м году — 1,2. Япония — 1,22. Италия — 1,3. Армения — 1,35. Канада — 1,57. Иран — 1,71. Китай — 1,77. Пуэрто-Рико — 1,76. Алжир — 1,82. Вьетнам — 1,86. Турция — 1,87. Уругвай — 1,94. Узбекистан — 1,97. Можно перечислять ещё очень долго, всё это меньше уровня простого воспроизводства (т.е. коэффициента фертильности ≈ 2,1). Уже более трети стран нырнуло под линию воспроизводства за последние сорок лет, а в двадцать ближайших лет ожидается ещё столько же.

Если же бурный рост населения продолжится, то последствия появления на свет 8, 9, 10 миллиарда предсказать затруднительно. Очевидно, что ресурсов на всех не хватит — последние годы мировые цены на еду стабильно растут. Тем более затруднительно «подтянуть» бедные страны хотя бы до уровня бедной Европы (что является непременным условием спада рождаемости) — тогда уже не хватит прочих ресурсов, в том числе нефти и газа.

В предыдущие века численность человечества регулировали войны и эпидемии. Эпидемии наука почти победила (кроме СПИДа), а вот войны из-за нехватки ресурсов вполне возможны. И этот сценарий весьма неприятен — потому что мир давно разделился на бедный Юг и богатый Север.

Ситуацию с демографией в России «Свободной прессе» пояснил Сергей Смирнов, директор Института социальной политики Высшей школы экономики.

«СП»: — Если я правильно понимаю ситуацию, то основная демографическая проблема России в том, что очень скоро людей пенсионного и постпенсионного возраста будет больше, чем детей и молодёжи, и немногим меньше, чем трудоспособного населения. Как будет выглядеть такое общество, как к нему готовиться?

— Тут будут бороться несколько тенденций. Есть демографические волны: сейчас у нас рождаемость выше, чем несколько лет назад. Это значит, что когда родившиеся в прошлом, этом году вступят в детородный возраст, то опять будет выраженный подъём рождаемости.

Сейчас вступили в этот возраст те, кто родился во время горбачёвской антиалкогольной кампании. В свою очередь их родители — результат бума рождаемости после хрущёвской оттепели.

С другой стороны у нас есть кризисная волна, которая идёт с интервалом в 20−25 лет, связанная с войной. Родившихся в 1956 году было больше, чем родившихся в 1966 году — и если отнять 20 лет, то сразу становится понятно, почему.

Всё это нельзя не учитывать, хотя со временем эти волны сглаживаются. Но последствия они имеют очень долгосрочные.

Да, население стареет, за последние 20 лет средний возраст увеличился с 34,9 лет до 38,5. Рост есть, но он не столь значим. До среднего пенсионного возраста нам ещё жить и жить, но тенденция очевидна.

«СП»: — Как с этим бороться?

— Нужно делать то, чего упорно не хочет замечать государство. Постоянно начинаются разговоры о повышении пенсионного возраста, и я понимаю, почему власть хочет это сделать. У подавляющего большинства наших сограждан совершенно нет интереса трудиться после наступления пенсионного возраста. Они не удовлетворены работой, взаимоотношениями, и так далее. Кроме того, к 60 годам начинаются многочисленные проблемы со здоровьем.

В развитых странах с этим борятся так: продлевают качественную жизнь населения. Да, твой биологический возраст 65 лет, но чувствуешь ты себя на 45−50. Это очень большой резерв, но увеличение продолжительности полноценной, а не инвалидной жизни требует реформы здравоохранения, создания специфических систем работы. Должна быть серьёзная комплексная программа, тут не отделаешься «национальным проектом Здравоохранение». Это серьёзная альтернативная повышению пенсионного возраста.

«СП»: — Есть ещё один нюанс: большая часть тех, кто доживёт до пенсионного возраста — женщины. Значит, здесь тоже нужна какая-то особая политика?

— Да, женщины живут значительно дольше, чем мужчины, и так в любой стране мира. Это влечёт за собой многие проблемы, в том числе и проблему рождаемости. Тут нужны меры мускулинизации медицины, и это не только антиалкогольные кампании. Меры те же — продлевать качественную полноценную жизнь для лиц старших возрастов.

«СП»: — Рано или поздно это массовое поколение, которое сейчас стареет, уйдёт совсем. Как общество будет развиваться дальше? У российского народа ещё есть шанс помолодеть, чтобы средний возраст вновь опустился до 32−35 лет?

— Вопрос очень сложный, он носит, скорее, философский характер. В своё время советская власть ненавидела экономиста Томаса Мальтуса, который утверждал, что наша планета не сможет всех прокормить. Когда мы говорим о повышении рождаемости, я не всегда уверен, что это хорошо. Повышая рождаемость, мы плодим бедность.

В итоге эти всплески ведут к захватам новых территорий, к их экстенсивному освоению, к войнам и гуманитарным катастрофам — всё это мы можем видеть на примере Африки. Впрочем, я думаю, что к прежним пропорциям воспроизводства населения мы вряд ли сумеем подойти, и это не в наших интересах.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня