18+
вторник, 17 октября
Общество

«Медвед-ТВ»: перед выборами президент запустит свой телеканал

Новый пропагандистский рупор будет «общественным», то есть оплатим его мы сами

  
166

Президент России Дмитрий Медведев выступил в поддержку идеи создания общественного телевидения. Об этом он говорил на российско-германском форуме «Петербургский диалог», прошедшем в Ганновере.

«Если нам создавать конструкцию общественного телевидения, то мы должны четко ответить на вопрос: на какие деньги оно будет развиваться… что является источником его существования для того, чтобы оно было отделено как от государства и, грубо говоря, от бизнеса и выражало консолидированную позицию общества», — сказал президент.

Дмитрий Медведев случайно раскрыл государственную тайну — оказалось, проект общественного телевидения действительно существует. В своём блоге главный редактор журнала «Политический класс» Виталий Третьяков признаёт — пожелание создать новый канал было домашней заготовкой Медведева.

«Я сейчас заканчиваю разработку совершенно инновационного проекта Общественного телевидения для России. Деньги туда польются рекой — сомнения нет. (Эту тайну выдаю в связи с тем, что Медведев вчера говорил об этом в Ганновере.)

Кроме того, завершаю и разработку Сколково-ТВ. Тут, сами понимаете, перспективы грандиозные. И тоже деньги польются рекой — правда по другому руслу", — пишет журналист.

Российская власть создаёт ещё два канала — один, как можно предположить, агитационный, который будет рассказывать россиянам о пользе «Сколкова». Второй, как можно предположить по фигуре разработчика — Виталий Товиевич известен тем, что на протяжении многих лет тщательно обслуживал власть, он один из соавторов концепции «суверенной демократии» — тоже будет иметь пропагандистское направление.

Между тем, пропаганда и «общественное телевидение» — вещи прямо противоположные. «Общественный» — значит строго негосударственный, независимый от власти и её институтов. Канал дискуссионный, образовательный, просветительский — но никак не агитационный. Можно было бы предположить, что это будет рупор путинского «Фронта» или медведевского «курса инноваций».

По словам Виталия Третьякова, вещание планируют запустить уже к Новому году, однако процесс создания нового канала федерального вещания — дело трудоёмкое, и нет уверенности, что оставшегося времени хватит на полноценное развёртывание. К тому же — одно дело запустить, другое — набрать хоть сколько-нибудь значимый рейтинг. Так, например телеканал «Домашний», запущенный в 2005 году, стал популярным лишь год-полтора спустя. Всё это время продюсеры корректировали «формат», создавали своих звёзд, подбирали программы под вкусы целевой аудитории.

То есть к моменту выборов реального влияния новая «кнопка» всё равно не наберёт. Поэтому самый главный вопрос в этой новости — зачем? Зачем государству ещё один канал?

Кремль и без «общественного» канала так или иначе контролирует почти всё. Полностью государственный ВГТРК (он же — Россия, Россия-24, Спорт, «EuroNews» на русском языке, и так далее), наполовину государственный «Первый», ранее — ОРТ, то есть «Общественное Российское телевидение». Есть НТВ, принадлежащее дочке Газпрома «Газпром-медиа».

Ещё одно явление телевизионного рынка России —"Национальная медиа группа". Эта структура тщательно скупающая все медиа-активы — РЕН, «Пятый», четверть акций «Первого», СТС, «Домашний», ДТВ. НМГ находится под контролем совладельца банка «Россия», друга Путина, члена «кооператива «Озеро» Юрия Ковальчука.

Телеканал «Дождь», как и другие спутниковые или кабельные каналы, погоды не делают. Впрочем, и они также могут контролироваться государством — на всякий случай.

То есть коммерческого — в полном смысле этого слова — телевидения в России нет. И сказать что когда-то было, в полном смысле нельзя — в 90-х «игра в ящик» была забавой олигархов, смысл вещания был не в прибыли от рекламы, а в политическом влиянии. В 2000-х, как видно выше, мяч перешёл на сторону государства, разница ощутимая, но суть та же. Между тем, общественное телевидение — это не очередной госканал, это движение совсем в другую сторону.

«Что такое общественное телевидение? Ответ прост: это телевидение, которое отражает жизнь общества. Не экранизация президентского и премьерского протокола, не политинформация в исполнении опытных бойцов идеологического фронта, не фонограммные корпоративы придворной звездной тусовки, а программы, которые во всем своем многообразии отвечают одному простому требованию — интересам общества. Телевидение — это общественный институт, такой же, как школы, музеи и библиотеки. И если мы считаем, что они способствуют просвещению населения, почему тем же не может заняться телевидение?» — пишет в своём блоге первый замдиректора Дирекции праймового вещания НТВ Сергей Евдокимов.

Настоящее общественное телевидение возможно, но вряд ли с государственной помощью. Главное отличие общественного ТВ от всех прочих продуктов — это отсутствие погони за прибылью. «Я бы относился осторожнее к тем людям (имеется в виду Виталий Третьяков, заявивший, что „деньги польются рекой“ — „СП“), которые в первую очередь говорят о деньгах, а не об общественном интересе и основополагающих принципах функционирования этой системы», — говорит Сергей Евдокимов.

В других странах подобные каналы есть. Оплачивают их существование сами телезрители. Обычно это специальный налог на телеприёмники. Скажем, в Великобритании каждый, кто имеет в доме цветной телевизор, обязан уплатить 116 фунтов стерлингов в год. Или 38,5 фунтов — если приёмник чёрно-белый. За неуплату этого налога вполне можно отправиться в тюрьму. Зато вещание Бибиси не прерывается рекламой.

Расцвет общественного вещания пришёлся на период с конца 40-х по 70-е годы XX века, когда оно распространилось практически во всех западноевропейских странах, Северной и Южной Америке, ряде азиатских стран и Австралии.

На сегодняшний день общественные телеканалы функционируют без малого в 40 странах мира. Многообразие этих телеканалов чрезвычайно велико — практически ни один из них в точности не воспроизводит английскую модель. Тем не менее, изучая такие характеристики этих телеканалов, как организационная структура, источники финансирования, особенности жанровой структуры

эфира и программной политики и др., можно выделить ряд общих признаков, которые в совокупности образуют своего рода «идеальный тип» или «нормативную модель» общественного телевидения. Сюда относятся:

  • доступность передач для всего населения;

  • независимость в информационной деятельности и редакционной политике;

  • социальная ориентированность программной политики;

  • специфическая правовая форма организации (общественная корпорация);

  • особая система финансирования (посредством абонентской платы, т. е. специального целевого налога с населения);

  • особая модель управления и регулирования деятельности (посредством обязательного общественного органа, выполняющего роль буфера между правительством и оперативным руководством общественной вещательной корпорации; законодательства, разработанного специально для общественного сектора вещания).

Насколько последний по времени телепроект Кремля сможет соответствовать этой идеальной модели, неизвестно. Виталий Третьяков называет этот проект «своим» и «авторским», но не спешит раскрывать все карты.

«СП»: — Как долго вы работали над этим проектом? В одиночестве или в составе группы?

— Работал один, где-то с начала лета. Летает идея давно. Составлял из кубиков.

«СП»: — На какие-либо примеры ориентировались?

—  Нет, ни на какие образцы не ориентировался. Какие-либо идеальные чопорные британские…

«СП»: — Общественный совет ведь при этом предполагается?

— Естественно, кто-то должен контролировать, разумно ли, в общественных ли интересах расходует этот телеканал деньги, которые ему кто-то, желательно, государство выделит. Не президент же будет говорить, хорошее телевидение или нет, не правительство, а общество в целом не имеет определенного голоса. И вполне есть люди, которые туда могут и должны войти. Достаточно объективные, достаточно здравомыслящие, достаточно ответственные. И здесь… если вдруг дело дойдет до реализации такого плана в моей концепции или любой другой, то самые горячие дискуссии разгорятся на тему, кто имеет право, кто тот человек, который его возглавит, кто те люди, которые будут в этом Общественном совете.

«СП»: — Кто, если не вы, мог бы возглавить этот Общественный совет?

— Не буду называть конкретных людей. У меня, естественно, есть предложения и по членам Общественного совета, и по тому, кто его возглавит. Но сейчас все это еще слишком далеко от реальности. Когда вдруг до дела дойдет, тогда я выскажусь и по этому поводу.


Стоит отметить, что «общественный совет» при канале — не панацея. Та же «Национальная Медиа Группа» сформировала свою «палату народных представителей» — в неё входят такие влиятельные в обществе люди, как Андрей Кончаловский и Андрей Макаревич. Кроме того, там присутствуют Юрий и Андрей Ковальчуки, а также Алексей Мордашов. Председатель наблюдательного органа — Алина Кабаева.

Что касается госфинансирования и «особого налога на телеприёмники», то российские телеканалы всё равно финансируются за счёт бюджета — правда, граждане России не слишком задумываются о том, во сколько им обходится вещание новостей и сериалов. «Свободная пресса» уже публиковала приблизительную смету расходов государства на СМИ — в 2011 году только в федеральном бюджете на эти цели заложено 62 млрд рублей. Подсчитать, скольно на телекартинку тратят все уровни бюджетов — от городков до столиц — не представляется возможным. «Федеральную» цифру можно смело умножить на два.

Сама идея «общественного ТиВи» озвучивается властями не первый раз. В её поддержку неоднократно высказывался Владимир Путин, глава Минэкономразвития Герман Греф. В 2006-м году был создан «Фонд развития общественного телевидения», председателем попечительского совета которого был выбран Владимир Познер (даже был зарегистрирован домен public-tv.ru, ныне заброшенный). Кстати, в комментарии «СП» мэтр отечественного ТВ новый проект похвалил, и заявил, что готов немедленно им заняться — несмотря на то, что уже провалил подобное начинание 5 лет назад.

Но самый оригинальный проект российского общественного телевидения выдвигал когда-то Виктор Анпилов. И собирал деньги на запуск вещания — в 90-х «красным» казалось, что их не пускают в эфир. Наивные — это уже потом, в 2000-х, выяснилось, что такое настоящая цензура, «стоп-листы» и «темники». Насколько известно, ему удалось собрать немалую сумму, однако, все амбициозные планы порушил кризис 1998-го — отечественной телевизионной техники не существует в природе, а импорт тогда в один момент подорожал втрое.


Основные затруднения при создании нового канала, по мнению президента Международной академии телевидения и радио Анатолия Лысенко, возникнут с финансированием и управлением таким телевидением. Наиболее естественным, с точки зрения Лысенко, озвученной РИА Новости, стало бы введение незначительного налога, настолько небольшого, «что его никто бы и не заметил».

На финансовые проблемы обращает внимание и основатель канала REN-TV Ирэна Лесневская: «Это идея многолетняя, в общем, нормальная. Но в России это невозможно. На чьи деньги будет делаться? Население и так обобрано. Вряд ли за телевидение кто-то будет платить».

Кроме того, Лесневская напомнила о том, как некогда задумывалось «ОРТ», приведя уже, к сожалению, привычную нам поговорку, мол, хотели-то как лучше. Вместе с тем Ирэна Стефановна не склонна ставить крест на этой затее в принципе, добавив, что если все же механизмы общественного ТВ будут должным образом продуманы, то это «идея замечательная».

Не выразил особого оптимизма в беседе с нашим корреспондентом по этому поводу и тележурналист, член Общественной палаты Николай Сванидзе, вовсе не чуждый идеи создания такого варианта видового СМИ.

«СП»: — Возможно ли общественное телевидение в России в принципе?

— В принципе, возможно всё.

«СП»: — Чего же конкретно не хватает нам, чтобы такое телевидение появилось?

— Не хватает желания общественности — рубль платить не готовы.

Причем Сванидзе особо отметил тот момент, что недостает именно решимости «не на словах», не вообще, а конкретно, как на Западе, где как раз готовы платить «свой трудовой фунт» за такое зрелище.

Еще более определённую в своей безрадостности позицию в отношении такого ТВ в беседе со «Свободной прессой» заняла Светлана Сорокина. Она полагает, что эта затея «неосуществима», обратившись, как и её коллеги, к денежному вопросу. «Телевидение — дело дорогое», и на чьи на чьи средства оно будет существовать, непонятно.

Особая проблема, по мнению Сорокиной, независимость такого телевидения: «Если государство не будет давать деньги, то это неосуществимо финансово. Если будет давать деньги, неосуществимо идеологически». В заключении Сорокина добавила: «В ближайшей перспективе в это не верю. Выступаю пессимистом».

Принципиально иного мнения в отношении внедрения общественного телевидения в России придерживается Олег Попцов, писатель, бывший руководитель ВГТРК и канала ТВЦ. По его мнению, «наличие общественного телевидения в стране необходимо», так как частное ТВ неизбежно полностью зависит от его владельца и его вкусов. Олег Попцов настаивает, что за образец будет следует взять британский «Бибиси».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня