18+
четверг, 8 декабря
Общество

«Медвед-ТВ»: перед выборами президент запустит свой телеканал

Новый пропагандистский рупор будет «общественным», то есть оплатим его мы сами

  
146

Президент России Дмитрий Медведев выступил в поддержку идеи создания общественного телевидения. Об этом он говорил на российско-германском форуме «Петербургский диалог», прошедшем в Ганновере.

«Если нам создавать конструкцию общественного телевидения, то мы должны четко ответить на вопрос: на какие деньги оно будет развиваться… что является источником его существования для того, чтобы оно было отделено как от государства и, грубо говоря, от бизнеса и выражало консолидированную позицию общества», — сказал президент.

Дмитрий Медведев случайно раскрыл государственную тайну — оказалось, проект общественного телевидения действительно существует. В своём блоге главный редактор журнала «Политический класс» Виталий Третьяков признаёт — пожелание создать новый канал было домашней заготовкой Медведева.

«Я сейчас заканчиваю разработку совершенно инновационного проекта Общественного телевидения для России. Деньги туда польются рекой — сомнения нет. (Эту тайну выдаю в связи с тем, что Медведев вчера говорил об этом в Ганновере.)

Кроме того, завершаю и разработку Сколково-ТВ. Тут, сами понимаете, перспективы грандиозные. И тоже деньги польются рекой — правда по другому руслу", — пишет журналист.

Российская власть создаёт ещё два канала — один, как можно предположить, агитационный, который будет рассказывать россиянам о пользе «Сколкова». Второй, как можно предположить по фигуре разработчика — Виталий Товиевич известен тем, что на протяжении многих лет тщательно обслуживал власть, он один из соавторов концепции «суверенной демократии» — тоже будет иметь пропагандистское направление.

Между тем, пропаганда и «общественное телевидение» — вещи прямо противоположные. «Общественный» — значит строго негосударственный, независимый от власти и её институтов. Канал дискуссионный, образовательный, просветительский — но никак не агитационный. Можно было бы предположить, что это будет рупор путинского «Фронта» или медведевского «курса инноваций».

По словам Виталия Третьякова, вещание планируют запустить уже к Новому году, однако процесс создания нового канала федерального вещания — дело трудоёмкое, и нет уверенности, что оставшегося времени хватит на полноценное развёртывание. К тому же — одно дело запустить, другое — набрать хоть сколько-нибудь значимый рейтинг. Так, например телеканал «Домашний», запущенный в 2005 году, стал популярным лишь год-полтора спустя. Всё это время продюсеры корректировали «формат», создавали своих звёзд, подбирали программы под вкусы целевой аудитории.

То есть к моменту выборов реального влияния новая «кнопка» всё равно не наберёт. Поэтому самый главный вопрос в этой новости — зачем? Зачем государству ещё один канал?

Кремль и без «общественного» канала так или иначе контролирует почти всё. Полностью государственный ВГТРК (он же — Россия, Россия-24, Спорт, «EuroNews» на русском языке, и так далее), наполовину государственный «Первый», ранее — ОРТ, то есть «Общественное Российское телевидение». Есть НТВ, принадлежащее дочке Газпрома «Газпром-медиа».

Ещё одно явление телевизионного рынка России —"Национальная медиа группа". Эта структура тщательно скупающая все медиа-активы — РЕН, «Пятый», четверть акций «Первого», СТС, «Домашний», ДТВ. НМГ находится под контролем совладельца банка «Россия», друга Путина, члена «кооператива «Озеро» Юрия Ковальчука.

Телеканал «Дождь», как и другие спутниковые или кабельные каналы, погоды не делают. Впрочем, и они также могут контролироваться государством — на всякий случай.

То есть коммерческого — в полном смысле этого слова — телевидения в России нет. И сказать что когда-то было, в полном смысле нельзя — в 90-х «игра в ящик» была забавой олигархов, смысл вещания был не в прибыли от рекламы, а в политическом влиянии. В 2000-х, как видно выше, мяч перешёл на сторону государства, разница ощутимая, но суть та же. Между тем, общественное телевидение — это не очередной госканал, это движение совсем в другую сторону.

«Что такое общественное телевидение? Ответ прост: это телевидение, которое отражает жизнь общества. Не экранизация президентского и премьерского протокола, не политинформация в исполнении опытных бойцов идеологического фронта, не фонограммные корпоративы придворной звездной тусовки, а программы, которые во всем своем многообразии отвечают одному простому требованию — интересам общества. Телевидение — это общественный институт, такой же, как школы, музеи и библиотеки. И если мы считаем, что они способствуют просвещению населения, почему тем же не может заняться телевидение?» — пишет в своём блоге первый замдиректора Дирекции праймового вещания НТВ Сергей Евдокимов.

Настоящее общественное телевидение возможно, но вряд ли с государственной помощью. Главное отличие общественного ТВ от всех прочих продуктов — это отсутствие погони за прибылью. «Я бы относился осторожнее к тем людям (имеется в виду Виталий Третьяков, заявивший, что „деньги польются рекой“ — „СП“), которые в первую очередь говорят о деньгах, а не об общественном интересе и основополагающих принципах функционирования этой системы», — говорит Сергей Евдокимов.

В других странах подобные каналы есть. Оплачивают их существование сами телезрители. Обычно это специальный налог на телеприёмники. Скажем, в Великобритании каждый, кто имеет в доме цветной телевизор, обязан уплатить 116 фунтов стерлингов в год. Или 38,5 фунтов — если приёмник чёрно-белый. За неуплату этого налога вполне можно отправиться в тюрьму. Зато вещание Бибиси не прерывается рекламой.

Расцвет общественного вещания пришёлся на период с конца 40-х по 70-е годы XX века, когда оно распространилось практически во всех западноевропейских странах, Северной и Южной Америке, ряде азиатских стран и Австралии.

На сегодняшний день общественные телеканалы функционируют без малого в 40 странах мира. Многообразие этих телеканалов чрезвычайно велико — практически ни один из них в точности не воспроизводит английскую модель. Тем не менее, изучая такие характеристики этих телеканалов, как организационная структура, источники финансирования, особенности жанровой структуры

эфира и программной политики и др., можно выделить ряд общих признаков, которые в совокупности образуют своего рода «идеальный тип» или «нормативную модель» общественного телевидения. Сюда относятся:

  • доступность передач для всего населения;

  • независимость в информационной деятельности и редакционной политике;

  • социальная ориентированность программной политики;

  • специфическая правовая форма организации (общественная корпорация);

  • особая система финансирования (посредством абонентской платы, т. е. специального целевого налога с населения);

  • особая модель управления и регулирования деятельности (посредством обязательного общественного органа, выполняющего роль буфера между правительством и оперативным руководством общественной вещательной корпорации; законодательства, разработанного специально для общественного сектора вещания).

Насколько последний по времени телепроект Кремля сможет соответствовать этой идеальной модели, неизвестно. Виталий Третьяков называет этот проект «своим» и «авторским», но не спешит раскрывать все карты.

«СП»: — Как долго вы работали над этим проектом? В одиночестве или в составе группы?

— Работал один, где-то с начала лета. Летает идея давно. Составлял из кубиков.

«СП»: — На какие-либо примеры ориентировались?

—  Нет, ни на какие образцы не ориентировался. Какие-либо идеальные чопорные британские…

«СП»: — Общественный совет ведь при этом предполагается?

— Естественно, кто-то должен контролировать, разумно ли, в общественных ли интересах расходует этот телеканал деньги, которые ему кто-то, желательно, государство выделит. Не президент же будет говорить, хорошее телевидение или нет, не правительство, а общество в целом не имеет определенного голоса. И вполне есть люди, которые туда могут и должны войти. Достаточно объективные, достаточно здравомыслящие, достаточно ответственные. И здесь… если вдруг дело дойдет до реализации такого плана в моей концепции или любой другой, то самые горячие дискуссии разгорятся на тему, кто имеет право, кто тот человек, который его возглавит, кто те люди, которые будут в этом Общественном совете.

«СП»: — Кто, если не вы, мог бы возглавить этот Общественный совет?

— Не буду называть конкретных людей. У меня, естественно, есть предложения и по членам Общественного совета, и по тому, кто его возглавит. Но сейчас все это еще слишком далеко от реальности. Когда вдруг до дела дойдет, тогда я выскажусь и по этому поводу.


Стоит отметить, что «общественный совет» при канале — не панацея. Та же «Национальная Медиа Группа» сформировала свою «палату народных представителей» — в неё входят такие влиятельные в обществе люди, как Андрей Кончаловский и Андрей Макаревич. Кроме того, там присутствуют Юрий и Андрей Ковальчуки, а также Алексей Мордашов. Председатель наблюдательного органа — Алина Кабаева.

Что касается госфинансирования и «особого налога на телеприёмники», то российские телеканалы всё равно финансируются за счёт бюджета — правда, граждане России не слишком задумываются о том, во сколько им обходится вещание новостей и сериалов. «Свободная пресса» уже публиковала приблизительную смету расходов государства на СМИ — в 2011 году только в федеральном бюджете на эти цели заложено 62 млрд рублей. Подсчитать, скольно на телекартинку тратят все уровни бюджетов — от городков до столиц — не представляется возможным. «Федеральную» цифру можно смело умножить на два.

Сама идея «общественного ТиВи» озвучивается властями не первый раз. В её поддержку неоднократно высказывался Владимир Путин, глава Минэкономразвития Герман Греф. В 2006-м году был создан «Фонд развития общественного телевидения», председателем попечительского совета которого был выбран Владимир Познер (даже был зарегистрирован домен public-tv.ru, ныне заброшенный). Кстати, в комментарии «СП» мэтр отечественного ТВ новый проект похвалил, и заявил, что готов немедленно им заняться — несмотря на то, что уже провалил подобное начинание 5 лет назад.

Но самый оригинальный проект российского общественного телевидения выдвигал когда-то Виктор Анпилов. И собирал деньги на запуск вещания — в 90-х «красным» казалось, что их не пускают в эфир. Наивные — это уже потом, в 2000-х, выяснилось, что такое настоящая цензура, «стоп-листы» и «темники». Насколько известно, ему удалось собрать немалую сумму, однако, все амбициозные планы порушил кризис 1998-го — отечественной телевизионной техники не существует в природе, а импорт тогда в один момент подорожал втрое.


Основные затруднения при создании нового канала, по мнению президента Международной академии телевидения и радио Анатолия Лысенко, возникнут с финансированием и управлением таким телевидением. Наиболее естественным, с точки зрения Лысенко, озвученной РИА Новости, стало бы введение незначительного налога, настолько небольшого, «что его никто бы и не заметил».

На финансовые проблемы обращает внимание и основатель канала REN-TV Ирэна Лесневская: «Это идея многолетняя, в общем, нормальная. Но в России это невозможно. На чьи деньги будет делаться? Население и так обобрано. Вряд ли за телевидение кто-то будет платить».

Кроме того, Лесневская напомнила о том, как некогда задумывалось «ОРТ», приведя уже, к сожалению, привычную нам поговорку, мол, хотели-то как лучше. Вместе с тем Ирэна Стефановна не склонна ставить крест на этой затее в принципе, добавив, что если все же механизмы общественного ТВ будут должным образом продуманы, то это «идея замечательная».

Не выразил особого оптимизма в беседе с нашим корреспондентом по этому поводу и тележурналист, член Общественной палаты Николай Сванидзе, вовсе не чуждый идеи создания такого варианта видового СМИ.

«СП»: — Возможно ли общественное телевидение в России в принципе?

— В принципе, возможно всё.

«СП»: — Чего же конкретно не хватает нам, чтобы такое телевидение появилось?

— Не хватает желания общественности — рубль платить не готовы.

Причем Сванидзе особо отметил тот момент, что недостает именно решимости «не на словах», не вообще, а конкретно, как на Западе, где как раз готовы платить «свой трудовой фунт» за такое зрелище.

Еще более определённую в своей безрадостности позицию в отношении такого ТВ в беседе со «Свободной прессой» заняла Светлана Сорокина. Она полагает, что эта затея «неосуществима», обратившись, как и её коллеги, к денежному вопросу. «Телевидение — дело дорогое», и на чьи на чьи средства оно будет существовать, непонятно.

Особая проблема, по мнению Сорокиной, независимость такого телевидения: «Если государство не будет давать деньги, то это неосуществимо финансово. Если будет давать деньги, неосуществимо идеологически». В заключении Сорокина добавила: «В ближайшей перспективе в это не верю. Выступаю пессимистом».

Принципиально иного мнения в отношении внедрения общественного телевидения в России придерживается Олег Попцов, писатель, бывший руководитель ВГТРК и канала ТВЦ. По его мнению, «наличие общественного телевидения в стране необходимо», так как частное ТВ неизбежно полностью зависит от его владельца и его вкусов. Олег Попцов настаивает, что за образец будет следует взять британский «Бибиси».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня