18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Погибший до рождения

В Петербурге суд принял беспрецедентное для города решение: выплатить 2 млн женщине, потерявшей при родах ребенка

  
66

О том, что у них будет сын, супруги Татьяна и Антон Аршанские узнали загодя. Детское приданное из суеверия не покупали, но имя мальчику незадолго до его рождения выбрали — Георгий.

Для 29-летней Татьяны это были вторые роды. От первого брака у неё растет 11-летняя дочь Александра. Девочка появилась в свое время на свет с помощью кесарева сечения. Специалисты женской консультации, наблюдавшие Аршанскую весь срок беременности, и на этот раз советовали делать «кесарево». Соответствующая запись была в медицинской карте Татьяны.

Ждали малыша к середине лета, но он заторопился — запросился на свет Божий чуть раньше. Едва у жены начались схватки, Антон отвез её в роддом № 13, расположенный на Костромской улице Петербурга. Учреждение известное в городе. Именно тут рожали шестикратная олимпийская чемпионка по лыжным гонкам Любовь Егорова, жены боксера Николая Валуева, актера Сергея Селина.

В приемном покое к новой роженице отнеслись, по её словам, не слишком ласково. Врач, оформлявший бумаги, практически не обращал на неё внимания. «Пометьте, пожалуйста, про кесарево сечение», — несколько раз просила его Аршанская. В ответ — тишина. Примерно так же отреагировала на просьбу Татьяны и акушер Лидия Сошнева.

— Я оказалась вдруг в каком-то вакууме, — вспоминает женщина. — Что ни скажу — врачам, сестрам, нянечке — всё «мимо». Иногда только фыркнут: «сама родишь, не маленькая», и дальше бегут по своим делам.

В роддом они с мужем приехали в середине дня. Думали уже к вечеру прижать к груди долгожданного сыночка. Но на операционный стол Аршанская попала только поздно вечером. Вспоминает: незадолго до этого ребеночек точно был ещё жив, активно стучал ножками. Обо всем, что случилось потом, Татьяна и сейчас не может вспомнить без слез:

— Сыночек был крупным, а родовая деятельность у меня слабой. Не получалось самой родить. Врачи же буквально требовали: давай сама, не ты первая! Так как роды были слишком долгими, ребенок задохнулся. У меня же случился разрыв матки по старому рубцу. Потеряла 3,5 литра крови. Срочно потребовался уролог. В роддоме его не оказалось. Муж обзвонил всех своих знакомых, нашел опытного специалиста, привез…

Потом им предложат посмотреть на мертвого младенца. Татьяна не смогла. Антон ей позже рассказал: рост 49 см, вес — 2900 кг. Вполне жизнеспособным был их Георгий…

Из роддома молодая женщина вышла, в сущности, инвалидом: она никогда уже не сможет родить, ей, кроме того, предстоит ещё одна (в лучшем случае) операция — урологическая. Муж, который практически не отходил от жены все это время, отлучаясь ненадолго разве что за доктором да лекарствами в ближайшую аптеку, уверен в том, что к фатальным последствиям привела халатность сотрудников роддома. Он подал на них в суд. Осенью прошлого года дело было принято к производству. Рассмотрение его растянулось на несколько месяцев.

Все это время, по словам адвоката семьи Ивана Шевелькова, медики «вели себя вызывающе». Они не только не признавали своей вины, и категорически отказывались от компенсации морального вреда, а также расходов на погребение ребенка, но упрекали во всем саму Аршанскую. Ей, мол, жизнь спасали, а она!.. Ссылались при этом на заключение официальной экспертизы, подписанной главным акушером-гинекологом Петербурга Э. К. Айламазяном, согласно которой «нарушений в действиях врачей не установлено», их квалификация «подтверждена действующими сертификатами специалистов».

Данный документ, подписанный также заместителем председателя комитета по здравоохранению городской администрации Владимиром Жолобовым, иначе как отпиской назвать трудно. «Я же не гинеколог, — объяснял он корреспонденту „СП“. — Наш главный в этом деле специалист дает мне бумагу на подпись, я не могу ему не верить».

Другой вопрос — почему руководство комитета ограничилось этой отпиской? Не провело, что называется, по горячим следам собственного профессионального расследования? Разве ЧП с Татьяной Аршанской не должно было стать уроком для медиков?

К слову, отзывы горожанок о роддоме на Костромской улице не однозначны. Наряду с благодарностями медикам, есть и такие, в которых проскальзывает откровенная к ним неприязнь. Достаточно почитать интернет-отзывы последних лет. Вот лишь некоторые.

«Сегодня я праздную 13-летие своей дочери, которая чудом осталась жива. Рожала в 13-м роддоме в 1997 году, впечатления самые отвратительные о медперсонале. Татьяна (delfints@inbox.ru)».

«Из хороших впечатлений только замечательная соседка. В родилке меня смотрели три разных врача. Третий сжалился и предложил кесарево. Через 12 часов мучений меня отвезли на операционный стол. В итоге малыш родился с гипоксией, со смещением одного шейного позвонка и с огромной болячкой на щечке — так „аккуратно“ мне его достали. Ольга» (ovserg12@mail.ru)…

Главный врач этого государственного медицинского учреждения Владимир Вереха на звонок из «СП» отреагировал болезненно:

— Не хочу давать никаких комментариев. Весь коллектив на пределе из-за всей этой истории. Как услышат фамилию Аршанская, так всех в дрожь бросает. Переживаем из-за судебных исков. Да мы ей жизнь спасли! Неизвестно ещё, чем бы там всё закончилось.

Повторная независимая экспертиза, проведенная по настоянию мужа Татьяны, добившейся приема у вице-губернатора Петербурга Людмилы Косткиной, выводов первой не подтвердила, установив нарушения в действиях медиков роддома № 13.

Смольнинский районный суд Петербурга, выслушав истцов и ответчиков, вникнув в суть дела, изучив данные представленных экспертиз, вынес решение: удовлетворить иск потерпевшей, взыскав в ее пользу с роддома «в порядке компенсации морального вреда женщине, потерявшей малыша при родах из-за врачебной ошибки, 2 миллиона 24 000 рублей».

От апелляции роддом отказался. Похоже, и с выводами тут не спешат, не считая нужным что-то менять в организации дела, подборе и обучении персонала. Все те, кто имел отношение к печальной истории с гибелью младенца, остались при своих должностях и, что называется, интересах — то есть, уверенности в том, что были правы. Только врач-акушер с 33-летним стажем Л. И. Сошнева, как говорят, «недавно ушла на пенсию».

Изменилось ли что-то в отношении с пациентками? Чтобы понять, достаточно заглянуть все на тот же интернет-сайт с отзывами побывавших в этом стационаре женщин. Вот один из недавних:

«Рожала я в январе 2011 года. Врач Ирина Николаевна (фамилию не запомнила) все время огрызалась — было ощущение, что мы своими родами мешаем ей спать и это её раздражало. На мои роды она не проснулась, хотя акушерка Анна Афанасьевна кричала: разбудите врача! Это в кардиологическом-то роддоме роженицу с сердечными проблемами принимала одна акушерка!!! Хорошо еще сердце выдержало. Укол пришлось делать самой акушерке и на кушетке вывозила тоже она сама, одна за всех… На послеродовом отделении только одна хорошая смена, все объяснили, помогли. Остальные — просто ужас!!! Создавалось впечатление, что им всё по барабану. Олеся (OVSHIP@yandex.ru)».

Что касается компенсации семье Аршанских, то они до сих пор её не получили.

— В роддоме нам говорят, что выплатят её, когда получат средства из страховой компании, — сказала Татьяна Аршанская. — Когда это произойдет, там не знают. А у меня подходит срок плановой операции. После страшных родов 2010 года предстоит ещё долго лечиться. Для этого нужны средства…

Санкт- Петербург

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня