18+
четверг, 8 декабря
Общество

Усыновление по-путински

Премьер РФ заявил о введении обязательного обучения для приемных родителей

  
36

На заседании правительства в минувший четверг Владимир Путин особо остановился на проблеме детей без родителей. Признав, что условия усыновления «у нас достаточно жёсткие», он добавил, что все-таки они недостаточны. Нужно сделать подготовку наших и зарубежных приемных отцов и матерей обязательной. Тогда как сейчас она добровольна. При этом, с его точки зрения, снизятся риски, родители лучше адаптируются к нагрузкам и ответственности, а интересы детей обеспечатся полнее. В это обучение, по его мнению, надо включить тренинги и семинары по психологии, педагогике и медицине.

Кроме того, Путин настаивает на том, чтобы на это условие тратились не родители, а государство «в лице региональных органов власти».

Сама по себе идея кажется разумной и вполне логичной. Более того, она, конечно, не новая. Будущих усыновителей уже довольно давно учат в соответствующих школах по всей стране. Правда, пока без насилия. И если бы все они оказались хорошо подготовлены, возможно, не было бы, например, такого массового возврата детей обратно в детдома. Наличие этого ужасного факта признает даже глава Департамента воспитания и социализации детей Алина Афакоевна Левитская. Возвраты, по ее словам, измеряются тысячами.

Итак, слабая готовность усыновителей признана даже на самом высоком уровне. И вот решение — сделать подготовку обязательной. Внешне это выглядит как неплохой ход. Вопрос в том, как это будет осуществляться. И как обстоят дела на сегодня. Сотрудник одного из подобных столичных учреждений, пожелавший остаться неизвестным, в беседе с нашим изданием обрисовал ситуацию на данном этапе:

— В нашем центре проходят две формы обучения. Одна очная, другая заочная, дистанционная. Очная форма проходит два раза в неделю с 18 до 21 часа, то есть три часа одно занятие. Два раза в неделю в течение шести недель. В конце последнего занятия выдается сертификат, необходимый для сбора документов.

«СП»: — На какой стадии усыновления начинается обучение?

— Обычно к нам отправляют из органов опеки до сбора документов. Сначала родители проходят нашу школу, и мы выдаем им сертификат, который дает основание на сбор документов. Но некоторые родители, конечно, уже начинают собирать документы и параллельно ходят на наш курс. Это зависит еще от специалистов органов опеки.

«СП»: — А есть ли какие-то экзамены, проверка того, что собственно будущие родители усвоили, или нет?

— Да, конечно, у нас есть анкеты, входные и выходные, по окончании мы смотрим, насколько усвоен материал, это обсуждаем и уже в конце выдаем сертификат на основании, в том числе, выполненных домашних заданий, присутствия на очных занятиях, на основании усвоения материала.

«СП»: — Что представляет собой программа, это специально разработанный курс? Если да, то на базе чего?

— На данный момент, насколько я знаю, каждая школа по-своему разрабатывает программу на основе типовой.

«СП»: — Формы преподавания?

— Это лекционные материалы плюс тренинговые игровые методы и творческие методы. Конечно же, лекционной, информационной части уделяется большая часть времени, потому что объем необходимых сведений весьма существенный.

«СП»: — А предметы? На что сделан упор в первую очередь?

— Я сейчас рассказываю про очную форму обучения. Занятия состоят из нескольких блоков: психологический, медицинский, юридический. Приглашаем наших юристов, которые, например, рассказывают о различных формах приема и т. д. Медицинский блок — это наследственность, уход за ребенком, первые дни с ним, первая помощь. И психологический блок. Это возрастные особенности вообще детей и детей-сирот, адаптация ребенка, готовность родителей, в общем, все, что может пригодиться.

«СП»: — Приходят ли к вам будущие родители-иностранцы? И готовы ли вы к их появлению?

— На данный момент не было. Но если они будут, мы, конечно, подумаем, как с ними взаимодействовать.

«СП»: — Если образовательная подготовка все же станет обязательной, справитесь ли вы с тем, что людей окажется куда больше?

— Это, конечно, хороший вопрос. Штат у нас довольно большой, отделов много. Но у нас на данный момент уже сейчас немало людей, запись довольно-таки большая. Если еще добавятся, то станет достаточно сложно. Но я думаю, что просто будет расширяться тогда штат. И нужно будет ставить вопрос о помещении, потому есть такая проблема. А, в принципе, все возможно. Если будет сверху такой приказ, то попросим о помощи, материальной.


Для справки. На сегодня, если верить официальному сайту Минобра по этому вопросу usynovite.ru, в Москве 38 центров, которые этим занимаются. В регионах ситуация гораздо хуже. В республике Калмыкия, к примеру, он вообще один. В Липецкой и Брянской областях — тоже. И, кстати, эти центры зачастую решают не только проблемы приемных родителей. Они мирят супругов, помогают при потере близких, консультируют бизнес и т. д. Профиль у них широкий до невозможности.

Как же они справятся с новым наплывом клиентов? В столице, как уверяют опрошенные нами представители таких школ, в принципе, к этому готовы. Однако уже сейчас занятия проводятся в группах по два десятка человек. Правда, иностранцев и московские специалисты принимать сейчас не готовы. Что уж говорить о провинции. С другой стороны, премьер четко сказал, что на иностранцев это тоже должно распространяться. Значит, придется найти и привлечь для них экспертов, говорящих, к тому же, на разных языках. Ясно, что на это нужны деньги. Вот и пример тех самых новых расходов, которыми озадачат наши «богатые» регионы. Выходит, зарубежных гостей станем учить быть родителями за наш счет? Вот, кстати, и главный здесь вопрос — финансы. Где их взять, ведь расходы предстоят немалые.

Конечно, кто спорит, приемных родителей подучить не помешает. И пусть даже, как утверждают практики в этой области, специалистов хватит на всю страну. А если нет, то имеющиеся навострятся, усовершенствуются. А помещений хватит? Вот это уже вряд ли. Даже если иностранное усыновление с учетом ужесточения правил сведется к минимуму, но тогда ведь и наших желающих станет куда больше. По крайней мере, так надеются и Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, и глава Департамента Алина Левитская. Для сравнения заметим, что, к примеру, в 2009-м году иностранцы, по информации сайта Минобра, усыновили почти четыре тысячи наших детей. И даже за вычетом чужеземцев по самым скромным подсчетам выходит, что в эти школы по поводу усыновления придет около восьми тысячи человек сверх программы. И это опять деньги, ведь придется расширять штаты и куда-то сажать новобранцев.

Интересно, как быть и с контролем качества подготовки. Сейчас это выглядит как выдача сертификатов на последнем занятии. Однако и психологи, и Уполномоченный по правам ребенка, независимо друг от друга, разумно замечают, что не в документах и тестах дело, не в бюрократии. Нужно, чтобы подготовка была на уровне. А полученный сертификат отнюдь не означает, что потенциальный родитель готов быть таковым. Важно и то, что пока сертификаты выдают в школах, то есть на местах, а в дальнейшем, видимо, понадобятся независимые эксперты. Откуда их, кстати, брать да еще в нужных количествах?

И еще о качестве подготовки. Сейчас занятия в школах приемных родителей длятся в среднем два-три месяца один-два раза в неделю. Возможно ли за такой срок сделать человека компетентным сразу по трем областям знаний и потом вручить ему дитя? Маловероятно, хотя работники этих центров и утверждают обратное.

Далее вопрос о самой программе. Путин сказал, что нужны тренинги и семинары. А это уже есть, именно по названным премьером дисциплинам: медицине, психологии. И даже с прибросом. Преподают на курсах и основы юриспруденции. Существует и типовая программа. Однако пока она не более чем минимум, который центры обычно дорабатывают самостоятельно. То бишь программ много, и все они разные. А как тогда добиться высокого качества, на котором настаивает премьер, если кто в лес, кто по дрова.

Павел Астахов в этой связи предлагает использовать опыт хорошо себя уже зарекомендовавших регионов по стране: Курганской, Псковской, Ростовской областей. И все-таки удачных примеров еще не так много. И единую программу еще предстоит сделать. Снова время и деньги.

И опять цена вопроса. Сейчас будущих приемных родителей даже в столице готовят бесплатно. Если же их станет намного больше, очевидно, что бюджеты регионов еще больше похудеют. А они и так далеко не все справляются с тем, что надо делать уже сейчас. На лекарства для инвалидов вон денег не хватает.

В общем, идея с обязательным ликбезом для усыновителей, хоть и недурная в теории, на практике обернется для регионов сплошной головной болью. Дай денег, дай кадры. И не какие-нибудь, а высококвалифицированные. Нужны отличные психологи, педагоги, врачи. Да и эффективность все же под вопросом. Научить быть хорошим приемным родителем за пару-тройку месяцев — это все же утопия. Напрасная, скорее всего, трата денег. И жуткая кадровая проблема, чтобы там ни говорили энтузиасты этого дела. Такого мнения, в частности, придерживается и журналист Светлана Сорокина, член Совета по правам человека при Президенте РФ.

«Некий образовательный курс, в принципе, дело неплохое. Другое дело, что это далеко не гарантия. Сколько людей заканчивает педагогические вузы, а хороших преподавателей единицы. Что значит образование, что значит тренинги? Если в результате работы на этих тренингах психологи увидят, что этому человеку или паре нельзя брать ребенка, это одно. А если просто галочку поставят, мол, тренинг прошли, то это никому ничего не даст. Но, может быть, на подступах, пройдя эти тренинги, поработав с психологами, люди сами поймут, что им, например, надо брать не годовалую девочку, а хулигана-пацана девяти лет. Вот если это будет такая тонкая настройка, тогда да. Другое дело, откуда взять столько специалистов и где взять столько полноценных тренингов?»

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня