18+
четверг, 8 декабря
Общество

Борьбой с экстремизмом займётся половина правительства

«Всю королевскую рать» собрали в комиссию по защите власти от радикалов

  
26

Президент России подписал указ о создании нового органа: «Межведомственной комиссии по противодействию экстремизму». Возглавлять комиссию будет министр внутренних дел Рашид Нургалиев. Его заместителем стал директор ФСБ Влександр Бортников.

В состав новой структуры включили всех глав силовых министерств и ведомств, от ФСБ до СВР. Кроме того, места в комиссии займут и другие члены правительства, в частности министр культуры, министр образования и науки, министр регионального развития, министр связи и массовых коммуникаций, министр спорта, туризма и молодёжной политики. В общей сложности в состав комисси войдут 16 руководителей различных ведомств.

Фактически, президент создаёт структуру, похожую на Совет Безопасности РФ, но с социально-педагогическим уклоном. Именно эти чиновники будут выяснять, что является экстремизмом, а что — нет, формулировать предложения по поправкам в законодательство и так далее. Комиссия обязана ежегодно отчитываться перед президентом. Особо оговариваются условия членства в комиссии — присутствие на заседаниях обязательно, передать кому-либо полномочия невозможно.

Согласно указу, комиссии даются достаточно широкие полномочия: своими решениями она сможет опосредовано (через президента и парламент) влиять на внутреннюю политику в стране, и в каждом отдельно взятом регионе. Оговорен формат сбора по срочным вопросам: тогда на заседании присутствуют только члены президиума комиссии.

Стоит отметить, что подобная комиссия в России уже создавалась в 1997 г., когда президентом был Борис Ельцин, однако позже была упразднена в ходе административной реформы. После этого представители правозащитных организаций и отдельные эксперты говорили о необходимости воссоздания комиссии. Противники заявляли, что в России и так достаточно антиэкстремистских центров, деятельность которых не влияет на ситуацию.

О различиях между борьбой с экстремизмом в 90-х и нынешней ситуацией «Свободная пресса» спросила директора центра «Сова» Александра Верховского.

«СП»: — Насколько такая комиссия будет эффективна? Уже была такая комиссия, но она была расформирована.

— Это было более 10 лет назад, тогда, правда, несколько другое понималось под словом «экстремизм». Определение было поуже и поближе к жизни.

Сейчас в новую комиссию включили тех, кто отвечает за силовой блок, и тех, кто отвечает за молодёжь. Другое дело — будет ли это работать? Как и всякая межведомственная комиссия, сама по себе чудес обеспечить не сможет. От неё стоит ожидать координации действий. Насколько осмысленной будет эта координация, зависит от того, какие виды экстремизма они собираются преследовать.

Если речь будет идти о террористах, о группировках, ориентированных на насилие, то я могу понять, зачем их всех собрали, включая министра спорта, туризма и молодёжной политики. Хотя, честно говоря, мне с трудом верится в то, что они на это способны. Если они опять будут заниматься всякой ерундой, вроде недостаточно правильных публикаций в СМИ, религиозными группами, которые они сочтут несоответствующими их настроению, то всё с ними понятно.

«СП»: — Вы говорите о том, что понятие экстремизма изменилось и стало дальше от жизни.

— Оно очень расширилось. При Ельцыне не было чёткого определения, но его указ подразумевал деятельность политических группировок, которые совершали противоправные действия. Различия могли быть только в направлениях работы, на кого больше обращать внимание: на ультралевых, ультраправых, сепаратистов и так далее. Но в середине 90-х и политическая картина в стране была другой.

А сейчас есть юридическое определение, которое невозможно игнорировать. А это определение не годится просто никуда, поскольку оно размывает фокус, и усилия по борьбе получаются размытыми, заведомо неэффективными.

«СП»: — То есть экстремизмом у нас считается слишком многое?

— Да, и не совсем понятно, что считается, а что не считается.

«СП»: — Что даёт простор для произвольного толкования?

— С точки зрения правозащиты — да, но есть и другая сторона. Например, сотрудники любых силовых органов могут вместо того, чтобы фокусироваться на реальных угрозах, заниматься «профилактикой неформальных групп молодёжи», каких-нибудь готов. Пользы от этого никакой, но галочка поставлена.

«СП»: — И целая межведомственная комиссия, куда входит половина правительства, вроде как при деле.

— Я надеюсь, до такого не дойдёт. В последние годы можно сказать, что на уровне высших чиновников здравого смысла несколько прибавилось.


Член совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов более конкретен: власть сама назначает, кого считать экстремистами, а кого — нет. Государству виднее, с кем бороться: поэтому экстремизм для чиновников там, где есть угроза их положению. Безопасность общества во внимание не принимается.

«Есть экстремизм, представляющий общественную опасность, и есть то, с чем борется государство. За последние 10 лет достаточно сильно и антиэкстремистское, и контртеррористическое законодательство сместило границы этих понятий. Что произошло: любая независимая активность может быть объявлена экстремистской, а любая экстремистская — террористической. Всё политическое поле объявляется экстремистским, и вся нормальная политическая деятельность начинает преследоваться.

В деталях, конечно, есть нюансы, и этот план в какие-то моменты корректировался. Но общая тенденция очевидна.

Ещё очень важный момент: экстремизм, терроризм — это вопросы общественной безопасности. А власть занимается вопросами государственной безопасности, и все проявления рассматриваются именно с точки зрения государства. Вплоть до того, что любое нападение на милиционера может быть объявлено терактом, а убийства общественных деятелей в связи с их общественной деятельностью рассматриваются как бытовуха", — считает Александр Черкасов.


Законодательство, посвящённное борьбе с экстремистской деятельностью последние годы действительно модернизировалось — законов стало больше, преступлений, связанных с проявлениями радикальных иделогий, тоже. Причём первый процесс — принятия новых законов — явно опережал последний.

В уголовном кодексе РФ экстремизму отведено 4 статьи — 280, «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», максимальное наказание по которой — лишение свободы на срок до пяти лет, статья 282, «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» — до пяти лет, 282.1, «организация экстремистского сообщества» — до 4 лет и до двух лет за участие, и 282.2, с замечательным названием «организация деятельности экстремистской организации» — до трёх лет или до двух — за участие.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня