18+
пятница, 2 декабря
Общество

Москва: Погром приходит на рассвете

Столичные застройщики выработали «фирменную» тактику незаконных сносов

  
5

Ранним утром 8 августа в центре Москвы произошел еще один эпизод необъявленной, но вполне «горячей» войны между застройщиками и общественностью. Около 6 утра тяжелая техника буквально за полчаса уничтожила последнюю, фасадную стену трехэтажного здания по адресу Большой Козихинский переулок, 25. Дом постройки второй половины XIX века стал ареной борьбы между общественниками из «Коалиции в защиту Москвы» и застройщиками — ТСЖ «Вектор» и генподрядчиком «Сатори». Поскольку градозащитники были серьезно настроены и вели круглосуточное дежурство вокруг объекта, для начала сноса потребовалась настоящая силовая акция в исполнении сотрудников охранной фирмы без опознавательных знаков. В результате имеется около 20 пострадавших со стороны общественников, сообщил «СП» один местных жителей. По другим данным, пострадавших шестеро.

О том, что происходило на площадке и какова ситуация сейчас, «СП» рассказала Елена Ткач — координатор «Коалиции в защиту Москвы»:

—  Крепкие молодые люди, строители и представители полиции заняли двор, устанавливают бетонные ограждения. Жителей соседнего 23-го дома выкидывают и бьют, когда они пытаются зайти во двор и фотографировать. Полиция на это не реагирует. Они отказываются принимать наши заявления. С юридической точки зрения получается, что полиция защищает незаконный снос дома вместе с «боевиками».

"СП": — Из чего явствует, что снос, с вашей точки зрения, незаконный?

— Мы не видели пока ни одного документа, подтверждающего законность этого сноса. Вообще ни одного. С 16 июля, когда идут эти работы, мы не видели ни одной бумаги. Мы видели только три бандитских нападения и попытки этот дом снести.

«СП»: — Сейчас снесена и фасадная стена, которая стояла до последнего времени?

— Всё снесено.

«СП»: — Сколько и каких «боевиков» участвовали в операции?

— Человек 50. Непонятно, откуда они. Но мы их знаем в лицо, они приезжали уже три раза.

«СП»: — Сколько продолжалась «горячая» фаза сноса?

— С 6 до 8−9 утра где-то.

«СП»: — Застройщик, насколько я понимаю — ТСЖ «Вектор»…

— Да. Но они не будут там строить, мы им строить не дадим! Здесь будет горячая точка. Строить здесь никто не будет!


Такова точка зрения одной из сторон конфликта — «Коалиции в защиту Москвы». Напомним, это общественное движение создалось на базе нескольких локальных протестных групп, борющихся с точечной застройкой и сносами исторических зданий в центре Москвы. Главными «фронтами борьбы» движения стали Пушкинская площадь (протестующие добиваются отмены или радикального пересмотра проекта реконструкции площади, опасаясь необратимых разрушений после строительства подземной развязки) и Козихинские переулки (помимо дома 25 по Большому Козихинскому, есть еще и стройплощадка в Малом Козихинском переулке, где ведется строительство для продюсерской компании Никиты Михалкова «ТРИТЭ»).

Борьбу «Коалиция» ведет с переменным успехом: так, на Пушкинской площади активистам удалось заблокировать на время самый одиозный вариант реконструкции, стройка Никиты Михалкова также заморожена, хотя проект не изменен; а в Большом Козихинском общественники пока терпят поражение.

Узнать точку зрения на ситуацию других сторон конфликта — в частности, ГУВД Москвы, префектуры ЦАО и представителей застройщиков — «СП» пока не удалось — для телефонных комментариев все эти инстанции оказались недоступными.

«Торопливый снос остатков дома — явное свидетельство нежелания застройщика обсуждать поставленные жителями неудобные вопросы: о законности проведенного межевания квартала и о законности создания и деятельности самого ТСЖ „Вектор“, — написано в опубликованном по случаю этого сноса заявлении движения „Архнадзор“. — Общественное движение „Архнадзор“ выражает крайнее возмущение произошедшим и требует от властей Москвы и правоохранительных органов расследования не только сегодняшних событий в Большой Козихинском, но и причин, приведших к острому противостоянию. Хищническому разрушению исторической Москвы необходимо положить конец».

Отметим, что особенное возмущение всех наблюдателей вызвало то, что в первые часы после стычки на площадку не допускались даже кареты «Скорой помощи», вызванные к пострадавшим активистам. Однако, по сообщениям с площадки, около полудня врачи были допущены, а с представителями ЧОПа начали работать полицейские дознаватели.

В 14:00 группа жителей Козихинского переулка и представители «Коалиции» пришли к одному из подъездов здания мэрии на Тверской. «Если управа и префектура нас упорно не слышат, может быть, Собянин послушает», — таков был, по словам собравшихся, мотив их прихода. В течение часа общественникам так и не удалось встретиться ни с мэром, ни с его заместителями (хотя было обещано, что к народу выйдет один из замов — а именно Людмила Швецова, еще с лужковских времен входящая в верхушку городского руководства).

Говорить с общественниками власти пока не стали, однако ожидаемых репрессий также не последовало — хотя на Тверской стояли не менее двух автобусов полиции и ОМОНа, активности представители закона не проявляли. В таких случаях сами силовики комментируют это просто — «Приказа не было». В данном случае можно констатировать, что собянинская мэрия пытается остаться нейтральной: не занимает сторону общественности, борющейся против застройщиков, но и не помогает самим застройщикам против общественности.

Правда, это можно сказать лишь о высокой — общегородской — власти. Поведение же людей с более низких уровней иерархии подчас более жесткое. В том же Козихинском полиция формально соблюдала нейтралитет, но поначалу действовала так, что дала возможность застройщику разрушить здание.

Приблизительно то же наблюдалось и в случае с «Дачей Муромцева», одной из последних московских деревянных двухэтажек в парке Царицыно. Там пожарные и милиция иногда соблюдали формальный нейтралитет (но давали, например, постройки сгореть до конца), а иногда и по-настоящему противодействовали защитникам здания, силовым образом выводя людей из развалин. В то же время есть и примеры сочувственного отношения правоохранителей к градозащитной общественности — например, в Калашном переулке, на Якиманке, в Кадашах органы правопорядка четко и быстро выполняли свои функции, помогая приостановить нелегальные сносы.

Таким образом, видно, что столичная власть сейчас оставила общественников практически наедине с застройщиками — не помогая, по сути, ни тем, ни другим. Это лучше, чем ситуация, имевшая место при Лужкове — когда власти были четко на стороне застройщиков. Но для общественников, которые объективно слабее застройщиков, перелом ситуации пока не наступил. Горожане всё еще слабее бизнеса.


История последних по времени сносов домов в центре Москвы показывает, что застройщики — особенно те из них, кто по старинке действует «беспредельно», то есть сносит дома до получения необходимых документов от правительства города — уже выработали оптимальную для себя тактику работы в условиях противостояния с общественностью. Прежде всего, бросается в глаза то, что большинство успешных сносов производится ранним утром в выходной день либо понедельник — так произошло 18 июня сего года в Калашном переулке, в мае на Якиманке и еще по нескольким адресам. Такое время начала работ позволяет в буквальном смысле усыпить бдительность измотанных предыдущим противостоянием активистов.

В случае со сносом флигеля усадьбы Стрешневых — Глебовых — Шаховских на Никитской это помогло — к утру общественников на объекте оставалось всего двое или трое, поэтому силового противостояния не получилось. На случай же, когда активисты-градозащитники настроены более по-боевому, как это случилось в Козихинском, у застройщиков — в том числе, видимо, и у «Сатори» — имеется силовое подкрепление в виде неопознанных и носящих маски сотрудников ЧОПов. Кстати, сама по себе подобная маскировка является нарушением действующего законодательства — охранники не имеют права скрывать лица и опознавательные знаки, а также нападать первыми.

Наконец, вероятно, существует и «интеллектуальный» фронт работы застройщиков с общественниками — об этом намекает сам факт, что в одной Москве имеется как минимум две общественные организации, занимающиеся охраной исторического наследия. Естественный ход событий подсказывает, что этим организациям стоило бы объединиться — однако этого не происходит. И единственная сторона, выигрывающая от этой разобщенности — как раз застройщики.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня