18+
вторник, 6 декабря
Общество

Фурсенко, изгоняющий бесов

Министр опять решил изменить правила приема в вузы

  
10

«Призраки» в московском мединституте им. Пирогова, отправившие недавно в отставку ректора вуза Николая Володина, похоже, серьезно напугали и главу Минобразнауки Андрея Фурсенко. Дабы в будущем оградить наше высшее образование от «мертвых душ» и других возможных коррупционных схем, он предложил полностью изменить систему зачисления в институты и университеты страны.

О том, как Андрей Фурсенко снова собрался реформировать правила приема в вузы, со ссылкой на самого министра сообщила в четверг газета «Коммерсант». Министр признался, что поводом для их корректировки стал скандал во «втором меде», где совершенно случайно вскрылась грандиозная афера.

Напомним: 75% абитуриентов бюджетного отделения самого престижного — Лечебного факультета вуза — оказались людьми вымышленными, но… с отличными показателями по ЕГЭ.

Нарушения, к слову, обнаружили не специалисты Рособрнадзора, а программист Виктор Симак. Решив оценить шансы поступления для одного своего знакомого, он проанализировал с помощью компьютерной программы списки из 20 тысяч абитуриентов медвузов Москвы и пришел к выводу, что в «пироговке» на бюджетные места принимаются несуществующие абитуриенты с высокими баллами по ЕГЭ.

В связи со скандалом пятеро сотрудников приемной комиссии РНИМУ имени Пирогова уже лишились рабочих мест. Сам ректор вуза Николай Володин был уволен в среду по приказу Минздравсоцразвития России. А Генпрокуратура направила материалы дела в Следственный комитет для принятия решения об уголовном преследовании виновных.

Андрей Фурсенко считает принципиально важным, что «мертвые души» вскрыты благодаря вмешательству общественности:

«Я благодарен Виктору Симаку, который не просто посоветовал что-то своему знакомому, а публично сообщил о своем недоумении. Ему было бы проще решить свой конкретный вопрос, если бы он промолчал. Такая открытость может создавать нам, как ведомству, проблемы, но я считаю это благом».

В целом, по словам министра, этим летом на горячую линию Рособрнадзора поступило 1,7 тыс. звонков по теме ЕГЭ.

«Сейчас и мы, и наши коллеги из других ведомств анализируем возникшие проблемы, предлагаем изменения в правила поступления», — отметил он.

Проект этих изменений, по словам Фурсенко, будет вынесен на общественное обсуждение в конце августа, а уже в сентябре они будут приняты.

Министр не конкретизировал, с какими нововведениями столкнуться абитуриенты будущего года. Но отметил, что по новым правилам, в частности, победители олимпиад и другие обладатели льгот при поступлении смогут использовать свои преимущества только в одном выбранном вузе, чтобы не создавать излишнюю конкуренцию при поступлении остальных абитуриентов. Сейчас абитуриенты, набравшие достаточное количество баллов на ЕГЭ, а также представители льготных категорий, имеют право подать заявление на поступление сразу в несколько вузов.

О том, как еще может и должна измениться система зачисления в высшие учебные заведения «Свободной прессе» рассказал эксперт Всероссийского фонда образования Олег Сергеев:

— Некоторое время назад Рособрнадзор (а он находится в ведении Министерства образования) одну свою идею на этот счет уже высказывал. Суть ее в том, что ЕГЭ будут сдавать только те выпускники, кто поступает в вузы. Но вряд ли она будет одобрена: на ЕГЭ у нас уже затрачены миллиарды рублей, и все просто боятся признать, что введение его было ошибкой.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Начнем с того, что изначально цель ЕГЭ формулировалась как — снятие нагрузки с учащихся при сдаче итоговых экзаменов в выпускных классах…

«СП»: — А мне казалось, что цель была другая — предоставить выпускникам равные возможности для поступления.

— Перед введением ЕГЭ в штатный режим стало понятно, что это, грубо говоря, неправда. Потому вскоре стали другие тезисы приводить: дескать, доступность обеспечивает и объективность. Но это всего лишь измышления чиновников от Министерства образования: ни доступность, не объективность ЕГЭ никоим образом не прописаны ни в одном постановлении правительства. И, кстати говоря, обещание поставить крест на коррупции, тоже не было выполнено. Наоборот, решая эту тактическую задачу, фактически осуществили подрыв всей системы образования, ввергнув страну в страшные коррупционные скандалы.

«СП»: — Вы имеете в виду последний скандал в мединституте?

— То, что случилось во «втором меде» — а это, между прочим, национальный исследовательский университет — отразится не только на репутации этого вуза, но и на всей системе нашего высшего образования. Но ведь это не первый и, скорей всего, не последний скандал. Все отлично помнят, как этой весной студенты «бауманки», возможно, будущие нобелевские лауреаты, сдавали экзамены за мигрантов. Кто там все обеспечивал? Как говориться, люди при погонах.

«СП»: — То есть, в первую очередь необходимо отказаться от ЕГЭ?

— Безусловно. Но отказаться именно как от единого госэкзамена. Для выявления уровня знаний учащихся технологию тестов вполне можно оставить в качестве вспомогательной. Но ни в коем случае ее нельзя оставлять в качестве единственного критерия оценки.

«СП»: — Значит ли это, что следует вернуться и к традиционным экзаменам в вузы?

— Прежде всего, нужно вернуться к традиционным экзаменам в школе, а вот уже после этого нужно думать о том, как можно построить новую систему приема в вузы. Как избежать здесь коррупционных схем? Задача действительно серьезная. Но решить ее практически невозможно пока вузовский профессор у нас в стране будет получать 19 тысяч рублей в месяц. Об этом даже бессмысленно говорить.

В том, что прием в высшие учебные заведения должен осуществляться по новым стандартам, уверена и директор Института развития образования НИУ-ВШЭ Ирина Абанкина:

— По моему убеждению, правила приема должны стать другими, безусловно, но, я не уверена, что мое мнение совпадет с мнением комиссии или министерства.

«СП»: — Что же надо менять?

— Прежде всего, нужно усиливать прозрачность при зачислении в вузы, т.е. усилить общественный контроль и наблюдение конкретно за работой приемных комиссий. Сегодня они работают без общественного наблюдения. Рособрнадзор, который имеет очень небольшой штат чиновников, просто не справляется с этой задачей. Хотя те же самые общественные наблюдатели, которые, как считается должны работать на ЕГЭ, — они могли бы быть допущены к работе на стадии приема документов в приемных комиссиях. Они могли бы следить за тем, чтобы работа приемных комиссий не была кулуарной и закрытой. За тем, чтобы вузы вывешивали на сайтах всю информацию, о том, кто подал документы и с какими баллами, а также имели бы право доступа к реестру единой базы ЕГЭ, чтобы при необходимости выяснить, есть там такие выпускники или нет.

Второй момент: это безусловные требования к тому, как должна вывешиваться информация на сайтах вузов. Она должна быть прозрачной и, безусловно, доступной.

И, третье, должны быть отрегулированы правила доступа в единую базу ЕГЭ. Четко должно быть определено: кто все-таки имеет право доступа туда. Это очень важный момент, но сегодня он юридически, как мне кажется, не оформлен до конца. То есть, свои результаты и себя найти каждый сдававший экзамен может, но ведь он не может проверить других.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня