Общество

Предвыборная осень патриарха

РПЦ декларирует аполитичность, но, похоже, активно вступила в предвыборную кампанию

  
24

Осенний политический сезон начался весьма резко — пожалуй, резче, чем этого стоило ожидать. С начала сентября практически все российские политики делают предвыборные жесты самого разного сорта — начиная с президента Дмитрия Медведева, который анонсировал свое возможное выступление на осеннем предвыборном съезде «Единой России». Неожиданно для многих в политическую игру включился и еще один человек, охраняемый и принимаемый в России на президентском уровне — предстоятель Русской православной церкви патриарх Кирилл.

Глава РПЦ совершает поездку по восточным епархиям России. Освящает новые храмы, рукополагает новых епископов, вручает награды региональным чиновникам и наводит мосты с представителями других традиционных конфессий. При этом на словах дистанцируясь от политики. Поскольку церковь объединяет людей, а политика их разделяет — так высказался Кирилл 31 августа в столице Хакасии Абакане.

«Сегодня люди делятся по разным признакам — по имущественному, национальному, партийному, — сказал патриарх в своей проповеди, — но есть нечто, что должно объединять людей поверх всех этих признаков. И вера православная является таким общим домом для всех — для правых и левых, для богатых и бедных, для власть имущих и безвластных, потому что в этом общем пространстве не только люди, но Сам Бог пребывает, и это родной дом для каждого человека».

«Вот почему Церковь никогда не включается в политический процесс, вот почему Церковь никогда не борется за политическую власть или экономическое могущество, — продолжил предстоятель РПЦ. — Потому что каждый человек, вне зависимости от его взглядов, убеждений, национальности, вне зависимости от достатка, должен помнить, подходя к дверям храма, что здесь нет его врагов. Это то место, где весь народ объединяется».

Безупречно правильные слова патриарха контрастируют, однако, с наблюдаемой реальностью — как минимум в двух аспектах. Первое — существуют в России регионы, где далеко не весь народ согласится объединяться именно вокруг православия в изводе Московской патриархии. В числе этих регионов — например, Тува или та же Хакасия, которые посетил Кирилл в эту поездку. Второй момент — то, что наблюдаемые «невооруженным глазом» действия иерархов и структур Русской православной церкви говорят подчас о весьма активном вовлечении церкви в политику и борьбе за экономическое могущество.


«Священник нужен умный»

То, что далеко не все народы России принадлежат к «этнически православным», очевидно — с этим не спорят и сами иерархи РПЦ. Мусульмане, иудеи, буддисты — с этими традиционными религиями православное духовенство в России успешно сотрудничает — по крайней мере, на уровне всевозможных консультативных советов с участием иерархов. На нижнем уровне иерархии случаются эксцессы — например, покойный о. Даниил Сысоев, яростно призывавший к силовому противостоянию с иноверцами, или идеологи мусульман-салафитов.

Однако и в той части российского общества, которую Московская патриархия считает «условно своей» и рассчитывает распространить на нее свою миссию — далеко не все готовы объединяться вокруг именно РПЦ. «Плохого говорить не буду о них, но и к причастию не подойду», — говорит Иван Савельев, вятский бортник, торгующий медом и льном на рынке у Рогожского старообрядческого поселка.

Старообрядцы — лишь одна (и самая традиционная, конечно) страта верующих во Христа людей, не готовых объединяться вокруг Московской патриархии. Их мотивы понятны — кроме тех, что известны уже 300 лет, прибавляются и новые: многие технологические и особенно организационные новинки последних лет воспринимаются староверами как признаки грядущего Апокалипсиса.

«Я, человек с высшим образованием, говорю вам: последние времена, кажется, наступают», — это уже Олег Коншин из вологодской деревни Пожарище, который сумел организовать среди односельчан своеобразную утопическую коммуну. Люди в Пожарище стараются петь и жить так, как пели и жили их прадеды — с поправкой, конечно, на электричество, трактора и другие блага цивилизации. Язык и обряды могут сцементировать деревню и спасти ее от исчезновения, верит Коншин и его друзья. Но — «последние времена», говорит энтузиаст, видя, что происходит во всех сферах нашей жизни, от политики до эстрады.

Что может предложить этой общине официальная церковь? Олег Коншин молчит и улыбается, а один из жителей Пожарища рассказывает, в чем дело: «Приезжал к нам священник, настоятельно требовал убрать святочные обряды, прекратить ходить с ряжеными и так далее. Раньше, до революции, батюшки на это не смотрели. Священник нужен умный, чтобы не рушил наш дом и наши обряды, вот что!». Будет ли эта община объединяться вокруг патриархии? Возможно, но только в случае, если церковь сможет помочь им или хотя бы не будет мешать соблюдать свою идентичность.

Да и сами люди Церкви — насколько готовы стать центрами объединения, национальной кристаллизации? «Я не хотел бы с вами говорить, ваш разговор, я вижу — не от Бога», — такой ответ услышал корреспондент «СП» от иконописца, завершавшего работу над фресками мужского Анастасовского монастыря под тульским городком Одоевым. Вопрос был вполне невинным — хотелось узнать, сколько времени работает художник над убранством храма и на что живет. Среди прославленных российских обителей — большей частью, кстати, ставропигиальных, то есть подчиненных напрямую Московской патриархии — есть достаточно таких, где приходящие «со стороны» люди встречают чрезмерно суровый прием — такой, что человека без сильной веры в душе надолго отвратит от идеи «объединяться» вокруг РПЦ.

Безусловно, речь идет не о принятых патриархией правилах, а о сложившихся в нынешней церковной среде обычаях, с частью из которых высшие иерархи как раз борются в меру сил. Но от этого ответ на вопрос — может ли РПЦ в ее нынешнем виде служить ядром национальной кристаллизации — не становится более положительным.


Программа-200 против «миссиофобов»

Продекларированная патриархом Кириллом аполитичность РПЦ достаточно странно сочетается с наблюдаемой со стороны реальностью. Ведь только недавно мы узнали, что священники Русской православной церкви отныне смогут избираться и, соответственно, становиться политиками. Правда, по специальному благословению и в случае крайней необходимости, но всё же смогут — так постановил Синод в феврале этого года.

Кроме того, Московская патриархия уже около двух лет ведет курс на активнейшую «социализацию», на повышение роли церкви в общественных делах. В частности, планируется значительное расширение сети церковных школ, приютов; приходы храмов благословили на более активную социальную работу с бездомными, наркоманами и т. п.

Именно для воплощения этой миссии патриархии понадобилось резко расширить свою материальную базу — и вот в самых разных регионах России выделяются участки, строятся церковные приюты и социальные центры. В Москве церковная общественность и эксперты предлагают построить сразу 200 новых храмов при помощи уникальной в своем роде концепции «индустриального храмостроительства».

Типовые проекты — практически как в Средневековье, когда на строительных рынках продавали комплекты «обыденных» бревенчатых церквушек и часовен — уже разработаны, некоторые участки выделены, вопрос за деньгами. И патриарх Кирилл обращается в этом году к уже новому мэру столицы Сергею Собянину с просьбой посодействовать возведению храмов. Активно вмешивается церковь и в некоторые вопросы, связанные с защитой исторического наследия: так, при помощи настоятеля храма Воскресения Господня в Кадашах удалось остановить «беспредельную» стройку на соседнем участке, грозившую уничтожить уникальный район столицы.

— Это не политика, а общественная работа, — пояснял «СП» протоиерей Всеволод Калинин из храма великомученика Климента на Пятницкой улице. Действительно, работа с сиротами, образование и строительство новых помещений для этого не имеют прямого отношения к власти и борьбе за нее. Но так уж устроено современное российское государство, что любой социальный вопрос в какой-то момент становится политическим.

Как отметил в беседе с изданием «Московские Новости» профессор Московской духовной академии, известный православный миссионер протодиакон Андрей Кураев, само понятие «политика» можно трактовать по-разному. «Изначально, в древнегреческом языке, „политика“ (от слова „полис“ — город) обозначала всю неприватную часть жизни человека, частная же жизнь обозначалась словом „экономика“, „домоводство“, — сказал о. Андрей. — Политика в широком смысле — это отношения различных групп людей, и в этом смысле церковь, конечно, участвует в политике». Но, подчеркнул собеседник «МН», в политической деятельности в узком смысле, т.е. в формировании государственных органов власти, в том числе избираемых, церковь не участвует.

Другие же близкие к церкви люди, напротив, рады, что патриархия после долгих лет «бездействия» стала активным игроком политической жизни. «Да, церковь начала активное социальное служение, взяла курс на истинную миссию, вошла и в политику, и это давно нужно было сделать», — заявлял в беседе с корреспондентом «СП» в начале 2011 года глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов. Представление о том, что церковь должна быть «смиренной» и не иметь мнения по мирским вопросам, это не более чем наследие атеистической культуры советских времен, подчеркнул эксперт.

В целом такая постановка вопроса, разумеется, вполне логична. Да и поведение патриарха Кирилла — одной из мощнейших и при том независимых фигур российской политики — который совершает достойную его размаха поездку по регионам, награждает церковными наградами чиновников и произносит программные проповеди — вполне разумно: предстоит жаркий политический сезон, и, видимо, предстоятель церкви видит себя в роли одного из ключевых игроков. Единственное, что не до конца понятно — это почему патриарх не может в открытую заявить о включенности РПЦ в политический процесс. Если бы такие слова прозвучали, в российской политике произошло бы оживление, сравнимое разве что с долгожданным объявлением о кандидате в президенты от «тандема». Но по каким-то соображениям открытый первый шаг потенциально крупнейшего консервативного игрока России в который раз откладывается. Его ждут — но могут и не дождаться…

Фото: patriarchia.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня