18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Война с Афганистаном скорее всего неизбежна

Нам надо будет решать, где, на каком рубеже, давать бой и проливать кровь

  
36

На днях стало известно, что власти России и Таджикистана достигли договоренности о продлении сроков аренды российской военной базы на территории этой страны еще на 49 лет. Хотя официальное закрепление соглашения еще только предполагается — ожидается, что это произойдет в первом квартале 2012 года — Россия уже подписала акт о передаче от Минобороны РФ Таджикистану более тысячи единиц вооружения, военной и специальной техники, стоимость которой эксперты оценивают в сумму около $ 1 млрд.

Срок аренды базы по предыдущему договору истекает в 2014 году. На это же время намечен и окончательный вывод войск НАТО из Афганистана. И что в этой стране случится дальше — большой вопрос. Прежде всего, кто будет противостоять натиску талибов, который наверняка только усилится? Ни для кого не секрет, что боеспособность даже нынешней, тщательно опекаемой американцами афганской армии оставляет желать лучшего. Так, газета «The Washington Post» опубликовала официальную статистику Международных сил по содействию стабилизации в Афганистане, согласно которой, с января по июнь текущего года из вооруженных сил Афганистана дезертировали более 24 тысяч человек. При общей численности армии в 170 тысяч. Таким образом, за первые полгода из нее сбежал каждый седьмой солдат. В самом руководстве международной коалиции также признают, что нынешние масштабы проблемы представляют собой прямую угрозу американским планам передачи Кабулу ответственности за обеспечение безопасности в стране к концу 2014 года. Если даже сейчас, в период активного присутствия международных сил, армия Хамида Карзая несет столь высокие небоевые «потери», то нетрудно догадаться, что с уходом НАТО из региона она разбежится в считанные дни, а его правительство постигнет участь Наджибуллы, отправленного, как известно, на виселицу.

По мнению многих, после того, как талибы захватят в стране власть, они неизбежно двинут в традиционный регион своего влияния — Центральную Азию, прежде всего Таджикистан. Тогда Россия немедленно получит новый серьезный очаг нестабильности на своих окраинах. Вероятно, укрепление военного сотрудничества между двумя странами является следствием осознания этой угрозы в обеих странах.

О том, стоит ли России опасаться военной угрозы со стороны талибов после ухода НАТО, и насколько наша военная база в Таджикистане способна с ней справиться, корреспондент «Свободной прессы» поговорил с ведущими российскими военными экспертами.

Мнение президента Института стратегических оценок и анализа Александра Коновалова:

— Если американцы в Афганистане все бросят и убегут, как в свое время убежали из Вьетнама, так и не создав дееспособного правительства, которое могло бы отвечать за стабильность и безопасность внутри собственной страны и бороться с исламским радикализмом, то сценарий будет примерно таким же, как и с правительством Наджибуллы. Это правительство продержится даже меньше, чем правительство Наджибуллы продержалось после ухода Советского Союза. К власти придут те же самые талибы с «Аль-Каедой» и они недолго будут праздновать победу в Кабуле. Довольно быстро пассионарность и экспансионизм, которые им свойственны, перехлестнутся через афганские границы и попадут, прежде всего, на территорию бывших центральноазиатских республик Советского Союза. Все они устроены по-разному, но все они светские, а не исламско-радикальные и властный режим там очень слабый. Некоторые можно даже отнести к пока несостоявшимся государствам. И сами они противостоять исламским радикалам будут не в состоянии. Нам надо будет решать, где, на каком рубеже, давать бой: тратить деньги, человеческие жизни и проливать кровь.

Самое рациональное делать это совместно с Казахстаном, взяв казахскую границу с соседними государствами за последний рубеж. По крайней мере, Казахстан имеет более-менее боеспособную армию, которая единственная из всех членов ОДКБ делегировала в эту организацию существенное в военном отношении подразделение — десантно-штурмовую бригаду. Которая участвует во всех учениях совместно с нами. Фактически силы ОДКБ получились российско-казахскими.

«СП» — Насколько боеспособна наша база в Таджикистане?

— Оценивать боеспособность военной базы не принято, но она всегда поддерживала стабильность и играла очень позитивную роль. Во время гражданской войны внутри этой страны в середине 90-х она не вмешивалась, но брала на себя ответственность за охрану стратегических объектов, разрушение которых могло привести к огромным негативным последствиям, гибели очень большого числа людей и экологической катастрофе. Впрочем, гораздо большую роль в этом плане играли наши пограничники, которых тогда в Таджикистане было 15 тысяч. Но сейчас Душанбе предпочел взять на себя охрану своих границ, потому что это вопрос о пропуске наркотиков — очень денежное дело.

«СП» — В случае начала широкомасштабных боевых действий наша база способна что-то противопоставить талибам?

— Это зависит от того, какими силами враг начнет действовать. Возможно, в Таджикистане не имеет смысла давать бой, потому что рельеф тяжелый — ввязаться легко, а отвязаться очень сложно — потери там будут огромные, а славы не обрящешь.

Это мнение не разделяет первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук, капитан 1 ранга Константин Сивков.

— Разговоры о возможном продвижении талибов в северном направлении, мягко говоря, некорректны. Талибы неоднократно делали заявления, что не собираются против кого бы то ни было воевать после ухода американцев. Они собираются решать задачу восстановления своей страны на основах шириата и других фундаментальных исламских ценностей, поэтому заниматься экспортом революций им просто недосуг. Другой вопрос, что после того, как талибы придут к власти, время Карзая будет сочтено, если он не перекинется на их сторону. Надо предполагать, что некоторая часть обломков его режима (этнические таджики) может пойти на север и попытаться предпринять против нас и наших соседей какие-то военные акции. В этом случае Россия, связанная договором ОДКБ с Таджикистаном, должна будет принять участие в уничтожении боевиков, которые будут прорываться на эту территорию. Поэтому база там необходима. При этом неизвестно, на какой стороне выступят американцы. Вполне возможно, что США будут способствовать дестабилизации обстановки в этой республике, чтобы перехватить инициативу в свои руки, поскольку утрата Афганистана будет смертельной угрозой их влиянию в регионе. Но и это необязательно. Вполне возможно, что после длительной борьбы произойдет какая-то интеграция между талибами и теми, кто был их противниками в 2001 году. В этом случае нам не следует ожидать серьезных угроз со стороны Афганистана.

«СП» — Насколько боеспособна сама база?

— Это огромная бригада. Она имеет достаточно современное вооружение. Но для борьбы с талибами не нужны супертанки и суперсамолеты. Там требуются иные средства борьбы — в первую очередь разведка. Имеющихся средств вполне достаточно для уничтожения бандформирований. Там есть еще и авиабаза с группой штурмовиков Су-25, боевых вертолетов и транспортной авиацией. Надо усилить ее разведывательной авиацией и, прежде всего, решать задачу по обнаружению фактов прорыва — усилить пограничную охрану. На данном этапе потенциал отражения агрессии вполне достаточен, однако система наблюдения и разведки развита явно слабо. Из-за этого в полном объеме потенциал базы реализован быть не может.

«СП» — Часть персонала нашей базы составляют этнические таджики. Есть риск, что в случае серьезного конфликта они перейдут на другую сторону?

— Не исключено. Но надо четко понимать, что далеко не все таджики хотят, чтобы радикалы снова пришли в Таджикистан. События начала 90-х четко показали, что подавляющее большинство населения республики хочет остаться в Таджикистане светского типа, а не создавать исламское государство на основе радикального фундаментализма. Вопрос о лояльности тех, кто там служит, относится к компетенции спеслужб и их проффесионализму.

«СП» — Следует ли ожидать усиления наркотрафика в случае прихода к власти талибов?

— Наоборот. Когда в прошлый раз к власти пришли талибы за производство и выращивание наркотиков они ввели жесточайшие наказания. Вплоть до средневековых форм смертной казни. У них борьба с наркотиками — это идеологический принцип. Нормы ислама запрещают потребление наркотиков. Можно уверенно предположить, что они так и будут действовать.

Комментарий заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина:

«СП» — На ваш взгляд, в свете предстоящего ухода НАТО из Афганистана насколько актуально продление аренды военной базы в Таджикистане?

— В этом плане это чрезвычайно актуально, потому что с талибами нам придется воевать неизбежно, другое дело, что мы даже с помощью этой базы вряд ли удержим Таджикистан.

«СП» — Почему?

— Здесь все зависит от того, смогут ли талибы поднять на восстание самих таджиков, т.е. насколько сильными будут радикально-исламские настроения в самом Таджикистане. Если им это удастся, никакая военная база их не удержит.

«СП» — Выходит, все зависит от внутренней политики властей?

— В значительной степени да. Эта база способна справиться с некими локальными явлениями, если у них не будет масштабной поддержки местного населения.

Фото: «Александр Миридонов/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня