Общество

Через 10 лет Россия захлебнется в фекалиях

Абсолютное большинство крупных рек РФ относится к категориям «загрязненные"-"грязные"-"очень грязные»

  
1333

В России официально стартовая предвыборная гонка. Лидеры политических партий состязаются в риторике, но совершенно не слышно голосов так называемых «зеленых», влияние которых на западе крепчает из года в год. Как сообщила газета Spiegel, немецкая экологическая партия обошла по популярности социал-демократов, и почти сравнявшись с консерваторами из ХДС. То есть стала второй. И это в Германии, где с экологией всё — «гут». В России экологическая ситуация в ближайшие годы может ухудшиться настолько, что будет пройдена «точка невозврата». А на российской авансцене по-прежнему тусуются мужички с политбородами до пупка, которые философски рассуждают о том, какую воду пьет народ и чем он дышит.

«Вопрос чистой воды, которую пьёт население, и вопрос чистого воздуха, которым оно дышит — это, в первую очередь, жизненный вопрос, вопрос искренней заботы о населении со стороны властей», — считает директор природоохранных программ общественной организации «Зелёный патруль» Роман Пукалов, с которым побеседовал корреспондент «Свободной прессы».

«СП»: — На ваш взгляд, если сравнить Россию с европейскими странами, в том числе, с бывшими соцстранами, на каком месте находится наша страна?

— Экологическая ситуация в России наихудшая, по сравнению с европейскими странами и бывшими странами СССР. Сравнивать можно только с Китаем. Объемы вредных отходов (том числе бытовых) вплотную приблизились к отметке 4 миллиардов тонн, почти 30 тонн на душу населения. Но самое опасное — это их концентрация в густонаселенных районах. Складывается парадоксальная ситуация: экологически вредные ореолы на карте России покрывают территорию, равную по площади четырем с половиной Франций. Той самой, где проживает почти 80% россиян. Выбросы на душу населения в этих кластерах такие же, как в аналогичных промрайонах в Западной Европе, Японии, Корее. Но при этом производственная нагрузка на квадратный километр развитых стран в 30−40 превышает аналогичную нагрузку в промышленных центрах России. Получается, работаем мало, но «гадим» очень-очень много. Плюс к этому у нас практически нет мусороперерабатывающих заводов, всего 5%, тогда, как в Швеции этот показатель составляет все 100%.

«СП»: — А в каком положении находятся наши реки и моря?

— По официальным данным Роскомгидромета, абсолютное большинство крупных рек РФ относится к категориям «загрязненные"-"грязные"-"очень грязные». В советское время непригодными для биологического обитания, по сути дела мертвыми, считались 15% водоемов, теперь эта цифра приблизилась к трети всех водных артерий страны. Раньше ущерб наносили только промышленные предприятия, теперь — этим «грязным делом» грешат новые русские нувориши, которые выбирают для постройки своих дворцов заповедные места. Так, в Подмосковье, по обобщенным данным, наихудшая ситуация с коттеджной застройкой водоемов-источников питьевого водоснабжения г. Москвы, приходится на акватории Истринского водохранилища (Истринский район) и реки Москвы (Одинцовский район). Налицо социальная безответственность бизнеса.

В провинции еще хуже. К примеру, по словам председателя комитета по охране окружающей среды администрации Ростова-на-Дону Татьяны Родионовой, в пятой части Ростова-на-Дону вообще нет централизованной канализации. Не секрет, что некоторые хозяева домовладений, близлежащих к реке Темерник, попросту сливают в неё помои и фекалии, которые далее загрязняют Дон.

«СП»: — Бытовые отходы не только загрязняют наши реки, но и возвращаются в наши квартиры через водопроводы. Можно ли воду, которая льется из наших кранов, назвать питьевой?

— В лучшем случае — технической. Во всяком случае, 90% водопроводной воды язык не поворачивается назвать питьевой. Из кранов наших квартир часто льется коктейль из Н2О и нитратов, пестицидов, нефтепродуктов, солей тяжелых металлов, кишечной палочки, патогенных микроорганизмов, холерных вибрионов и т. д. Воздействие этой «гремучей смеси» на организм наносит непоправимый вред здоровью. Не секрет, что в московской воде завышено содержание железа и стронция, которые поражают печень, провоцируют болезни крови и вызывают рахит и хрупкость костей. Плюс к этому нами в реке Москве выявлен факт двукратного превышения нефтепродуктов. Но меня больше всего волнует Байкал. Эта мировая кладовая питьевой воды. В озере находится 80% всей чистой воды планеты. А год назад опять в него начал сливать отходы целлюлозный комбинат. Нашей организацией в Красноярском крае проведена экспедиция «Великие реки России». Когда смотришь на эти снимки, комментарии излишни. Как же надо не любить свою родину.

«СП»: — Где в России самая плохая вода?

— В Калмыкии, В Хабаровске и Южно-Сахалинске. В Хабаровске Амур регулярно отравляют китайцы из Харбина.

«СП»: — Но что-то делается, чтобы изменить ситуацию?

— Эта проблема, конечно, обсуждается. В рамках федерального закона № 484225−5 «О водоснабжении и канализовании» предлагается, цитирую: «разработать механизмы мотивации и стимулирования применения добровольных инструментов природоохранного регулирования». И так далее, и тому подобное. Но Россия сейчас находится в таком состоянии, что о «добровольности» в водоснабжении говорить просто преступно. Нужны жесткие нормативы и контроль. В этом году на съезде Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения, объединяющей предприятия водопроводно-канализационного хозяйства всех федеральных округов РФ, поставлена задача: «предусмотреть при разработке Основ экологической политики РФ на период до 2030 года меры по стимулированию формирования и развития сектора экологических услуг в России (в т.ч. сектора водоснабжения и канализования). Нет конкретики, зато есть дата — 2030 год, в котором возможно появятся экологические услуги, т.е. чистая вода.

«СП»: — Есть взаимосвязь между качеством водопроводной воды и продолжительностью жизни?

— Эти два параметра коррелируют между собой. В странах, где питьевая вода отвечает стандартам серии ISO 14001, средняя продолжительность жизни составляет примерно 80 лет. В России — всего 69 лет. Конечно, на этот показатель влияют и другие социально-экономические факторы, но качество воды я бы назвал одним из главных.

«СП»: — У нас, к сожалению, не только с водой плохо. Заводы, владельцы которых экономят на экологической безопасности, травят население вредными выбросами, отходы производства загаживают огромные территории. Какие города и районы с вашей точки зрения находятся в тяжелейшем экологическом положении?

— Из личной практики я выделяю три самых грязных города РФ. Это Красноярск, Карабаш Челябинской области и Дзержинск Нижегородской области (об экологических бедствиях в этих городах «СП» уже рассказывала — ред.). Должен сказать, это экологический ад. Среди областей последние три места — 81-е, 82-е и 83-е занимают Московская, Свердловская и Челябинская области соответственно. В Ленинградской области ситуация с бытовыми отходами близка к апокалипсису.

Для предприятий, то бишь их хозяев, реальные штрафы за экологический ущерб составляют копейки. «Очаково», например, который уличен в сбросах отходов в реку Сетунь, отделался штрафом в 100 тысяч рублей. Вообще, сейчас каждому «вредному» предприятию, а их почти триста тысяч, хотят составить индивидуальную норму «вредности». Кто как договорится. А «договариваться» у нас умеют. Фильтры и системы очистки стоят дорого. Получая сверхприбыли, бизнес практически игнорирует экологическую безопасность. Так ведут себя временщики, которые придерживаются правила: «после нас — хоть трава не расти». В то же время десятки миллионов россиян живут в городах, где токсины превышают ПДК в несколько раз. К примеру, в Екатеринбурге отмечены случаи, когда концентрация этилбензола — яда, крайне опасного для почек и печени — в 40 раз превышала ПДК. Таких примеров масса.

«СП»: — А нормальные регионы у нас есть?

— Относительно благополучная ситуация, по нашим оценкам, складывается на Чукотке, в республике Алтай, Алтайском крае, в Белгородской, Тамбовской и Амурской областях.

«СП»: — Если сейчас не предпринять мер, что будет с Россией через 10−20 лет?

— Канализационные, ливневые системы изношены у нас на 90−100%. Мы просто захлебнемся в фекалиях и сточных водах.

Фото: greenpatrol.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня