18+
четверг, 30 марта
Общество

МЭР даст Церкви то, что отбирали Иван Грозный, Екатерина II и Владимир Ленин

Что думают сами монахи о готовящейся передаче им всех прав собственности на монастырские земли

  
42

Минэкономразвития в настоящее время готовит новый законопроект «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения». Если этот закон будет принят, все земли и здания, сегодня находящиеся в пользовании, например, РПЦ на условиях бессрочной аренды, перейдут в ее собственность с правом распоряжаться всем этим имуществом по своему усмотрению.

По некоторым оценкам в результате этих мер, Русская Православная Церковь станет одним из крупнейших в стране собственников, а государство избавится от необходимости содержать культовые сооружения.

Сейчас в России действуют 234 мужских и 244 женских православных монастыря, 16 тысяч православных приходов и 4696 воскресных школ. В ведении Римско-католической церкви находится 220 приходов, правда, треть из них не имеет своих храмовых зданий. В РФ действуют также более 4 тысяч мечетей и около 70 синагог. Площадь церковных сооружений варьируется от 5 до 50 тысяч квадратных метров, земельные участки — от 0,3 до 10 тысяч гектаров.

Эксперты по недвижимости уверены, что если законопроект будет принят, то церковь может превратиться в крупнейшего негосударственного собственника.

С просьбой прокомментировать ситуацию, мы обратились к отцу Петру Мещеринову, настоятелю Долматова подворья, принадлежащего Московскому Свято-Данилову монастырю.

Монашеская община в Долматовом подворье занимается сельским хозяйством. Сам отец Петр восемнадцать лет в монашестве, до принятия пострига он учился в консерватории.

«СП»: — Батюшка, Вы и возглавляемая Вами община трудится на тех самых монастырских землях, о которых идет речь в законопроекте, разрабатываемом сейчас министерством экономического развития. Как Вы считаете, эта мера что-то изменит в лучшую сторону, или нынешнее положение с арендой земли и зданий — правильное?

— Во-первых, я думаю, здесь будет в той или иной форме восстановлена историческая справедливость, те три вещи, которые не были совершены в нашей стране в начале девяностых годов — то есть, люстрация, реституция и изменение топонимики. Это хоть какая-то деталь, позволяющая нам возвращаться действительно к исторической России, может быть, в этом есть какой-то общий смысл. Что касается практического использования, то опыт показывает, что церковные земли и сейчас ничуть не хуже обрабатываются, чем государственные.

Долматово подворье

В частности у Данилова Монастыря, которого я являюсь насельником, имеется и колхоз свой в Рязанской области, так же как и у Сретенского монастыря, и, на фоне других хозяйств, вполне благополучный.

«СП»: — Отец Петр, ведь есть огромное количество отдаленных монастырей, огромное количество запущенных территорий, когда-то принадлежавших Церкви. Есть места, где эта земля в общем-то ничего не стоит — и обрабатывать ее тяжело, да и некому просто. При этом забота об этой земле и об этой собственности будет полностью переложена на Церковь. Какими средствами это будет осуществляться?

— Мне трудно сказать, поскольку я не знаю точного механизма передачи. Я знаю, что в подворье, в котором я настоятель, один кусок земли в собственности, другой в бессрочном пользовании. Это земли сельхозназначения, и имеются обязательство перед нашим государством их действительно обрабатывать. Это в нашем случае, когда так и происходит. А как это будет в дальних местах — мне трудно сказать. Надо смотреть, что будет на выходе. Когда закон примут. Мне кажется, что если это разумно будет соотнесено с возможностью Церкви, то и нормально будет.

«СП»: — Со сменой формы собственности появятся новые возможности распоряжаться этим имуществом. Будут ли в результате возрождаться монастырские угодья, находящиеся сейчас в запустении, эти Храмы несчастные, которые стоят, разоренные по всей стране? Или эта реформа в основном коснется дорогой земли и строений, скажем, в Москве, в крупных городах?

— Ну, дорогой земли-то мало, и она вся в основном-то уже распределена. Я не вижу ничего плохого в том, что церковь будет ответственна за эти земли. Хуже не будет. Другое дело, надо смотреть, в какой это будет форме. Насколько действительно будет возможность у Церкви заботиться, ухаживать за этим имуществом. Вообще, нельзя рассматривать отдельно церковную сторону этого вопроса и общественно-государственную. Церковь не сильно отличается от общества в этом смысле. Процессы те же самые. Может быть, только чуть более ответственное хозяйствование.

«СП»: — У нас не только церковные, но и государственные земли в большом запустении. Священники и монахи могли бы гораздо лучше справиться с возрождением этих территорий. Может быть, в этом залог какого-то возрождения сельского хозяйства, пусть даже в дальней перспективе?

— Ну, такого оптимизма я не испытываю, но по крайней мере это шанс вернуться к исторической церковно-хозяйственной деятельности.

«СП»: — Монастырские земли, монастырские угодья, в те времена, когда они были в собственности Церкви, большой доход приносили?

— Конечно, конечно. За счет этого многие монастыри жили и кормились, безусловно. Так исторически на Руси было, что земля делилась на частную, государственную и церковную. И для Церкви это было большое подспорье.


Из истории вопроса:

Решение о возвращении Церкви полных прав собственности на землю идет вразрез с тенденцией, имеющей место вот уже почти пол-тысячи лет. До сих пор светские власти пытались лишь ограничить Церковь в ее стремлении накапливать такого рода капитализацию.

Процесс начался еще с Ивана IV Грозного, который жестко ограничил возможность свободно го распоряжения церковной землей. Все сделки по монастырским вотчинам — как их покупка, так и продажа — могли происходить только с разрешения светской власти. Если это правило нарушалось, то земля изымалась.

Секуляризация церковных земель завершилась при Екатерине II, когда монастырские крестьяне были переведены в разряд экономических и отобраны у Русской Православной Церкви (РПЦ). При этом лишь одна восьмая часть годового дохода с земли оставалось у Церкви, а семь восьмых уходили в государственную казну. Это очень сильно выбило экономическую почву из-под Церкви.

Но последняя точка была поставлена Владимиром Лениным. В 1918 году у Церквей на территории России была окончательно изъята вся земельная собственность по декрету вождя Октябрьской революции.

Обратный процесс начался, по сути, только в XXI веке. В 90-е годы земельные наделы передавались церковным конфессиям на правах аренды в бессрочное пользование. Однако новый Земельный кодекс потребовал к 2004 году полностью устранить такую практику. Взамен к 2006 году были приняты ряд поправок, позволявшие Церкви приобретать, либо получать в собственность участки под культовыми сооружениями. Одновременно был наложен запрет на оформление в собственность сельхозугодий.

И вот теперь готовится по-настоящему революционное решение. В законопроекте, который оказался в распоряжении газеты «Коммерсант», предлагается передать церкви в собственность имущество, находящееся сейчас в ее безвозмездном бессрочном пользовании: культовые здания и сооружения с земельными участками, движимое имущество. Кроме того, в пояснительной записке говорится о необходимости вернуть все церковное имущество, изъятое после Октябрьской революции.


Фото [*], [*], [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня