18+
суббота, 10 декабря
Общество

Свято место — не пусто. Вопреки закону

К 700-летию святителя Сергия в Радонеже активно строят коттеджи. Святые источники, городища и некрополи под угрозой

  
16

— Мама! Смотри — Гарри Поттер и дементор!

Утро, возле концептуального памятника святителю Сергию Радонежскому, который 11-летний Артем принял за персонажей саги Джоан Роулинг, почти ни души. Туман стелется от подножья радонежской Преображенской церкви вниз, к источнику и в долину реки Пажи. Мама Артема, оглядываясь на стоящих рядом корреспондентов «СП», одергивает сына: «Ты что, не знаешь — это святой Сергий!»

Только что закончилась утренняя служба. Помимо самого настоятеля храма, на ней было лишь с десяток человек — хотя место и известное, но 8 утра буднего дня далеко не самое «пиковое» время. Площадка перед Преображенской церковью почти пуста — туристов, паломников и прихожан, на которых и рассчитан образцовый 50-местный паркинг, пока нет. Открывается несколько торговых мест — в притворе церкви и за ее оградой целый маленький базарчик со всеми видами «тематических» товаров.

Церковь, построенная в 1842 году, великолепна — такое впечатление, что она и не закрывалась в советские времена, хотя, конечно же, закрывалась. В двух шагах от золота и торжественной старины — продают свечи, книги о вере, жизни и здоровье. Самое, впрочем, удивительное бросается в глаза сразу при дверях храма — витринка «ремней мужских, женских и детских с молитвой». Не знаешь, что думать. То ли это оберег, то ли ремни для субботней порки с церковным благословением? Тогда это прекрасная в своей смелости попытка вернуть к жизни и сделать респектабельными нравы Домостроя…

В той части базарчика, что находится на улице, самое интересное — ковры-иконы. То есть иконы в виде ковров, которые, судя по всему, должно вешать на стену. И тепло, и благостно. Качество изображений, правда, таково, что человек, привыкший вешать на стены изображения, не повесит у себя в красном углу этакое полотнище 60*120… Зато иконы есть почти на все имена и праздники — хороший подарок.

— Ковры стоят 1200 рублей, бывает, за день 10 ковров раскупят, а бывает — за месяц, — поясняет торгующий товаром Алексей, — лучше всего берут ангелов-хранителей, Казанскую Божью Матерь. Ковры производят в Белоруссии, у них там остался комбинат, могут по заказу сделать с любым изображением, но это будет дороже стоить.

В ближайшее время, надо сказать, сбыт ковров и подобных вещей обещает сильно возрасти. Близится юбилей Сергия Радонежского: в 2014 году, через 700 лет после рождения ставшего главным русским святым отрока Варфоломея, Сергиев Посад и его окрестности станут центром небывалых торжеств. И, разумеется, число паломников, которых в Лавре и Радонеже и сейчас немало, должно вырасти до невероятных значений.

Радонеж, Лешково, Хотьково, пригороды Сергиева Посада и сам город — становятся сейчас большой стройкой, везде возводятся гостиницы, рестораны, парковки и коттеджи. Впрочем, Подмосковье этим не удивишь. Глазу непривычно не само строительство, а его стиль: консервативно-этнический, назовем его так. В Лешкове, например, возле храма уже почти достроен паломнический двор — коттеджи, трапезная и часовня из бревен огромной толщины. В диаметре самые толстые — едва ли не метр.

Строить (особенно в преддверии 700-летия святителя Сергия, праздновать которое недавно распорядился сам президент Медведев) нужно. Строить — хочется. А земли — Сергиево-Посадский район один из самых престижных и освоенных в области — явно недостаточно. И, кажется, некоторые из застройщиков нашли выход…


Утренний туман спадает, и от паперти Преображенской церкви в Радонеже открывается удивительный вид. В довольно глубокой долине течет Пажа, а на ее излучине — там, где правый берег самый высокий — характерные контуры городища, знакомые любому, кто интересовался археологией. Радонеж когда-то действительно был поселением укрепленным, и местные жители об этом помнят до сих пор. Когда им нужно в разговоре назвать это место по имени, они говорят просто — «Городок».

— Красиво, да? Люди такого никогда не сотворят, это все Он, — трудник Анатолий с ведром подходит к обрыву. До службы он был неразговорчив и хмур, после — преобразился. — Вы вот туда смотрите! Хотя отсюда не видно… Выше по течению есть настоящий святой источник. Туда люди приходят на костылях, там их и оставляют, уходят своими ногами!

Сам Анатолий — человек, похоже, сложной судьбы, как и многие православные трудники. Родился в Казахстане, в роду были сосланные туда чеченцы, сейчас живет и работает на подворье Лавры в Радонеже. О прошлом здесь, похоже, не слишком-то принято спрашивать: трудники улыбаются, но молчат и просят на всякий случай не делать фото.

— Святой источник, чудотворный. Обязательно туда сходите! Но только, боюсь, скоро его осквернят и уничтожат, — хмурится Анатолий. — Собираются строить дома, уже и дорогу туда проложили, ну, типа коттеджей.

…Это и есть тот самый способ изыскать землю в давно поделенном между собственниками Сергиево-Посадском районе. Свободную территорию нашли в охранной зоне Радонежа — он, как археологический памятник, взят под государственную защиту. Застройщики расположились хитро — с большой дороги пока еще не заметно, что делянки размечены и приготовления к строительству поселков и подворий уже завершены.

Территория вокруг Радонежа была объявлена охранной зоной еще в 1986 году, то есть ровно четверть века назад. С тех пор, правда, власти района так и не внесли охранную зону в государственный земельный кадастр — а значит, надзорные инстанции вполне имеют право не знать о ней и не препятствовать строительству.

— У нас всё возможно, — грустно говорит Анна, жительница одного из ближних садовых товариществ, «Прогресса». — Сильные мира сего где хотят, там и построят. У Анны трое маленьких детей, а в загородном доме они живут практически круглый год — убежали в деревню от городского шума и выбирали место, где будет побольше полей и лесов, а суеты поменьше. Теперь их благополучие под угрозой: если застроят и заповедное поле Радонежа, гулять придется только между коттеджными поселками, по дорогам.

У святого источника Казанской Божией Матери, что в полукилометре от Радонежа, видимой суеты застройщиков не ощущается. Тихо струится «святая» вода — из земли по обыкновенной железной трубе через желоб в бревенчатую купальню. На камнях сушатся осенние грибы. Вокруг ни души — только тракторист вспахивает поле от источника до дороги.

Однако строители здесь, рядом — их присутствие ощущается. Вот из-за ближайших деревьев проглядывает забор; вот вдоль забора идет человек в черной униформе частного охранника. Внутри пока ничего нет — этот поселок еще не начат строительством. Ничего нет — но территория уже охраняется.

Борцы за историческое наследие боятся, что будет непоправимо испорчен ландшафт Радонежа — а даже сейчас это во многом та самая «пустынь», которую выбрал для своего затвора святитель Сергий. Жители самого села порчи ландшафта не боятся — но переживают, что людей и машин вокруг станет больше. Особенно если некоторые поселки станут не коттеджными, а паломническими. «Нам вот где уже эти автобусы с тетками»! — такое настроение корреспонденту «СП» приходилось слышать и наблюдать в самых разных местах, ставших недавно центрами паломнического туризма в России.

Совсем недалеко от Радонежа — в Абрамцеве — подобная метаморфоза уже произошла. Правда, там место не паломническое, а туристическое, светское. Но скандал был и тут, причем еще в 2005 году. Тогдашнее руководство музеем-заповедником как-то допустило начало строительства коттеджей в охранной зоне — тогда поднялся шум, что заповедные ландшафты, которые вдохновляли весь абрамцевский кружок живописцев, будут непоправимо испорчены.

Сейчас этот проект, который после смены директора «Абрамцева» был заморожен, выглядит как пустой участок, огороженный металлическими столбами — сетка с них давно уже снята. А вокруг этого участка — старые и новые дачи, коттеджи, особняки. Процесс застройки охранной зоны, с одной стороны, остановили, с другой же — сама эта зона стала условностью…


Больше всего жители Радонежа переживают вовсе не из-за строящихся коттеджей. А из-за того, что на Городке теперь появилось кладбище. Это самое странное и самое вопиющее нарушение охранной зоны — могилы появились уже на самой бровке древнего обрыва, где и стоял древний поселок. Сельское кладбище не вмещает всех желающих — нужно расширяться, а единственный путь для расширения — всё в ту же охранную зону. И расширяются, потому что деваться некуда.

Неожиданно могилы находятся и прямо рядом с Преображенской церковью. Да не старые, а вполне ухоженные и современного вида. Одна из них вообще подпирает заднюю стенку того самого киоска, где торгуют коврами для православной молитвы. Кощунство? Вовсе нет; просто при советской власти кладбище было именно здесь, возле церкви. Потом здесь хоронить перестали, какие смогли могилы — сохранили, на месте остальных разбили парковку и организовали торговлю. «Это всё старые дела, мы тут ни при чем», — морщатся и торговец коврами Алексей, и трудник Анатолий.

«В мире есть царь, этот царь беспощаден». Нехватка земли — названье ему: и живые (предприниматели и обитатели коттеджных поселков), и мертвые испытывают эту нехватку. И расширяются, наступая на единственный кусок земли в сверхпрестижном районе, который пока еще остается незанятым. Точнее, он мог бы быть национальным парком — но, пока созданием такого парка никто не занимается, аргументы защитников исторических ландшафтов кажутся призрачными — даже на фоне обитателей кладбища. Тем более, что чиновники района люди весьма приземленные и словам о грядущем юбилее Сергия радуются как дети. «Это будет наша сочинская Олимпиада!» И что-то подсказывает — что речь не о спорте.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня