18+
пятница, 2 декабря
Общество

Генерал Олдак отделался испугом

Против бывшего начальника ГУВД Алтайского края возбудили уголовное дело — и менее чем через сутки снова закрыли

  
1186

Один и тот же действующий полицейский чиновник в течение прошедших суток дважды становился фигурантом новостей. В минувшую среду, 28 сентября, следственные органы Алтайского края сообщили, что против бывшего главы ГУВД региона Александра Олдака, ныне командующего полицией на Ставрополье, возбуждено уголовное дело по статье о превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия. А уже в четверг на сайте регионального управления Следственного комитета РФ (СКР) появилась информация о том, что постановление о возбуждении уголовного дела отменено руководителем ведомства. Причина отмены — «неполнота материалов проверки».

Напомним, уголовное дело, о котором идет речь, было возбуждено по поводу события, произошедшего три года назад. По данным следствия, Николай Михайлов, бывший начальник подведомственного Олдаку Барнаульского юридического института, в ноябре 2008 года составил фиктивный договор об оказании платных образовательных услуг в БЮИ МВД РФ. Согласно ему, обучение в институте должны были проходить сотрудники ГУВД. Александр Олдак этот документ подписал, поясняли в среду в СКР, и на счет института из краевого ГУВД были перечислены 10 миллионов рублей.

Отметим, что в среду следственные органы полагали: этими деньгами Михайлов распорядился по своему усмотрению. На него уже заведено уголовное дело, переаттестацию в качестве полицейского он не прошел, однако мера пресечения бывшему начальнику института еще не выбрана, он может свободно передвигаться по России. Что касается Олдака, то он прошел переаттестацию и, как ценный специалист, был отправлен на «горячий участок» — возглавлять Ставропольское ГУ МВД.

Как пояснили следователи СКР по Алтайскому краю, по делу Николая Михайлова производились «тщательные проверки», в результате которых было решено завести уголовное дело и на бывшего начальника ГУВД края. Материалы именно этих проверок, судя по последующим действиям следователей, оказались «неполными», и дело в отношении Александра Олдака в четверг было прекращено.


«В этом, в общем-то нет ничего необычного, — прокомментировал ситуацию Владимир Овчинский, экс-советник председателя Конституционного суда, генерал-майор милиции в отставке. — Вскрылись новые обстоятельства дела, поэтому как уголовное дело открыли, так могут и прекратить. Переаттестация, аналогично, происходила тогда, когда об уголовном деле речи не было. С юридической точки зрения всё в порядке».

Заметим, что в Алтайском крае бывшего начальника ГУВД любят и ценят — по крайней мере, бывшие сослуживцы. «Александр Григорьевич — высокопорядочный человек и, когда он пришел в ГУВД Алтайского края, польза для края была высока, почти неоценимая, как для личного состава, так и для населения», — заявил изданию «КП — Барнаул» бывший замначальника ГУВД по Алтайскому краю, а ныне замначальника ГУ МВД по Южному федеральному округу Тимофей Пан.

Однако сама непрозрачность и поспешность принятых решений — вчера дело открыли, сегодня уже закрыли — выглядит подозрительно, особенно в ситуации кризиса доверия общества к полиции. О проблеме в интервью «СП» рассуждал глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов:

«СП»: — Нормально ли это — такое поспешное закрытие уголовного дела?

— Здесь, конечно, есть разница: кто именно закрыл это дело. Один вариант — как сейчас, если сами же открывшие его следственные органы и прекратили уголовное преследование; совсем другое дело — если инициатором прекращения была Генпрокуратура. Эти две инстанции часто нейтрализуют друг друга. Один из ярких недавних примеров — расследование дела о смерти Сергея Магнитского. Там Генпрокуратура заявила, что к открытому СКР делу не причастны ни следователи, ни другие силовики.

Так что подобная практика, безусловно, существует. Что же касается уголовных дел, в которых замешаны сами правоохранители, то здесь уже принимаются зачастую не правовые, а политические решения. То есть дискуссия идет не о том, совершал или не совершал человек то или иное деяние, а о том, «чей» он, кто его прикрывает, какие последствия может иметь его преследование, целесообразно ли сейчас преследовать данного чиновника за это.

Кстати, самое ужасное, что с этим смирились все ветви власти. Например, депутаты — даже областного уровня — имеют право инициировать запросы, разбирательство. Задать правоохранителям вопрос: за что открыли уголовное дело против того или иного чиновника? А по какой причине прекратили? Однако же такие вопросы задаются очень редко — депутаты как будто тоже смирились с тем, что это лежит в политической плоскости, а не в правовой.

Так что нам постоянно говорят — господа, закон существует для вас, а элита живет по правилам целесообразности, влияния и так далее.

«СП»: — Можно ли с этим как-то бороться?

— Механизм борьбы с этим, конечно же, есть — это общественный контроль, за который выступил и президент Медведев. Но чтобы его запустить, нужно преодолеть уже упомянутую апатию общественников и депутатов. Нельзя считать, что это «не наше дело», что это «начальники дерутся» — надо пользоваться имеющимися возможностями для общественного контроля и дискуссии.

Тогда, если и случится подобное открытие и потом тут же закрытие уголовного дела — можно будет потребовать объяснений. И если он невиновен, если открылись новые обстоятельства, позволившие закрыть дело — то скрывать будет нечего, следствие всем всё объяснит.

Пока же формулировка, с которой закрыли дело — выглядит смешно. «В связи с неполнотой результатов проверки» — простите, это как? Если результаты неполные, то значит, какие-то результаты все же есть? Значит, факт деяния всё же был?..


Реформа системы министерства внутренних дел началась в России с января 2010 года. Тогда, после целой серии громких скандалов с милиционерами в 2009 году, в том числе расстрела мирных граждан майором Денисом Евсюковым и громких оппозиционных видеообращений Алексея Дымовского, президент Дмитрий Медведев заявил о необходимости коренной реформы ведомства. Ожидалось, что одним из первых шагов станет отставка самого министра Рашида Нургалиева, однако она не состоялась.

Тем не менее, несколько важнейших шагов все-таки были сделаны: был принят новый рамочный «Закон о полиции», в котором, в частности, сотрудники правоохранительных органов переименовывались из милиционеров в полицейские. Далее, прошла серьезная кадровая ротация — только за один день 18 февраля 2010 года Дмитрий Медведев отправил в отставку сразу 17 генералов милиции. На протяжении всей первой половины 2011 года сотрудники милиции проходили переаттестацию в полицейских.

Результаты реформы, на данный момент, ощущаются, прежде всего, в плане улучшения манер правоохранителей, общающихся непосредственно с населением. Стали вежливее сотрудники ГИБДД, подразделений патрульно-постовой службы. При этом приходится отметить, что злоупотребления (в том числе и связанные с пытками, избиениями) пока еще продолжаются. Как нередки и случаи, когда полицейские остаются безразличными к происходящим нарушениям закона. Для того, чтобы исправить эти моменты, необходимы изменения должностных инструкций, о которых говорят эксперты в течение уже многих лет.

Сведений о том, как идет в полиции борьба с коррупцией, в которой обвинили Николая Михайлова и к которой, возможно, причастен и Александр Олдак — пока не слишком много. По крайней мере, мы знаем только то, что человек, предположительно участвовавший в столь подозрительной операции, продолжает службу и успешно прошел переаттестацию. А уголовное дело, которое было открыли против него — немедленно закрыто.

Фото: asfera.info

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня