18+
пятница, 9 декабря
Общество

Баку пытается вернуть Карабах шантажом Москвы

Чтобы дипломатические аргументы выглядели весомее, Азербайджан за восемь лет увеличил военный бюджет в 20 раз

  
72

Азербайджан, активизировавший в последнее время свои усилия по возвращению Нагорного Карабаха, очевидно, намерен идти до конца: дипломатический источник ИА REGNUM в Баку сообщает, что «Азербайджан откажется от дальнейшего продления аренды Россией Габалинской РЛС (срок аренды которой завершается в 2012 году) и присоединится к проекту Набукко, если Москва в ближайшее время не выдвинет новые предложения по урегулированию нагорно-карабахской проблемы».

О чем идет речь? После развала СССР важнейшие элементы системы ПВО оказались на территории ныне независимых государств, из-за чего России пришлось арендовать их на коммерческих условиях. Например, за Габалинскую РЛС наша страна ежегодно выплачивает Азербайджану $ 7 млн. Взамен мы имеем возможность контролировать воздушное пространстство на расстоянии до 6000 км, включая Иран, Турцию, Индию, Ближний Восток, а также Индийский океан. Станция способна определить траектории полета выпущенных с этих направлений ракет, обеспечивая возможность их уничтожения силами ПРО страны.

Если же говорить о проекте Набукко, то его противостояние с «Южным потоком» тянется уже несколько лет. При этом реализация любого из них автоматически убивает конкурента. Чаша весов регулярно склоняется то в одну, то в другую сторону. Но построение «Южного потока» сегодня куда реальней. И угрозы Баку тут мало что способны изменить.

Тогда к чему они вообще? Это корреспондент «Свободной прессы» обсудил с президентом Института стратегических оценок и анализа Александром Коноваловым:

— Начнем с того, что предложения по урегулированию Карабахской проблемы должна выдвигать не Москва, а участники конфликта. Москва вместо них ничего сама не придумает. Она может выступить гарантом соглашения, о котором договорятся стороны, но если они сами не найдут взаимоприемлемых точек соприкосновения, то мы здесь ничем не поможем. Москва не может заставить Азербайджан отказаться от Нагорного Карабаха, и не может заставить Нагорный Карабах и Армению стать частью Азербайджана. Какое здесь может быть решение, никто не знает, включая нас самих.

«СП»: — Насколько тяжелые последствия для безопасности России будет иметь гипотетический уход с Габалинской РЛС?

— У нас под Армавиром уже построена значительно более современная и значительно более эффективная станция, так что если мы не будем арендовать Габалу, я не знаю, кому она вообще будет нужна — уж точно не Азербайджану. Так она приносит хоть какой-то доход, а иначе ее придется взрывать или демонтировать — в любом случае это только дополнительные расходы.

«СП»: — Если под Армавиром у нас уже стоит более совершенная станция, зачем платить за Габалинскую РЛС?

— А что же ее — бросить? Она тоже работает и передает информацию. Да, сектора обзора сильно накладываются, но не на 100 процентов.

«СП»: — На Украине-то выбросили…

— На Украине это было по требованию Киева. В каждом месте, где у нас исчезает система, которая передавала нам сигналы предупреждения о ракетном нападении, мы стараемся ее как-то замещать. Например, когда исчезла РЛС в Скрунде (Латвия), мы построили станцию в Ленинградской области. А бросить Габалу будет значительно дороже, чем эксплуатировать ее в сегодняшнем виде, хотя, наверное, когда-нибудь такое время настанет хотя бы из-за ее износа.

«СП»: — С РЛС понятно. А согласие Азербайджана на участие в Набукко?

— Этот проект характерен тем, что каждый раз вызывает очень бурную реакцию, но при этом имеет один фундаментальный недостаток — никто не знает, где брать для него газ. Этот проект скорее виртуальный и политический, чем технически обоснованный и экономический.

«СП»: — Президент Азербайджана регулярно делает агрессивные заявления о возможности силового возврата территории Нагорного Карабаха. Не является ли он уже заложником этой ситуации, как в прошлом в подобной же — Саакашвили?

— Любой азербайджанский политик в случае, если он скажет, что принял ситуацию в Нагорном Карабахе, как она есть, немедленно станет политическим трупом. Идти против общественного мнения практически невозможно. Как ни крути, Алиев должен делать такие заявления, которые позволят ему держаться на плаву. Но я не думаю, что у него есть достаточно сил, чтобы решить эту проблему военными методами.

«СП»: — Летом прошлого года Россия продлила договор о нахождении на территории Армении нашей военной базы. В него были внесены изменения, согласно которым, кроме «защиты интересов РФ», наши военнослужащие теперь будут «обеспечивать совместно с армянскими вооруженными силами безопасность Армении». Выходит в случае конфликта нам придется воевать с Азербайджаном?

— Тут очень сложная ситуация: поскольку Армения — член ОДКБ, любое нападение на эту страну формально будет рассматривается как нападение на Россию. К тому же для нас эта страна — стратегический союзник в Закавказье. Но это не значит, что Россия стремится испортить отношения с Азербайджаном.

«СП»: — Здесь вопрос, скорее, в желании Азербайджана

— Для него я тоже не вижу большого резона это делать. От того, что он испортит отношения с Россией, карабахская проблема не решится.

«СП»: — На Габалинской РЛС сегодня работает около 1500 российских специалистов. В случае начала конфликта, не станут ли они заложниками на враждебной территории?

— Нет, заложниками не станут. В худшем случае их просто выгонят и все. Но без наших специалистов Азербайджан эксплуатировать станцию не может. Украинцы, когда решили без нас использовать свои станции слежения в Севастополе и Мукачево, посадили туда своих офицеров. Но у них они были, а у Азербайджана — нет.

Другое мнение

Заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ Феликс Станевский:

— Я думаю, что вариант, при котором Россия выдвинет какие-то новые предложения по Нагорному Карабаху, довольно сомнителен. Хотя бы потому что она делает это не одна, этим занимается Минская группа — группа сопредседателей стран-членов ОБСЕ.

«СП»: — Насколько обострена сегодня ситуация вокруг Нагорного Карабаха?

— Очень обострена, причем еще с 90-х гг. В 1994 в Карабахе закончилась война, но несмотря на это, напряжение на границе сохраняется — перестрелки там довольно частое явление. Я не думаю, что открытый вооруженный конфликт обязательно повторится, но напряженность в этом регионе заставляет беспокоиться любого наблюдателя. Что касается Габалинской РЛС, Азербайджан сам заинтересован в том, чтобы Россия продолжала ею пользоваться, поскольку получает за нее значительные средства.

«СП»: — А что на счет проекта Набукко?

— Это вполне возможная вещь. В Европе есть мощные силы, которые его проталкивают, несмотря на то, что Набукко проект явно не экономический. Это вообще политическое дело, к экономике имеющее мало отношения. По крайней мере, часть лидеров Евросоюза испытывает очень большое беспокойство относительно энергетической зависимости Запада от России, считая ее чрезмерной. На этом фоне возможно участие Азербайджана. На него может оказываться давление, да и он сам может быть экономически заинтересован в этом проекте.

Справка «СП»

Президент Азербайджана Ильхам Алиев отличается традиционно резким отношением к проблеме Нагорного Карабаха. Во время последнего военного парада, проведенного 26 июня 2011 года, он назвал факт владения Арменией этой областью оккупацией 20% азербайджанской территории. Это, по словам президента, является временным явлением и не может длиться вечно.

«Нагорный Карабах — исконно азербайджанская земля, так было всегда, это так и сегодня, он просто временно находится под оккупацией, — сказал Алиев. — Территориальная целостность Азербайджана должна быть восстановлена. Она никогда не была и не будет темой переговоров. Мы стараемся, чтобы конфликт поскорее решился на основе норм международного права, и признанные на международном уровне границы Азербайджана должны быть восстановлены. Для этого мы продолжим дипломатические усилия».

Однако «дипломатические усилия» основательно подкреплены конкретной военной силой. По словам самого Алиева, ежегодно наращиваемый военный бюджет страны уже в полтора раза превышает весь бюджет Армении. «Если в 2003 году наши военные расходы составляли $ 160 млн долларов, в 2010 — $ 2,150 млрд, то в этом году этот показатель достиг $ 3,300 млрд», — заявил президент.

«Мы живем в условиях войны. Война еще не завершена, закончился лишь первый ее этап, и страна, живущая в условиях войны, в первую очередь должна уделять внимание военному строительству», — подчеркнул Алиев.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня