18+
суббота, 3 декабря
Общество

Путин предложил олигархам «всех стран» объединяться

Идею создания Евразийского экономического союза российский премьер списал у Назарбаева

  
98

3 октября, в газете «Известия» появилась статья премьер-министра России Владимира Путина, посвященная перспективам интеграции бывших советских республик на базе Единого экономического пространства и ЕврАзЭС. По мнению экспертов, эта публикация означает, что на президентские выборы 2012 года Путин пойдет с идеей возрождения СССР на экономическом уровне. Лидер Международного Евразийского движения философ Александр Дугин предположил, что в статье премьер-министр обнародовал часть идеологии, способная обосновать его возвращение к власти.

«Убежден, создание Евразийского союза, эффективная интеграция — это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века. Только вместе наши страны способны войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса, добиться успеха и процветания» -пишет премьер.

Между тем, мысли российского премьера, по крайней мере, не новы. Еще весной 2009 года в тех же «Известиях» была опубликована статья президента Казахстана Нурсултана Назарбаева «Евразийский экономический союз: теория или реальность». Как и Путин, лидер соседней страны тогда писал о мировом финансовом кризисе. Да и вывод сделал тот же: «В долгосрочной перспективе альтернативы ему (ЕврАзЭС — прим. „СП“) не существует».

О том, как следует расценивать публикацию нынешнего премьер-министра, «Свободная пресса» спросила директора Института проблем глобализации Михаила Делягина:

«СП»: — В своей статье в «Известиях» Путин говорит о ЕврАзЭС как о важнейшем интеграционном проекте на постсоветском пространстве. Как следует воспринимать подобную мысль на фоне недавнего решения тандема?

— Это очень правильные слова. И на этом пути даже сделан маленький шажок вперед — создан Таможенный союз. Но было и безумное количество фальстартов. Достаточно вспомнить, что Евразийский экономический союз уже существует, причем, очень давно. Но его никто не замечает. Что он есть, что его нет. Этот союз настолько малозначим, что премьер Путин то ли о нем забыл, то ли о нем не знает. А вообще идея интеграции очень правильная: это единственный способ для России отгородиться от хаоса, который пойдет с Закавказья и Средней Азии, если не обеспечить нормальное развитие этих территорий. Частично это уже произошло. Затем хаос придет к нам. Так что на словах Путин прав. Но политика последних лет за исключением попытки создания Таможенного союза не соответствует основной идее статьи. Возникает огромное опасение, что это просто предвыборный ход — надо что-то свеженькое сказать, вот и сказали. Но пройдет инаугурация, и про это забудут.

«СП»: — Но сама идея интеграции постсоветского пространства правильная?

— Это, конечно, очень классно. Но неплохо бы сначала заняться интеграцией самой России, потому что территории к востоку от Урала и территории к западу от Урала экономически связаны достаточно слабо. А тарифы на самолеты и поезда таковы, что очень слабо связаны еще и человечески. Люди с Дальнего Востока ездят в Китай, но они очень редко бывают даже на Урале. А, скажем, в Калининграде, 80% молодежи уже бывали в прилегающих странах Евросоюза, но мало кто гостил в остальной России. Понятно, что Путин не мог ничего сказать про внутреннюю интеграцию нашей страны, потому что лишь подчеркнул бы последствия своей собственной политики 2000-х годов.

«СП»: — То есть слова Путина, что ЕврАзЭС может стать связующим звеном между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом не имеют под собой объективных оснований?

— Нет, ЕврАзЭС действительно может им стать. Просто не стоит забывать, что такое звено уже есть — это морские порты Западной Европы, через которые возятся грузы с Дальнего Востока. Даже из Китая грузы в Россию ввозятся через порты Финляндии и Германии, потому что связываться с российской таможней и, в меньшей степени, с российскими железными дорогами просто никто не хочет. С другой стороны Азия уже нашла способ интеграции с Евросоюзом, пока Россия 20 лет хлопает ушами. Это интеграция через Среднюю Азию, причем без всякого участия нашей страны. Газопровод Набукко — это не бумажный тигр, а газопровод из Туркмении в Китай работает вполне успешно и эффективно, и его мощь, насколько я могу судить, будет только наращиваться. Так что мы можем успеть вскочить в последний вагон уходящего поезда, но нет никаких гарантий.

«СП»: — Можно ли ожидать, что на фоне следующего срока Путина будут совершаться шаги уже политической интеграции постсоветского пространства?

— Политическая интеграция вещь хорошая. Но дело в том, что для того, с кем вы интегрируетесь, вы должны быть привлекательны. Когда я рассказывал казахстанским чиновникам о том, что творят российские правоохранительные органы, они не могли поверить, что это правда. Захочет ли Казахстан, у которого силовые структуры вменяемы, а не напоминают террористическую организацию, политически интегрироваться с Россией? Можно что-угодно говорить про режим Лукашенко в Белоруссии, но он несравнимо лучше, чем Россия, использует свои ресурсы. Не белорусские общественные деятели, не чиновники и не политики, а простые люди, которые ездили в Россию на заработки и видели, как мы живем, говорили: «А зачем нам интегрироваться с Россией? Как можно себе представить, что ваше руководство будет заботиться о нас — белорусском народе, — когда оно уничтожает свой собственный?»

«СП»: — То есть о политической интеграции можно забыть?

— Не обязательно. Но чтобы она шла вслед за интеграцией экономической, нужно, чтобы страна было человеческой, привлекательной. Нужно построить человеческое государство, которое служит обществу, а не карманам своих чиновников. Я совсем не отрицаю того, что Владимир Владимирович такое государство сможет построить. Теоретически всякое бывает. Сталин конца 20-х и Сталин конца 30-х — это сильно различающиеся люди. Однако такого рода перерождения бывают редко. Хотелось бы получить ответ, почему это вдруг сейчас вспомнили об экономическом союзе? А у Путина много стимулов, чтобы об этом вспомнить. Я думаю, он впервые понял, глядя на Каддафи и Мубарака, что для него единственный способ сохранить жизнь, это — сохранить власть. В любом случае хорошие слова, даже пустые, лучше плохих слов. Лучше статья про то, что мы будем интегрироваться в постсоветском пространстве, чем повторение заявления «нескольколетней» давности, что если кому-то что-то не нравится, может «валить» отсюда.

«СП»: — Путин в своей статье заявил, что финансовый кризис имеет структурный характер. Свидетельствует ли это о том, что до нашей экономической власти, наконец, что-то начало доходить?

— У меня такое ощущение, что наша экономическая власть пробавляется газетой «Нью-Йорк таймс» годичной давности. То есть, люди сильно запаздывают с экономическим осмыслением реальности. Только когда в мире все стало уже очевидно, до них, видите ли, дошло, что это не конъюнктурные колебания.

Под другим углом видит этот вопрос заместитель председателя Общенациональной социал-демократической партии Казахстана «Азат» Петр Своик:

— Идея создания ЕврАзЭС изначально принадлежала Назарбаеву, он ее высказал еще в 1994 году. Она была правильной, но в том общемировом контексте не могла быть реализована. А сегодня создали уже и Таможенный союз, и общеэкономическое пространство — все то, о чем начал говорить Путин.

«СП»: — То есть развитие ЕврАзЭС вызвано объективной необходимостью реинтеграции постсоветского пространства?

— Да, но это не самое главное. Распадается однополярная глобальная модель мира. Коль скоро это происходит, процесс евразийской интеграции приобретает объективный характер, какие бы аргументы о том, полезно это или вредно, мы бы ни приводили. Мое мнение, что нынешний мировой кризис — это глобальное переформатирование однополярного мира в многополярный. России в нем, безусловно, достанется свое место. Она будет весьма проблемным блоком, но этот блок будет управляться самостоятельно, а не китайцами или европейцами. Это совершенно объективное следствие текущего кризиса, и отменить его никто не может.

«СП»: — Следует ли ожидать изменений в экономической политике России?

— Это вопрос противоречивый. Россия после распада СССР превратилась в такую же «развивающуюся» страну, как и Казахстан: экспортно-сырьевая экономика, зарубежные кредиты и инвестиции, рубль, как «местный доллар». Это тот самый «третий мир», в котором правящие олигархии базируют свои капиталы не внутри страны, а снаружи. В этом смысле это кризис такого устройства мира, в котором развитые и «развивающиеся» государства дошли в симбиозе до непреодолимых пределов, и в результате нас ждет переформатирование всей глобальной конфигурации. Из действий российской правящей элиты я не вижу, что она на самом деле понимает, что кризис носит структурный характер.

«СП»: — В таком случае следует ли ожидать, что Путин будет предпринимать попытки осуществить политическую интеграцию вслед за экономической?

— То, что будет политическая интеграция, это совершенно точно. Но она будет весьма проблемной, потому что интегрируются не парламентские, а олигархические и компрадорские режимы. Соответственно это будет не только интеграция, но и очень жесткая конкуренция. Страдать будет в первую очередь население, причем, вероятно, наше больше, чем ваше. Потому что российские олигархе покруче казахских и эксплуатируют Казахстан по полной программе.

«СП»: — Месяц назад на саммите СНГ Медведев раскритиковал эту организацию, заявив, что считает заявления об аморфности и слабом выполнении обязательств, принятых в ее рамках, вполне справедливыми. Путин в своей статье наоборот, подчеркнул важную роль СНГ. Какая позиция более правильна?

— Медведев, безусловно, прав. Но Путин также прав, если смотреть с точки зрения политкорректности: он очень аккуратно сформулировал принцип «Все полезно, если это правильно использовать». Понятно, что СНГ — организация достаточно разрозненная и никакой самостоятельной роли не играет, но с другой стороны, раз уж процесс называется «собирание» и «консолидация», то и она пригодится.

О чем пишет премьер:

«Во-первых, речь не идет о том, чтобы в том или ином виде воссоздать СССР. Наивно пытаться реставрировать или копировать то, что уже осталось в прошлом, но тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе — это веление времени. Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной „связки“ между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом».

«…хотел бы затронуть одну, на мой взгляд, весьма важную тему. Некоторые наши соседи объясняют нежелание участвовать в продвинутых интеграционных проектах на постсоветском пространстве тем, что это якобы противоречит их европейскому выбору.

Считаю, что это ложная развилка. Мы не собираемся ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять. Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов".

«Сегодня очевидно, что мировой кризис, разразившийся в 2008 году, носил структурный характер. Мы и сейчас видим его острые рецидивы. Корень проблем — в накопившихся глобальных дисбалансах. При этом очень сложно идет процесс выработки посткризисных моделей глобального развития. Например, практически застопорился Дохийский раунд, есть объективные сложности и внутри ВТО, серьезный кризис испытывает сам принцип свободы торговли и открытости рынков».

«Убежден, создание Евразийского союза, эффективная интеграция — это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века. Только вместе наши страны способны войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса, добиться успеха и процветания».

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня