18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

В очереди к Богородице

Христианскую реликвию первой предъявили Путину

  
12

Легендарную христианскую реликвию — Пояс Пресвятой Богородицы — доставили в четверг в Российскую Северную Столицу. Корреспондент «СП», как человек православный, не смогла пройти мимо такого события.

Паломники и послушницы

Ещё накануне я решила побывать в Воскресенском Новодевичьем монастыре, где, как было объявлено, предполагается выставить святыню на четыре дня, чтобы каждый желающий мог к ней приложиться. Благо, расположен монастырь, воссозданный за короткий срок практически из развалин, в самом центре города, на Московском проспекте. От моего дома это минут 15 на машине. Но я предпочла пешком, как принято у паломников. И не прогадала.

Едва свернув с Обводного канала на Московский, буквально уткнулась в хвост огромной очереди. Пошла вдоль тихой, чтобы не сказать, молчаливой толпы. В ней — мужчины, женщины разного возраста (их подавляющее большинство), многие — с малолетними детьми на руках. Только плач младенцев и вносил разнообразие в эту удивительную «живую ленту» страждущих.

Зачем, спросите, пошла в монастырь накануне да ещё ночью? За тем же, что и другие паломники: посмотреть, как готовятся там к встрече заветного ковчега, пообщаться со священнослужителями. А самое главное, наверное, для того, чтобы сердце свое настроить на внутренний и очень личный диалог — через Поясок — с Богородицей.

Слышала, подготовка началась ещё в первых числах октября, как только стал известен российский маршрут Пояса и место его короткого пребывания в Петербурге. К слову, от паствы, то есть, горожан, в Епархии до последнего скрывали название храма. Почему? На этот вопрос в Александро-Невской лавре, где располагается епархиальное управление, мне ответили коротко: значит так надо.

На территорию Новодевичьего монастыря я прошла, но в главный на сегодня монастырский храм Казанской Божьей Матери меня в столь поздний час пускать отказались. Мол, всё закрыто, никого нет, приходите завтра. Постояв у действительно запертой двери, поспешила к служебному входу. Едва приметная дверка его поминутно открывалась-закрывалась, чтобы впустить-выпустить согбенных женщин в длинных хламидах и в повязанных низко, до самых бровей платках — послушниц.

— Матушка, простите, можно узнать? — Обратилась к одной из них, сама по инерции пригибаясь, почти кланяясь ей в пояс — все ж таки с церковным человеком говорю!

Глянула на меня из-под платка, да так, что едва не обожгла взглядом, поджала губы, и — скрылась в служебном проходе.

— Может быть, вы скажите? — Сделала я шаг навстречу другой, более молодой, как показалось, послушнице. Та резко свернула с дороги, ускорилась, засеменив…

— Они тут всегда такие, не обращайте внимания, — услышала я за спиной приветливый (наконец-то!) голос. Женщина средних лет, многолетняя прихожанка монастыря по имени Галина, взялась провести меня в храм. — Я в первое время тоже удивлялась неприветливости «божьих дам». Потом решила: Бог им судья. Главное самой не озлобиться, не потерять веру в светлое, доброе, вечное.

Почти всё пространство великолепного убранного храма оказалось уставлено и усыпано цветами, преимущественно хризантемами, как белыми, так и фиолетовой окраски. В самом центре — специально приготовленный столик для ковчега с Поясом Богородицы. В дальнем углу за длинным, без скатерти столом — несколько женщин. Они молча разбирали полоски ткани, которую потом осветят у ковчега и будут, как обещают, вручать паломникам. Сумрачный свет, отблеск икон в нем, потрескивание свечей — Благодать!

Премьер и встреча

Аккредитоваться на это, извините, мероприятие, удалось далеко не всем журналистам. Не говоря уже о том, что сама аккредитация прошла почти полуподпольно: знал о ней избранный круг представителей масс-медиа из числа членов… правительственного пула. Уже за три дня до того, как Пояс Богородицы должен был быть доставлен в аэропорт Пулково рейсом самолета из Греции (хранится он там в мужском монастыре на Афоне), пробиться в число претендентов на получение спецбейджа оказалось невозможно. Причина стала понятна в четверг. «Случайно» оказавшийся в этот день в Петербурге премьер российского правительства Владимир Путин пожелал лично встретить православную делегацию с ковчегом. Ну, а там, где Путин, как известно, там только своя (то есть, его лично проверенная) пишущая и снимающая братия.

Напрасно торопились днем в четверг верующие к Новодевичьему монастырю, присутствовать на церемонии внесения туда Пояса. Спокойно могли бы посидеть дома лишних три — четыре часа, а не мерзнуть на холодном резком ветру у долгих подступов к храму. Как не торопился в Пулково премьер, выполняя свой дневной план по встречам и совещаниям в Петербурге.

Похоже, специально для него священнослужители организовали молебен в одном из помещений аэропорта. Премьер с первых дней во власти (то есть, с конца 1990-х годов, после переезда в Москву) демонстрирует свою набожность. Служба, затем непродолжительная беседа пока ещё второго человека в России с деятелями церкви. И короткий брифинг.

Поинтересовалась у коллеги из правительственного пула: что такого важного сказал Владимир Владимирович журналистам? «Да как обычно, — ответил тот, — одни декларации о скором наступлении коммунизма. Нам главное было — картинку с ним „взять“. Добавим пару цитат из недавнего доклада на форуме „Единой России“, и — в эфир».

В очереди за скандалом

С 15 часов четверга я заняла место в бесконечной, как показалось, очереди у Новодевичьего монастыря. В отличие от ночной, она была гораздо длиннее, шире (занят весь тротуар и часть мостовой) и более «нервная». Устав от долгого ожидания, замерзшие, проголодавшиеся люди с напряжением поглядывали по сторонам: никто не пристроился, случаем, в расписанную по номерам (как когда-то за дефицитным товаром!) толпу?

«У вас какой номер? — Спросила у меня миловидная пожилая дама. Я к этому времени стояла, почти не дыша, зажатая с одной стороны группой молодых паломников с младенцами на руках и без оных, с двух других — мрачными бабульками, что-то непрерывно бубнящими себе под нос. Непонимающе объясняю, что просто пришла, спросила, кто последний, встала, жду, как все. А что не так? «Миловидная» истерично засмеялась: «И кто ж вас Туда (в монастырь — авт.) пустит? Номер предъявите!».

Пожала плечами, продолжаю стоять, не вступая в перепалку. Что за ерунда, думаю, какие ещё номера. «Нет, вы посмотрите на неё, делает вид, что не слышит», — выкрикивает, показывая на меня пальцем и обращаясь к толпе, другая тетка, стоящая сзади метрах в пяти. «Да вы позже меня пришли», — не выдерживаю, отвечаю. — «Кто — я? А ты знаешь, что у меня внук больной? Я из области приехала. Да ты…», - тетка активно втягивает меня в скандал.

Достаю журналистское удостоверение. Объясняю: я по делам службы. «Ха, по работе она! — не унимается „областная“. — Знаем мы вас, напишите, как же». Она выкрикивает ещё что-то резкое, неприятное, надуманное. Но я не разбираю её слов, я уже далеко.

Мне уже не хочется ни стоять вместе с земляками, ожидая своей очереди входа в храм, ни лицезреть внесения туда заветного золоченного ковчега, ни даже преклониться — прости, Господи! — перед реликвией. По крайней мере, сейчас.

Может быть, завтра, с первыми лучами скудного осененного солнца, приду сюда вновь. Храм открывают в 6 утра. Я войду, наверное, не одна, с другими православными, молча преклоню колена у столика с Поясом. О чем буду просить Богородицу? О личном. А также о том, чтобы помогла Она вернуть на землю русскую мир и покой. И — самоуважение.

Из досье «СП»

Пояс Пресвятой Богородицы — христианская реликвия, принадлежавшая, по преданию, Деве Марии. Одно из немногих реальных свидетельств пребывания Её на Земле. В честь данной реликвии в Православной церкви установлено празднование «Положение честного Пояса Пресвятой Богородицы», совершаемое 31 августа по юлианскому календарю.

Предание из Менологии Василия II рассказывает, что пояс и риза Богородицы перед её успением были отданы Девой Марией двум иерусалимским вдовам, которые передавали эти реликвии из поколения в поколение. При императоре Аркадии (395—408 годы) пояс был перенесён в Константинополь и помещён в золотом ковчеге за царскою печатью в Халкопратийскую церковь.

Ковчег был вскрыт при императоре Льве VI (886—912 годы) и нашли Пояс, опечатанный золотым хрисовулом императора Аркадия, содержащим точную дату его положения — 31 августа.

Считается, что Пояс помогает страждущим в рождении детей, а также избавлении от разных недугов. В России он пробудет месяц. Побывает в 12 городах. Последний город, где с ним встретятся — Москва, конец ноября.

Санкт-Петербург

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня