18+
среда, 7 декабря
Общество

Авария с политическим подтекстом

Каждое ДТП с жертвами может обернуться, как в Брянске и Тюмени, вспышкой народного гнева

  
31

Вслед за нашумевшим ДТП в Брянске (где молодая девушка насмерть сбила на пешеходном переходе трехлетнего ребенка), громкая авария произошла в Тюмени. Там автомобиль Jaguar X-type, принадлежащий предпринимательнице Ирине Степанцовой, буквально разорвал на куски 23-летнего Ивана Духовских. Как и в Брянске, возмущенные слишком мягким отношением полиции к виновнице аварии, тюменцы вышли на улицы и добились более активного и жесткого подхода следователей к делу.

Авария произошла вечером 24 октября, когда уже стемнело. Иван Духовских переходил дорогу на зеленый сигнал светофора, сообщили очевидцы трагедии. Темный Jaguar подлетел к перекрестку на скорости около 140 км/ч, сбил пешехода и скрылся с места происшествия. Опознать автомобиль и вычислить его владельца оказалось возможным только по номеру — от удара передний регистрационный знак отлетел от машины и был обнаружен очевидцами.

Ирину Степанцову вычислили быстро. Она призналась в происшедшем, рассказала также, что с ней в авто был ее младший, 11-летний сын. Правда, в городе говорят, что за рулем была вовсе не сама Степанцова, а ее старший, 17-летний сын, который, как выяснилось, иногда брал «Ягуар» покататься. Тогда поведение водителя более понятно — сама 37-летняя Ирина вполне адекватна и вряд ли так глупо скрылась бы с места происшествия.

Пока же официальным подозреваемым по заведенному уголовному делу является именно Ирина. Дело было заведено так быстро, как позволили обстоятельства, — пояснили «СП» в тюменском управлении ГИБДД. Степанцова дала показания о том, что не привыкла управлять столь мощной машиной и не рассчитала усилия на педали, к тому же, возможно, перепутала педали газа и тормоза.

Тюменцев, впрочем, поразило даже не это — а то, что Ирину не лишили после аварии водительских прав, пусть и временно. Уже после ДТП предпринимательницу видели в городе за рулем другого авто. Это, в сочетании с мягкой мерой пресечения, заставило людей перекрыть дорогу, скандируя «Наказать! Наказать!». В результате, по состоянию на утро среды, Степанцова была все же лишена водительских прав — пока на год. По уголовному же делу ей грозит до 5 лет лишения свободы и лишение прав сроком на 3 года.

В среду утром еще одно резонансное ДТП произошло в Екатеринбурге — правда, здесь обошлось без жертв. Жительница Перми Ольга Карелина за рулем иномарки не справилась с управлением и въехала в очередь верующих, стоящих у Свято-Троицкого кафедрального собора для поклонения поясу Пресвятой Богородицы. Как выяснилось, Карелина сама хотела посетить святыню, однако перепутала газ с тормозом и в результате покалечила четверых — все женщины.

В Екатеринбурге, судя по городским форумам — тоже волна возмущения. Хотя не столь сильная, как в Брянске и Тюмени — ведь в данном ДТП нет жертв — но тенденция очевидна: водители стали любимой мишенью для народного гнева. О том, как это произошло и что с этим теперь делать, размышляет в интервью «СП» руководитель организации автомобилистов «Свобода выбора» Вячеслав Лысаков:

— Конечно, в основе таких массовых протестов, как в Брянске и Тюмени, лежит вполне закономерное недоверие к властям, в том числе к «Единой России». Но есть и элементы истерии, натуральной «охоты на ведьм». К тому же не будем забывать, что сейчас предвыборная кампания, многие силы пытаются использовать ситуацию против властей по принципу «чем хуже, тем лучше».

«СП»: - Гражданские протесты в Брянске и Тюмени — не являются ли прямыми «потомками» кампаний в защиту Олега Щербинского (его машина попала в ДТП под Барнаулом, когда погиб губернатор Михаил Евдокимов. Щербинский получил 4 года колонии-поселения, хотя из материалов дела было ясно, что причиной ДТП стала чрезмерная скорость автомобиля губернатора. После вмешательства общественности Щербинский был оправдан — ред)?

— Не думаю, что тут прямое родство. Все-таки, во-первых, в случае Щербинского ситуация была совсем другая. Там вина водителя губернаторской машины была очевидна — они на огромной скорости вылетели из-за пригорка и, пытаясь избежать столкновения с «Тойотой» Щербинского, улетели в кювет. Сами же не пристегнули ремни, иначе остались бы живы…

Даже в более похожем на брянскую историю случае с Анной Шавенковой всё было по-другому: там сидевшая за рулем девушка в первую очередь начала рассматривать повреждения своей машины, а пострадавших проигнорировала. В Брянске же виновница столкновения побежала к лежащим на асфальте, потом даже пыталась покончить с собой… И такой градус истерии!

«СП»: - Чем вызвано такое обострение реакции?

— Скорее всего, тем, что в последних авариях публика сразу же имела в качестве аргументов видеозаписи с места происшествия. Опубликованные ролики всех просто шокировали.

«СП»: - То есть, скандалы превратились в беспорядки благодаря Youtube, условно говоря?..

— Главные факторы — да, видеозапись и интернет. В данном случае мы имеем возможность наблюдать, как из инструмента гражданского общества Сеть превращается в инструмент толпы.

С этим можно было бы согласиться, если бы не одно «но». Злость вспыхивает не на ровном месте. Люди давно уже не верят в правосудие, в то, что виновные будут наказаны. А подогревают такие настроения как раз действия наших правоохранителей, нашего суда, наших чиновников. Сколько было случаев, когда сидящие за рулем милиционеры, прокуроры, служители Фемиды, высокопоставленные сотрудники различных госструктур, уходили от ответственности после серьезных ДТП. Или отделывались символическим наказанием. Теперь это все аукнулось, потому что невозможно «отмазываться» вечно.


«Теперь каждое подобное ДТП становится резонансным — поскольку сошлись две тенденции, — поясняет президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин. — С одной стороны, с 2006 года — как только ГИБДД приняла на вооружение программу повышения безопасности движения и освоила на этом миллиарды рублей — в каждом новом докладе статистика ДТП, смертей на дорогах и тому подобных неприятных параметров искусно снижается. На бумаге — мы, вроде бы, почти живем по европейским стандартам. Однако эксперты этим парадным цифрам не верят, да и в ощущениях нам дана тут вовсе не Европа. Налицо расхождение реальности и слов чиновников, это раздражает.

Вторая тенденция — общая социальная обстановка усложняется. Да тут еще и перед выборами действия тандема показали: перемен не будет, позитивных сдвигов тоже. Всё останется по-старому, в рамках грустной реальности. И вот когда расхождение реальности с бодрыми докладами накладывается на общий пессимизм, да к этому еще добавляется стереотип о том, что чиновники друг друга всегда отмажут — тут и начинаются безнадежные, зато искренние волны гнева".

От судов Линча водителей-виновников ДТП должны защищать представители правоохранительных органов, уверен Травин. «Это им предпоследний шанс показать, что они еще на что-то пригодны — хотя бы умерить уличные страсти, нейтрализовать протест «не по делу. Правозащитники же, увы, не имеют подходящих для защиты попавших под «волну» водителей инструментов».

При этом, если ДТП серьезное и может стать катализатором народного протеста, теперь суды и полиция будут стараться быстрее и жестче наказать виновников, полагает Травин. «Тут, конечно, не миновать того, что с водой выплеснут и ребенка, то есть слишком жестко обойдутся с теми, кто заслуживает, скажем, не ареста, а подписки о невыезде».


26 октября стало известно, что Ново-Савиновский районный суд Казани постановил прекратить уголовное преследование бывшего федерального судьи Эдуарда Солдатова, который в пьяном виде и насмерть сбил пешехода.

Дело слушалось в особом порядке, так как Солдатов полностью признал свою вину, передает корреспондент агентства, сообщил корреспондент «Интерфакс-Поволжье».

Суд прекратил уголовное преследование Солдатова по статье ст. 264 ч.4 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем, находящимся в состоянии опьянения, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека) за примирением сторон.

Таким образом суд удовлетворил ходатайство родителей погибшего 23-летнего Марата Гайнутдинова.

В начале заседания мать и отец погибшего заявили ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с тем, что Солдатов осознал свою вину, раскаялся, принес извинения и полностью выплатил материальный и моральный ущерб — более 1,5 млн рублей. Мать погибшего сказала, что решение о подаче ходатайства о примирении они приняли добровольно, никто на них не давил.

Фото: tapki.org

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня