18+
суббота, 10 декабря
Общество

Слуги народа вцепились в «мерседесы»

МЭР отказалось умерить наглость столоначальников с «мигалками» на городских трассах

  
11

Чиновники настаивают на своем праве ездить на автомобилях премиум-класса за бюджетный счет. Именно так приходится понимать новость о том, что Минэкономразвития в четверг заявило об отрицательном отзыве на законопроект, согласно которому чиновники могут покупать автомобили дороже 1 миллиона рублей за счет бюджета только с разрешения правительства. Сам отзыв уже размещен на сайте министерства.

Аргументы МЭР таковы: «Закупка дорогостоящих автомобилей с учетом более длительного срока их эксплуатации в ряде случаев может потребовать меньше расходов средств бюджета, чем более частый ремонт и замена дешевой техники». Кроме того, сама цифра в 1 миллион рублей, по мнению авторов, «носит субъективный характер». В документе также отмечается, что внесение таких поправок не решает проблему в комплексе, поскольку чиновники покупают не только автомобили, но и мебель, технику и прочее.


Сам законопроект, который пытаются утопить в Минэкономразвития, предложен депутатами от КПРФ Александром Куликовым и Владимиром Никитиным. Последний в интервью «СП» пояснил, зачем выступил с такой инициативой:

— Смысл нашей поправки, конечно, прежде всего символический. Машина в сегодняшней России — символ статуса, престижа. Тебя оценивают по тому авто, на котором ты ездишь. Именно поэтому мы не можем допустить, чтобы продолжалось нынешнее положение дел: чем хуже идут дела в российских регионах, чем больше вымирает людей, тем круче машины у чиновников.

Скажу по своей Псковской области: из 9000 деревень и сел 2000 уже вымерли, еще в стольких же деревнях живет до 10 человек. Это — опустение земли. Геноцид. Стыдно: об этом уже пишет даже New York Times, у них недавно вышла статья про Псковщину — «умирающая Россия на пороге Европы»…

Когда на этом фоне начальство находит бюджетные деньги на дорогие иномарки, а на закупку, скажем, медикаментов для льготников нет денег — это вызывает гнев у людей. Тем более что большинство из нас еще помнит, что 25 лет назад такие же начальники обходились «Волгами» и «Нивами», а производство продуктов было в разы выше, как и уверенность в завтрашнем дне… Нарастает недовольство, которое может довести и до социального взрыва! Министерство экономического развития, видимо, думает, что эту ситуацию можно длить вечно — но пусть они посмотрят на Египет и другие страны. Да на ту же Америку, где люди уже вышли на улицы, чтобы выступить против банкиров и спекулятивного капитала.

Мы не хотим в России хаоса. И именно поэтому пытаемся объяснить властям: психология наживы не приведет к хорошему. Нужно переходить на принципы разумной достаточности! Как это делают наиболее дальновидные западные руководители…

«СП»: — Заключение министерства — это гарантия того, что поправка будет отвергнута, или еще есть шансы?

— К сожалению, парламентское большинство всё больше превращается в штамповочный цех для правительственных законопроектов. Так что чаще всего отрицательное заключение министерства на законопроект означает приговор… Но мы, конечно, будем бороться до конца.

«СП»: — Почему именно 1 млн рублей?

— На 1 млн рублей можно купить вполне приличное авто. Например, кроссовер Hyundai ix35 — вполне нормальная машина. Не обязательно за государственный счет ездить на «шестисотых» Мерседесах. Те же, кто покупает такие машины за свой счет — ну, пусть ездят, конечно. Это дело других органов — смотреть, за какие деньги они купили эти машины…


Итак, речь идет еще и о некоем «воспитательном эффекте», который коммунисты рассчитывали получить, будь поправка принята. С Никитиным согласен и справоросс Геннадий Гудков, который продвигает альтернативный проект на основе документа, разработанного независимым политиком Алексеем Навальным. Правда, там фигурирует сумма в 2 млн, а не 1 млн рублей — некоторые, не самые дорогие, машины премиум-класса (скажем, Volvo XC90 в базовых комплектациях) сюда всё же вписываются.

«Помимо предельно допустимой стоимости автомобилей, в нашем проекте есть еще много особенностей, — рассказал „СП“ Гудков. — Главное отличие нашей поправки от коммунистической — то, что мы предлагаем распространить ее действие на все органы муниципальной власти, на госкорпорации, предприятия с более чем 20% государственного участия, дочерние предприятия с госучастием и так далее».

Дело в том, что есть довольно распространенная схема обхода законодательства о госзакупках, рассказал депутат: например, в Подмосковье шикарные лимузины руководства области не держат на балансе регионального правительства, а арендуют у компании «Мособлтранс». Так что правительство по документам чисто, зато через транспортную компанию (которая, по словам бывшего министра финансов области Кузнецова, выдавила с рынка множество конкурентов, а сама закупает автобусы по, вероятно, завышенной цене в 15 млн рублей при стандартной рыночной цене в 8 млн) проходят большие деньги. «В общем, те же яйца, вид сбоку», — резюмирует Гудков. Популярны и лизинговые схемы — также с использованием дочерних компаний. Чтобы перекрыть и эти лазейки, справороссы и модифицировали проект.

«В первую очередь — нужно, чтобы власти перестали жировать за счет нищего народа, — продолжает Гудков. — Чиновники не должны окружать себя роскошью, иначе власть начинает работать только сама на себя и на удержание собственной власти. Чиновники жиреют, а так недолго и до развала страны — так пал Рим, так пал недавно режим Каддафи. Так что, помимо экономии средств, действительно, важен воспитательный эффект. Привести власть в чувство, дать понять, что народ не стадо. Чтобы они заботились не только о собственной заднице».

Кстати, и аргумент МЭР по поводу стоимости обслуживания авто Гудков счел слабым: так, в частности, в начале октября этого года счетная палата Саратовской области выяснила, что на ремонт «Мерседеса» саратовского губернатора за два года было потрачено 5,7 миллиона рублей (стоимость нового аналогичного авто).


Возможно, если хотя бы один из этих законопроектов будет принят, нас ожидает неплохой «побочный эффект» — умерится наглость чиновников на городских улицах и трассах. «Это вопрос изменения психологии, — говорит координатор общества „Синих ведерок“ Петр Шкуматов. — А психология достаточно сильно зависит от машины, на которой ездишь. Пересаживание чиновников с представительских авто на машины среднего класса дает заметный остужающий эффект».

Действительно, зачем госслужащему BMW спортивной модификации с 500-сильным двигателем? — удивляется общественник. «Когда садишься за руль „заряженного“ автомобиля или даже на его заднее сиденье, — уверен Шкуматов, — появляется ощущение безнаказанности, оно рождает взрывную смесь. Этого чувства вседозволенности не будет, если люди вместо суперкаров будут ездить на тех же Toyota Camry, солидных, но не таких пафосных».

По сведениям «Синих ведерок», чиновники Генпрокуратуры — которые ездят именно на Camry — на дорогах ведут себя гораздо приличнее, чем другие чиновники с мигалками. В ФСБ много «неярких» машин: и Nissan, и пожилые «мерседесы», и даже «Волги». Они ведут себя не так разнузданно, как обладатели супердорогих авто, констатирует Шкуматов. Есть еще обширный автопарк Федеральной службы охраны — они тоже, по преимуществу, ведут себя на дорогах профессионально, не хамят.


Чьи интересы могут затронуть обсуждаемые законопроекты в случае, если они будут приняты? В России федеральные чиновники, как правило, пользуются автомобилями именно премиум-марок — прежде всего Mercedes, BMW, Audi, Volvo и Lexus. Выбор марки зависит, как правило, от предпочтений руководства гаража или принятых в одночасье решений высшего начальства. Так, в 2000-х годах целый ряд государственных ведомств «пересел» с Mercedes на Audi. Именно на машинах этой марки перемещается, например, мэр Москвы (Audi A8L). А вот первые лица страны по сложившейся еще во времена Бориса Ельцина традиции используют Mercedes-Benz — напомним, не так давно вокруг этой корпорации и ее VIP-продаж в России разгорелся скандал: в конце марта 2010 года компания официально признала, что платила в десятках стран, в том числе в России, в 2000—2005 годах откаты чиновникам за госзакупки автомобилей, указав в числе российских получателей откатов ФСО, МВД, Минобороны, мэрии Москвы, Уфы и Нового Уренгоя.

Особенно мощные скандалы сопровождают чиновные автомобили, когда они закупаются по заметно завышенным ценам (имеются основания предполагать откаты). Так, после публикации блогера Алексея Навального в Дагестане отменен аукцион на право заключения контракта на поставку автомобиля Audi А8L за 8,5 млн рублей (средняя цена в зависимости от объема и типа двигателя — около 4 млн). Аукцион должен был состояться на сайте госзакупок 28 марта, цена 8,5 млн указывалась как начальная (максимальная). Цена автомобиля, очевидно, объяснялась тем, что у него должна была быть высшая степень бронирования. Кроме того, лимузин должен был быть отделан кожей, оснащен переговорным устройством и CD-чейнджером на шесть дисков. По сведениям Навального, машина предназначалась для министра финансов Дагестана Абдусамада Гамидова.

Активно обсуждался и заказ таможней на 8,33 млн рублей автомобиля, точно описывающий удлиненный седан Audi A8, при том что максимальная стоимость в автосалонах Audi А8 может составить 7,5 млн рублей. Этот госзаказ был отменен после проверки прокуратуры, но в начале мая таможенники снова заказали Audi А8.

Органы власти в последнее время принимают меры к оздоровлению или хотя бы созданию видимости оздоровления ситуации. Так, мэр столицы Сергей Собянин весной 2011 года издал распоряжение, в котором говорится, что «служебный транспорт используется гражданскими служащими при исполнении своих должностных обязанностей в целях осуществления полномочий государственного органа города Москвы. Использование служебного транспорта для личных целей не допускается».

Из досье «СП».

Что касается ограничений на класс и цену автомобилей для чиновников, в Европе и США они, как правило, не нужны — баланс между желанием представительской статусности и экономией средств решается при выделении бюджета на закупку транспорта. Однако иногда проводятся и масштабные урезания бюрократического автопарка. В Испании, например, в целях бюджетной экономии чиновников высшего и среднего звена лишают служебных автомобилей и телефонов. Эксперты называют эти меры эффективными лишь с точки зрения улучшения морального климата в стране.

А правительство Китая намерено значительно умерить аппетиты чиновничьего аппарата, предложив новые правила выделения служебного автотранспорта. Как сообщают местные СМИ со ссылкой на делегатов проходящей сейчас в Пекине ежегодной парламентской сессии, совсем скоро будут утверждены поправки, согласно которым персональный автомобиль будет выделяться чиновнику только от уровня министра или губернатора. Всем остальным предложит пользоваться по служебной необходимости транспортом, закрепленным за тем ведомством, в котором работаешь.

При этом часто высшие чиновники различных стран — а еще более них наследные монархи — считают необходимым подчеркнуть свой демократизм добровольным «урезанием» автомобильного парка. Так, нынешний король Швеции Карл XVI Густав пользуется автомобилем компактного класса (Volvo C30), на который он пересел с куда более внушительных по размеру лимузинов в качестве жеста экономии и экологической сознательности.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня