18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Взорванные и забытые

В Удмуртии, спустя 4 месяца после страшных взрывов на полигоне, люди не могут вернуться в свои дома

  
99

Читаешь официальные сообщения, и сердце радуется: как все у нас хорошо! Особенно там, где ещё недавно было плохо. Например, в Удмуртии, в печально прославившемся минувшим летом Малопургинском районе.

Там, напомним, 22 июня (день в день с 70-летней годовщиной начала Великой Отечественной войны!) случилась крупнейшая за всю историю республики катастрофа на военном арсенале. Несколько тысяч человек остались в результате без крыши над головой. Снаряды рвались несколько часов кряду, практически уничтожив поселки Пугачево, Яган, Малая Бодья, Курчум-Норьёй, Абдульменево, Малая Пурга. Все они, к слову, всего в 30 — 40 км от столицы Удмуртии Ижевска. Тысячи семей в одночасье остались без крова.

«Всё починим, построим новое, нет оснований беспокоиться», — так успокаивали пострадавших людей власти. И почти что радостно добавляли: ну, случилось небольшое ЧП, где не бывает, человеческих жертв-то практически нет!

По официальной статистике погибли из-за страшных взрывов (цитирую) «всего 3 человека». Солдатик на полигоне да пара пенсионеров, некстати оказавшихся близ микрорайона с боеприпасами и скончавшихся якобы от страха — сердце не выдержало. По неофициальным данным - погибших было около 60 человек. Местные жители видели, как к месту ЧП подгоняли железнодорожный вагон, как грузили в него большие полиэтиленовые мешки, очень похожие на упакованные тела. Действительно, странно было бы, если б обошлось без серьезных жертв, ведь хранилось на военном складе около пяти тысяч вагонов с боеприпасами. По весу это порядка 150 тысяч тонн. По свидетельству очевидцев, интенсивность взрывов составляла один в секунду!

Нынче о погибших вообще ни слова. Нынче, в ноябре, — бравурный марш власти: «Министерство строительства, архитектуры и жилищной политики Удмуртской Республики сообщает, что из 3540 повреждённых взрывами домов восстановлено 3353, всего на восстановлении жилого фонда и объектов социальной сферы работает более 700 человек. По состоянию на 1 ноября произведена оплата ремонтно-восстановительных работ строительным подрядным организациям на сумму более 526 млн рублей».

Чтобы понятней был цинизм сообщения, вернусь на несколько месяцев назад, в лето-2011, когда военными из расквартированной близ Ижевска в/ч 86696 был получен приказ на уничтожение «излишков боеприпасов». Впрочем, опять-таки по официальной версии звучит это несколько иначе. Не излишков (откуда бы им у нас взяться, армия в последние годы, кажется, только сокращается и разоружается), а «устаревших снарядов». И не уничтожение, конечно, а списание. И вроде бы об этом военные своевременно всех там, на месте, проинформировали. Даже специально оборудованную площадку как будто подготовили для этого, чтобы подрывать «организовано в строго установленные рабочие дни в загодя определенное время». А оно взорвалось всё, к чертовой матери, как будто совершенно стихийно, неуправляемо. Или — наоборот, очень даже продуманно, как это делается обычно, чтобы скрыть следы. Поговаривают, что немалая часть снарядов (а это, кстати, совсем и не устаревшие ракеты, а вполне себе современные, начала 2000-х годов), «ушла на сторону» за хорошие деньги, надо же было «компенсировать недостачу»…

— У нас тут своя версия происшедшего, — рассказал корреспонденту «СП» пенсионер Михаил Завораев, всю жизнь с малых лет и до сегодняшних 67, проживший в этих краях. — Данную воинскую часть, чей полигон тут рядом, то ли сильно подсократить решили, то ли вообще расформировать. Её командир Банин этому воспротивился, так его сразу — раз, и в список министра обороны на увольнение из армии. Вот и он по-своему и ответил на этот министерский беспредел!

«СП»: — Михаил Петрович, вы лично, ваши близкие, ваш дом пострадали в тех летних взрывах?

— У всех всё пострадало. Рвалось больше суток и так, что удивляемся, как сами-то уцелели. Ничего подобного не видел даже в фильмах про разные катастрофы будущего, которые любят снимать американцы. Это будущее, похоже, у нас летом заблудилось.

По другой версии — случилось все потому, что просто сил у солдатиков не хватило. Снарядов много, а их самих (солдатиков) все меньше и меньше. Намотаются за день в части, потом ещё полигон…

Впрочем, история данного страшного ЧП — отдельная тема. Куда важней сейчас люди и их жилье в условиях стремительно наступающей зимы. А в центральных районах Удмуртии температура уже «устойчиво минусовая». Ночью опускается до «-10» градусов.

Звоню в санаторий «Сосновый», куда в первые дни из зоны бедствия было эвакуировано несколько десятков человек. Сотрудница, снявшая трубку, нехотя призналась, что с журналистами «разговаривать давно запрещено», но на правах анонимности рассказала, что беженцы из районов взрывов «ещё здесь, идти-то им некуда». Их не гонят, отдыхающих в санатории в последние годы немного, а за временных переселенцев администрация Удмуртии «платит хорошо». Такая же ситуация в санаториях «Металлург» и «Голубой вагон». К слову, всего из зоны чрезвычайной ситуации по данным МЧС республики было эвакуировано 28 тысяч человек. Большая их часть разъехались позже по родственникам. Но 9 тысяч оставались «в местах временной дислокации».

Теперь многие из них сами восстанавливают свои дома — точнее, то, что от тех осталось. По словам местных жителей, разрушенных домов осталось 1300. «А было 1500. Это если считать вместе с Малой Пургой, Курчум-Норьёй и Абдульменево. Я не знаю, кто и как там отчитывается, но эти данные точные, мы ведь друг с другом регулярно общаемся», — сказал «СП» один из ижевских журналистов.

Проверила, позвонив в Малую Пургу. Люди там, как призналась пенсионерка Антонина Середина, просто «устали ждать и напоминать».

— Пока было тепло, мы сами что могли, разгребли на пепелище, — вздыхает Антонина Сергеевна. — Сам дом, повезло, остался более-менее цел, только без крыши и окон. Мы временно закрыли дыры тем, что было под рукой. Зимой это, конечно, не спасет, уже не спасает. Муж не один раз ездил в райцентр, интересовался, когда же нам всё починят. В ответ — «ждите». А что ждать-то — когда замерзнем? Чтобы потом героическими усилиями всего края нас снова спасать?

У их соседей взрывной волной дом буквально разорвало на две части. Чтобы отремонтировать, нужны специалисты. Комиссия, приезжавшая в поселок определить ущерб, пообещала, что «с ремонтом не затянется, в две недели все сделают». Скоро полгода этим обещаниям…

Ремонт пока сделали тем, у кого повреждения не слишком серьезные. До более сложных руки пока не доходят. И это притом, что в Малой Пурге, в отличие от других пострадавших поселков, восстановительные работы идут с лета практически без остановки.

К слову, работают в обстрелянных деревнях главным образом бригады из самой республики. Из других регионов России строителей решили не приглашать. За каждым посёлком закреплён определенный город или крупный район Удмуртии, своего рода, шеф, который и курирует все работы.

В Пугачёво местные жители признаются, что к строителям претензий нет: «Люди в бригадах хорошие, стараются». Претензии только к власти. Причем, центральной, которая «делов натворила», а теперь спешит отчитаться, что всё в порядке, даже не удосужившись проверить, так ли это на самом деле.

В той же Малой Пурге представителей республиканской, и уж тем более центральной власти не видели давно. Зато регулярно читают в местных правительственных газетах бодрые отчеты о том, как у них в поселке «жизнь налаживается».

— Но обещанную компенсацию за материальный ущерб вам выдали? — уточняю у одной пожилой женщины, вспоминая опять-таки официальное сообщение о том, что «выплата единовременной материальной помощи гражданам на восстановление жилья собственными силами 72,818 млн рублей; выплата материальной помощи гражданам по утрате имущества составила — 121,931 млн рублей».

— А как же, ещё тогда, летом, аж по тысяче рублей на человека получили, — саркастически отвечает та. — Остальное, сказали, потом. С тех пор и ждем.

Компенсации — отдельная песня. По информации, опубликованной на официальном сайте Правительства Удмуртии, из Федерального бюджета «республике будет выделен беспроцентный кредит в размере 500 миллионов рублей на ликвидацию последствий взрыва». Правозащитники направили обращение на имя заместителя Председателя Правительства УР Ильдара Бикбулатова, возглавляющего Комиссию по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций, с просьбой «дать разъяснение, на какие цели будут израсходованы эти средства, а также каков порядок обращения пострадавших граждан для возмещения нанесенного их имуществу ущерба. Ответа пока нет. В правительстве, видимо, раскладывают пачки по стопочкам, чтобы выдать их пострадавшим, да все никак не разложат.

Поток обращений к правозащитникам тем временем растет. Безвинно пострадавшим людям больше некуда идти. «Ещё на грядущие выборы очень надеемся», — рассказали «СП» в одной такой удмуртской организации. «Первая ласточка» уже залетала: лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Раздавал, как водится, деньги. По 700 рублей в руки. Давка, говорят, за теми деньгами, была выдающейся. Удивительно, что никто серьезно не пострадал. Видимо, Боженька пожалел страдальцев, хватит, мол, им взрывов да беззакония, пусть хоть этой дармовой копеечке порадуются…

Справка «СП»

Утилизация снарядов стала в нашей армии в последние годы делом обыденным. И таким же плохо организованным, как все, что «тщательно продумано» военным министром с гражданским образованием мебельщика. Минувшей весной, например, от этой утилизации трясло Петербург. Да так, что народ с вещами выбегал из своих квартир на улицу — в частности, в северных районах города. Военные при этом только плечами пожимали: «А мы-то тут причем? Мы только чуть-чуть на дальних полигонах». Да и в этом признались лишь спустя пару месяцев непрерывных каждодневных взрывов, после того, как жители отправили официальный запрос депутатам местного парламента и губернатору.

Как восстанавливают у нас в стране частное жилье после ЧП государственного масштаба, россияне знают по прошлому году. Премьер Путин, лично курировавший возрождение населенных пунктов, пострадавших от пожаров, обещал «вернуть людям дома быстро, качественно, в лучшем, чем были виде». Полугода не прошло после этого, как с мест раздались вопли о помощи: построенные на скорую руку из дешевых бросовых материалов дома-коробки начали сыпаться — буквально, в них все отваливалось, отлетало и вылетало! — в первый же месяц после заселения. Не вспомнить, чтобы кто-то из строителей и чиновников, сэкономивших, то есть, хорошо заработавших на летних пожарах-2010, был потом наказан…

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня