18+
четверг, 8 декабря
Общество

Чукчи и ненцы получат «кочевую прописку»

Однако многим малочисленным народам угрожают безграмотность и исчезновение

  
890

Несколько дней назад Госдума приняла в первом чтении законопроект, позволяющий регистрировать представителей кочевых малочисленных народов в населённых пунктах, близ которых они кочуют. Инициирован документ Законодательным собранием Ямало-Ненецкого автономного округа, представил его думцам председатель регионального парламента Сергей Харючи. По его словам, до последнего времени как адреса в паспортах кочевников указывали: «Сеяхинская тундра», «Новопортовая тундра», «Гыданская тундра»… Принятие документа, по его мнению, позволит законодательно установить специальный порядок регистрации кочевников, отражающий особенности их традиционного образа жизни. Им будет гарантировано право на получение ряда государственных услуг, адресной социальной помощи и социальных пособий.

Приблизительно треть народов России вела кочевой образ жизни в прошлом, некоторые ведут его по сей день. В нашей стране проживают 45 малочисленных народов, 10 из которых ведут кочевой образ жизни. Большая их часть кочует по Крайнему Северу.

Одно из популярных заблуждений нашего времени, утверждают этнографы, заключается в том, что кочевники не умели ни читать, ни писать. Многие из них не только умели это делать, но и обладали собственной письменностью.

Этнограф, директор Музея кочевой культуры, участник множества экспедиций по Средней Азии, Монголии, Китаю, Крайнему Северу России и Антарктиде Константин Куксин называет российских кочевников верхним звеном биосферы: «Они имеют сильную зависимость от природы. Они никогда не покоряли и не изменяли природу, а подчинялись природным ритмам.

К окружающему миру кочевники относятся очень трепетно, как к живому существу. Они убеждены, что у деревьев, рек и всего, находящегося вокруг них, есть духи-хозяева. У природы нельзя брать лишнего: убили одного песца, второго и третьего лишать жизни нельзя. Ханты, прежде чем срубить дерево, просят разрешения у него.

«СП»: — Как следует налаживать взаимодействие между «цивилизацией» и кочевниками при освоении их исконных земель? Часто оно велось непродуманно, один из ярких примеров — освоение целины в 1950-е годы.

— И сегодня во многих случаях непродуманно вмешиваются в жизнь кочевников. Но имеются и положительные примеры: на Ямале начинают учитывать требования оленеводов и охотников. Правда, до той поры, пока это не мешает нефте- и газодобыче. Я убеждён, что приходя на их землю, мы должны вести себя как гости, обязаны знать и уважать их обычаи. Да, нужно добывать нефть и газ, но делать это необходимо с учётом интересов коренных народов.

Они должны жить своим трудом. Следует создать перерабатывающие комбинаты, для того, что они производят. В Монголии это удалось осуществить: там живут натуральным хозяйством и при этом поставляют мясо на экспорт — в Китай, Россию, США и Канаду.

У нас же во время коллективизации и освоения целины подрывали культуру и традиционную экономику кочевых народов.

«СП»: — Стало быть, не следует что-либо менять в их жизни?

— Они часть нашего мира, поэтому их жизнь изменяется. В чумах у кочевников давно появились телевизоры и ноутбуки, они пользуются спутниковыми телефонами, ездят на мощных снегоходах и «джипах». Но они берут только то, что им требуется, дабы не разрушать свою культуру и обычаи.

«СП»: — Чем занимаются кочевники, на что и в чём живут?

— Проживающие на северо-востоке страны чукчи, коряки, тельмены и юкогиры занимаются оленеводством и охотой. Живут в ярангах. Кочевники Крайнего Севера живут в чумах, занимаются оленеводством. Россия — крупнейшая оленеводческая страна в мире, 20% её территории покрывают оленьи пастбища.

«СП»: — Кочевые народы совершенно разные: чукчи, ненцы, эвенки… Что-либо их объединяет?

— Сразу вспоминается Маркс — не модный сегодня автор: бытие определяет сознание. Кочевников объединяет образ жизни. Проживающие в разных местах, никогда не встречавшиеся, они при встрече поймут друг друга: схожие обычаи и сказки, похожее отношение к миру, природе, домашним животным. Все они очень гостеприимны. Они похожи оттого, что проживают в одинаковых, крайне суровых, условиях.

«СП»: — Много ли случаев, когда ненец или ханты учится на рабочую или инженерную специальность и идёт работать, например, на нефтепромысел?

— Многие получают после окончания школ-интернатов специальности, но на работу устроиться им очень непросто. Работодателям невыгодны такие работники — им нужно платить «северные» надбавки. Берут на работу украинцев и молдаван. Немалую роль играет и предубеждение: чукчи, мол, глупы, как в анекдотах, ни на что не способны. Но это не так, и я об этом много писал.

Дети кочевников живут и обучаются в интернатах. Это огромная проблема: они оторваны от своей культуры, их на девять месяцев забирают в иные условия. Замечательно, что им преподают математику, физику, химию и русский язык. Но при этом они забывают свой язык. Многие девочки не возвращаются в тундру, они привыкают к комфорту. Молодым оленеводам не хватает невест. Школы-интернаты разрушают культуру кочевых народов.

Этнографы стремятся перевести хотя бы начальную школу в чумы и яранги. Несколько таких школ уже работают в Якутии и на Чукотке. Большое количество мальчиков, закончив девять, а во многих случаях лишь шесть классов, сбегают в тундру. Часто отцы забирают из интернатов мальчиков и девочек. Их по тундре разыскивают полицейские.

Некоторые дети кочевников выучиваются на зоотехников, водителей вездеходов, механиков и ветеринарных врачей, что необходимо в оленеводстве. Есть и такие, кто получает высшее образование.

«СП»: — Как у юношей-кочевников обстоят дела со службой в армии?

— Они освобождены от службы законом. Но некоторые парни стремятся в армию, желая увидеть другие края.

«СП»: — Какая сейчас ситуация с рождаемостью, смертностью и приростом населения у кочевых народов?

— Численность некоторых народов увеличивается. Например, у ненцев — это очень крепкий народ, сохранивший свою культуру. У них поднимается самосознание. Скоро ненцев в стране будет более 50 тысяч. У них появится возможность создать свою республику. Но они её не создадут: ненцы разделены на кланы, проживают в разных регионах — Ненецком АО, Ямало-Ненецком АО и Долгано-Ненецком АО. В случае появления республики, ненцы потеряют надбавки и пособия.

Не грозит вымирание и ханты, эвенкам, чукчам и зырянам. Детей в семьях много, правда, детская смертность выше, чем в среднем по России, но не критична.

Есть народы, которых осталось 100−200 человек. Это орочи, нитки, некоторые группы тельменов. Им уже ничто не поможет, они будут ассимилированы, их задача — сохранить хоть какие-то элементы языка и культуры. Народа уже не будет, но люди не должны пропасть.

«СП»: — Каковы перспективы кочевых народов в нашей стране?

— Кочевой образ жизни уходит в прошлое. Возможно, он просуществует ещё 50 или 100 лет. Но в случае гибели цивилизации, положим, от экологической или ядерной катастрофы, выживут только кочевники. Они, на мой взгляд, являются гарантом выживания человечества. Они способны жить без цивилизации.

«СП»: — Какое количество представителей кочевых народов проживает в России?

— Определённое число назвать не могу. Знаю, что эвенков — 46 тысяч, селькупов 2000, про ненцев я уже сказал…

Не назвали их количество и в Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. В вышеназванном законопроекте сказано, что представителей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, ведущих кочевой образ жизни насчитывается менее 50 тысяч.

Согласно данным Всероссийской переписи населения 2002 года, общее количество представителей малочисленных народов в Российской Федерации составляет 243 тысячи 982 человека.

Имеются кочевники и в других государствах. Оранглауты (морские кочевники, морские цыгане) проживают в устьях рек у побережий Калимантана, Суматры, Сулавеси и других островов Малайского архипелага. Они часто переселяются с острова на остров, живут в лодках. Большинство сохраняет племенные верования, часть приняла ислам. Их численность приблизительно 120 тысяч человек.

Туареги странствуют по Мали, Нигеру, Марокко, Алжиру и Ливии. Их более 5 миллионов. Основные их занятия — мотыжное земледелие (выращивают зерновые культуры, бобы и овощи) и разведение мелкого рогатого скота. Часть туарегов, населяющая Алжирскую Сахару и пустыню Тенере, кочует со стадами верблюдов и коз.

А на юге Кении и севере Танзании обитают масаи. Они насчитывают примерно 900 тысяч человек, из них приблизительно 350 тысяч живёт в Кении. В отличие от многих других племён, у масаи женщины занимают важное место в культуре и жизни племени. Их легко отличить по выбритой голове, ярким одеждам и бусам.

Люди кочуют на огромных пространствах Монголии, Западного Китая, Африки, Ближнего Востока, Северной Америки. Существуют сообщества бродячих охотников Австралии, Центральной Африки и Амазонии.

— Очень часто приходится слышать такие рассуждения: «Надо переселить кочевников города и сёла, и проблем не будет». Но это противоречит основным свободам и правам человека. И тем более нормам, закреплённым в общепризнанных международных актах, касающихся прав коренных народов, — говорит уполномоченный по правам коренных малочисленных народов в Красноярском крае Семен Пальчин. — Сейчас жителям севера Красноярского края приходится выбирать: либо научить своих детей традиционным промыслам, либо дать им современное образование. Вот уже нескольких лет подряд мне жалуются на интернаты ненцы, оленеводы из посёлка Тухард. Они отдают своих детей на учёбу в интернат, расположенный в 150−200 километрах от мест их кочевий. Долгие месяцы разлуки с детьми, по их словам, делают их неуправляемыми. Они перестают слушаться родителей, отвергают родные традиции и приобретают дурные привычки. Школьники, состоящие на учёте у нарколога, для этих отдалённых районов скорее обыденность, чем редкость. Опасаясь таких последствий, представители малочисленных народов либо совсем не отдают детей в интернаты, либо забирают их оттуда до окончания обучения. Например, дудинский интернат в 2010 году окончили три ребёнка, хотя в первый класс было зачислено 20 детей. При таком положении дел уже в ближайшем будущем эти народности могут стать абсолютно безграмотными.

Этнографы говорят, что региональные СМИ и руководство во многих частях страны замалчивают проблемы коренных народов, показывая федеральной власти красивые картинки. Проблему может увидеть только учёный или путешественник, который живёт вместе с ними и знает их. Местные жители не всякому пришлому расскажут о своих проблемах. Они часто боятся наказания со стороны властей.

Специалисты убеждены, что для решения проблем кочевников руководство страны должно прийти в чумы и яранги.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня